Судебный дискурс и место арбитражного процесса в нем

Byadmin

Судебный дискурс и место арбитражного процесса в нем

Снегирева Наталья Александровна,
старший преподаватель Ставропольского государственного педагогического института,
(г. Ставрополь, Россия)

СУДЕБНЫЙ  ДИСКУРС И МЕСТО АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССА В НЕМ

 

Языковая сфера правовой деятельности всегда привлекала внимание лингвистов. «В древнейших памятниках восточных цивилизаций встречаются свидетельства признания важности устного и документированного слова в процессе судопроизводства. Большое значение придается клятве, присяге, удостоверенным печатями записям сделок, завещаний, распоряжений» (Зархина, 2008, 5). И в настоящее время исследования в данной области не теряют своей актуальности, причем диапазон тем достаточно широк: от вопросов языка и стиля изложения судебных актов до фундаментальных исследований, в том числе в рамках юрислингвистики.

В широком контексте (с учетом экстралингвистических факторов) правовую сферу позволяет рассматривать  дискурсивный подход. С позиций социолингвистики дискурс рассматривается как общение людей с позиции их принадлежности к той или иной социальной группе или применительно к той или иной типичной речеповеденческой ситуации. В.И. Карасик выделяет  два основных типа дискурса: персональный (личностно-ориентированный) и институциональный (статусно-ориентированный). Нас интересует статусно-ориентированный дискурс, который «представляет собой институциональное общение, т.е. речевое взаимодействие представителей социальных групп или институтов друг с другом, с людьми, реализующими свои статусно-ролевые возможности в рамках сложившихся общественных институтов, число которых определяется потребностями общества на конкретном этапе его развития» (Карасик, 1998, 190-191).

Институциональный дискурс выделяется на основании двух системообразующих признаков: цели и участники общения. Так, например, цель судебного дискурса – установление истины,  политического — завоевание и удержание власти, педагогического — социализация нового члена общества, медицинского — оказание квалифицированной помощи больному и т.д. Основными участниками институционального дискурса являются представители института (агенты) и люди, обращающиеся к ним (клиенты). Это врач и пациент, учитель и ученик, политик и избиратель, священник и прихожанин.

Специфика институционального дискурса раскрывается в его типе, т.е. в типе общественного института, который в коллективном языковом сознании обозначен особым именем, обобщен в ключевом концепте этого института (политический дискурс — власть, педагогический — обучение, религиозный — вера, юридический — закон, медицинский — здоровье и т.д.), связывается с определенными функциями людей, сооружениями, построенными для выполнения данных функций, общественными ритуалами и поведенческими стереотипами, мифологемами, а также текстами, производимыми в этом социальном образовании.

К институциональному относится юридический дискурс и судебный как его разновидность и составная часть.  Для юридического  дискурса  в целом характерна  более широкая коммуникативная сфера,  сферой же формирования и функционирования судебного дискурса является зал суда.

Судебный дискурс как предмет исследования неоднозначен. Все исследователи едины во мнении, что это разновидность юридического дискурса, имеющая институциональную природу (соотнесенность с понятием социального института – суда)  и ритуальный характер. В отечественном языкознании судебный дискурс рассматривают как диалогическое общение в ситуации судебного заседания (Тютюнова О.Н.); общепринятый тип речевого поведения судьи, адвоката или прокурора, детерминированный утвердившимися стереотипами, возникшими в судебном процессе, и ограниченный конкретными обстоятельствами разбираемого дела в ходе судебного заседания (Лунева Е.С.); деятельность судей по правовому регулированию и регламентации действительности, получающая конечное выражение в их речи, а именно создаваемых ими текстах судебных решений (Шевырдяева Л.Н.); вербально-знаковое выражение процесса коммуникации в ходе судебного процесса, которое рассматривается в социально-историческом, национально-культурном, конкретном ситуативном контексте с учетом характеристик и намерений коммуникантов (Дубовская Т.В.).

В свою очередь в рамках судебного дискурса выделяются его более частные разновидности:  дискурс совещательный и состязательный,  дискурс правоприменителя, дискурс обвинения и защиты.

Мы придерживаемся мнения, что судебный дискурс является обобщающим понятием, объединяющим в себе множество дискурсов. Это разновидность институционального общения, сферой функционирования и  формирования которой является специализированный орган государственной власти (суд), осуществляющий правосудие.

Институциональный дискурс исторически изменчив: «исчезает общественный институт как особая культурная система и, соответственно, растворяется в близких, смежных видах дискурса свойственный исчезающему институту дискурс как целостный тип общения» (Карасик, 2002, 195). Однако можно сказать, что с появлением нового общественного института возникает и новый дискурс или разновидность уже существующего.

Так, в связи с произошедшими  в России в конце XX века преобразованиями в экономике и социальной сфере,  переходом к рыночным отношениям возникла необходимость в особых судебных органах. В качестве самостоятельной составляющей судебной власти Российской Федерации в Конституции РФ 1993 года закрепляются арбитражные суды, в компетенцию которых входит рассмотрение экономических споров, возникающих в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

То есть с появлением новой отрасли права можно говорить о появлении особой разновидности судебного дискурса, которой свойственны как  общие для правовой сферы общения черты, так и специфические, позволяющие выделяет ее как особый тип институционального общения.

Таким образом, арбитражные суды — это особая разновидность судебных органов, осуществляющих судебную власть путем разрешения экономических споров и иных дел, отнесенных к их ведению. Они имеют собственную компетенцию, а порядок судопроизводства в них имеет специфику, установленную Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (далее – АПК РФ). Поэтому мы рассматриваем арбитражные суды как дискурсивное сообщество.

Теоретической базой по данному вопросу послужили исследования Дж. Суэйлза и А.М. Каплуненко. Дж. Суэйлз рассматривает дискурсивные сообщества как «социориторические институциональные группы, объединенные общностью коммуникативных целей. Входящие в дискурсивное сообщество не образуют языкового сообщества, они могут быть дистанционно удалены друг от друга, принадлежать разным этническим слоям» (Ширяева, 2007, 106). Однако члены дискурсивного сообщества имеют достаточно высокий общий уровень осведомленности в определенной сфере общения, обладают знаниями специальной терминологии, жанровой организации информации. Дж. Суэйлзом были выделены признаки дискурсивного сообщества:

1. широкий спектр социальных целей;

2. наличие механизмов взаимной коммуникации;

3. средства передачи информации;

4. наличие типичных жанров;

5. специальная терминология;

6. дискурсивная компетенция участников.

Как уже отмечалось выше, судебный дискурс – это статусно-ориентированный дискурс, который представляет собой институциональное общение. Его ядром является общение базовой пары участников коммуникации: судьи – профессионального агента и граждан, нуждающихся в услугах данного института, —  клиента. Судьями в соответствии с Законом РФ от 26 июня 1992 г. N 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации» являются лица, наделенные в конституционном порядке полномочиями осуществлять правосудие и исполняющие свои обязанности на профессиональной основе. Это граждане Российской Федерации, имеющие профессиональную подготовку и соответствующие ряду требований, указанных в вышеназванном законе. В арбитражном суде в качестве  агента может выступать судья единолично, а также группа в составе трех судей или судьи и двух арбитражных заседателей.

Клиенты – это, во-первых, лица, участвующие в деле, защищающие свои либо чужие права и законные интересы и имеющие заинтересованность в исходе процесса; во-вторых, представители лиц, участвующих в деле. При этом первая группа лексически разграничена: стороны (истец и ответчик), третьи лица, заявители, заинтересованные лица, прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы.  Данное разграничение носит правовой характер и связано с особенностями судопроизводства, например, заявители, заинтересованные лица – в делах особого производства, а также о несостоятельности (банкротстве).

Основной целью судебного дискурса, в широком смысле, является установление истины (Карасик В.И., Тютюнова О.Н.). Цель арбитражного суда как дискурсивного сообщества заключается в защите нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, а также прав и законных интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц в указанной сфере. Кроме того, арбитражные суды должны содействовать становлению и развитию партнерских деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота; предупреждать правонарушения в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (статья 2 АПК РФ).

Четко определен хронотоп судебного дискурса. В арбитражном процессе временная протяженность соотносится с  понятием разумного срока, который включает в себя период со дня поступления искового заявления или заявления в арбитражный суд первой инстанции до дня принятия последнего судебного акта по делу. Место функционирования дискурса – здание суда.

Кроме того, описываемый дискурс ритуален,  поскольку ему присущи специфическая ролевая структура и сценарность, которая требует строго определенной последовательности этапов и действий в ограниченном пространстве и времени и предлагает участникам набор клишированных фраз и речевых штампов. Роли в дискурсе  четко распределены и за каждым участником закреплены функции, определенные нормами института правосудия.

Сценарность выражается в строгом протокольном порядке ведения судебного заседания. При входе судей в зал судебного заседания все присутствующие в зале встают. Решение арбитражного суда все находящиеся в зале судебного заседания лица выслушивают стоя. Лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса обращаются к арбитражному суду со словами: «Уважаемый суд!». Свои объяснения и показания суду, вопросы другим лицам, участвующим в деле, ответы на вопросы они дают стоя.

Судья при разбирательстве дела в  судебном заседании также должен придерживаться определенного порядка, который установлен пунктом 2 ст. 153 АПК РФ, а именно:

1) открывает судебное заседание и объявляет, какое дело подлежит рассмотрению;

2) проверяет явку в судебное заседание лиц, участвующих в деле, их представителей и иных участников арбитражного процесса, устанавливает их личность и проверяет полномочия; устанавливает, извещены ли надлежащим образом лица, не явившиеся в судебное заседание, и какие имеются сведения о причинах их неявки;

3) выясняет вопрос о возможности слушания дела;

4) объявляет состав арбитражного суда, сообщает, кто ведет протокол судебного заседания, кто участвует в качестве эксперта, переводчика, и разъясняет лицам, участвующим в деле, их право заявлять отводы;

5) разъясняет лицам, участвующим в деле, и иным участникам арбитражного процесса их процессуальные права и обязанности;

6) удаляет из зала судебного заседания явившихся свидетелей до начала их допроса;

7) предупреждает переводчика об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод, эксперта за дачу заведомо ложного заключения, свидетелей (непосредственно перед их допросом) за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний;

8) определяет с учетом мнений лиц, участвующих в деле, последовательность проведения процессуальных действий;

9) выясняет, поддерживает ли истец иск, признает ли иск ответчик, не хотят ли стороны закончить дело мировым соглашением или применить процедуру медиации, о чем делаются соответствующие записи в протоколе судебного заседания;

10) руководит судебным заседанием, обеспечивает условия для всестороннего и полного исследования доказательств и обстоятельств дела, обеспечивает рассмотрение заявлений и ходатайств лиц, участвующих в деле;

11) принимает меры по обеспечению в судебном заседании надлежащего порядка.

Символичность проявляется в наличии государственной символики (флаг, герб), мантии судьи.

Сформировано жанровое пространство дискурсивного сообщества, где центральное место занимает судебное  решение. В судебном дискурсе можно выделить две основные группы текстов, относящиеся к жанрам устной и письменной форм речи, что соответствует существующим сферам юридической деятельности. В арбитражном судопроизводстве особое место занимают состязательный процесс и судебное решение. Состязательность процесса обеспечивается диалогическими отношениями сторон в ходе судебного разбирательства. По результатам рассмотрения дела выносится судебное решение (определение, постановление). То есть, арбитражный процесс можно рассмотреть как единство процесса языковой коммуникации (жанры устной речи) и получившегося в ее результате объекта – текста (жанры письменной письменный речи).

Следует также отметить, что в конкретных отраслях права язык судопроизводства имеет некоторые свои особенности, обусловленные различными неязыковыми факторами. Так, «конституционное судопроизводство при решении некоторых вопросов обходится без открытого устного разбирательства. Есть лишь письменное обращение в Конституционный суд, с одной стороны, и позиция законодателя, которая уже выражена в законе, — с другой» (Губаева, 2003, 85). В данном случае наблюдается преобладание элементов письменного производства.

В гражданском судопроизводстве такие экстралингвистические факторы, как  возбуждение дела и его переход из одной стадии процесса в другую или прекращение под влиянием, главным образом, участвующих в деле лиц,  определение сторонами предмета и основания заявленных требований, изменение ими данных оснований и предмета иска, «предопределяют относительную свободу речи, близость к бытовому словоупотреблению, к стилистически сниженным ресурсам языка, что нередко поддерживается и самим характером материально-правовых требований, подлежащих защите» (Губаева, 2003, 87).

Таким образом, арбитражные суды – это иерархически организованная группа специалистов, обладающих собственной компетенцией и владеющих определенным количеством жанров, с помощью которых осуществляется коммуникация для достижения определенной цели. Арбитражное судопроизводство, являясь частью судебного дискурса и, сохраняя все присущие ему черты, имеет свои особенности, которые позволяют рассматривать его как дискурсивное сообщество.

Используемая литература:

  1. Губаева Т.В. Язык и право. Искусство владения словом в профессиональной юридической деятельности.  М., 2003.
  2. Дубовская Т.В. Судебный дискурс: речевое поведение судьи: Автореферат дис. …канд. филол. наук: 10.02.19. Саратов, 2010.
  3. Желтова О. В. Регулятивная специфика дискурса защиты в рамках институционального пространства судопроизводства: Дис. … канд. филол. наук: 10.02.19. Ульяновск, 2009.
  4. Зархина С.Э. Античные истоки философской юрислингвистики // Юрислингвистика-9: Истина в языке и праве: межвузовский сборник научных трудов / под ред. Н.Д. Голева.  Кемерово; Барнаул, 2008.
  5. Карасик В. И. О категориях дискурса. // Языковая личность: социолингвистические и эмотивные аспекты. Волгоград, 1998.
  6. Карасик В.И.  Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград, 2002.
  7. Правикова Л.В. Судебный дискурс: языковые аспекты // Вестник ПГЛУ. 2003. №3.
  8. Тютюнова О. Н. Коммуникативные стратегии  и  тактики  судебного дискурса (на материале немецких и русских телевизионных передач): Автореферат дис. …канд. филол. наук: 10.02.20. Волгоград, 2008.
  9. Шевырдяева Л. Н. Язык современного американского судебного дискурса  (на материале решений Верховного суда США): Дис. … канд. филол. наук: 10.02.04. М., 2009.

Ширяева Т.А.  Общекультурные и институциональные особенности дискурса // Знание. Понимание. Умение. М., 2007. №4.

Об авторе

admin administrator