Обсуждение проблем эпонимии в современной науке

Byadmin

Обсуждение проблем эпонимии в современной науке

Лейчик Владимир Моисеевич,

доктор филологических наук, профессор кафедры общего и русского языкознания
Государственного института русского языка им. А.С.Пушкина, академик Российской академии естественных наук (г. Москва, Россия)

ОБСУЖДЕНИЕ ПРОБЛЕМ ЭПОНИМИИ В СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ

Проблеме эпонимии посвящено множество работ, как лингвистов, так и представителей самых разных областей знания. Только в Интернете перечень аннотаций статей, книг и словарей по этой проблеме составляет 100 страниц. В научно-популярной статье «Эпонимы», помещенной в апрельском номере журнала «Премиум» (Красноярск) за 2007 г., иронически говорится о том, что обозначение «эпонимы» было бы запыленным лингвистическим термином, если бы эпонимы не окружали нас каждую минуту. Действительно, как показано в цитированной статье, например, география пестрит яркими названиями, основанными на собственных именах, типа архипелаг Бисмарка, Соломоновы острова, Новый Ганновер; термин дизель был запатентован немецким изобретателем Рудольфом Кристианом Карлом Дизелем в 1893 г.; бертоллетова соль была получена французским химиком Клодом Луи Бертолле в 1785 г.; рисование силуэтов по одной из версий было придумано французским министром финансов Этьеном де Силуэтом, жившим в XVIII веке.

Лексическая единица «эпоним» имеет два значения, которым соответствуют две эпохи ее применения в языке (интересно, что эти две эпохи частично налагаются друг на друга).

Первое значение слова «эпонúм» восходит к ранней истории. Уже в древнем Египте по имени бога, царя, героя называли города, племена, территории: в XIV в. до н.э. царь – муж Нефертити — принял имея Эхнатон («любящий бога Атона»). В древней Греции и Риме эпонимом называли лицо, от имени которого произведено название народа, местности и т. п.  (это единственное определение приведено в «Словаре» О.С.Ахмановой (Ахманова, 1966, 528) и в ряде других словарей и справочников, например, в канадском издании словаря Уэбстера (Webster’s encyclopedic dictionary, 1988, 318: – eponym, eponymous). Примеров,  подтверждающих эту дефиницию, имеется очень много. Например, в незаконченной статье из «Википедии», говорится, что эпоним (букв. давший имя) – это божество, реальный или легендарный человек или герой, в честь которого получил свое имя какой-либо географический объект (город, река, гора, лунный кратер  и т. д., например, Пелей, сын Эака – эпоним горы Пелия…). В античном мире эпоним – это первый из 9 архонтов в Греции, консул в Риме, имя которых использовалось для обозначения года, пока не было введено единое летоисчисление (ср. месяц август по имени императора Августа, июль по имени консула, а затем императора Юлия Цезаря). Латин – сын Одиссея и Кирки – это эпоним латинского племени. В мусульманской традиции предок – эпоним всех «южных» арабов Кахтан — противопоставлялся «северным» арабам – потомкам Аднана. Из эпонимов – имен, давших уже много веков назад название  географическим объектам, упомянем ещё Афины – в честь древнегреческой богини Афины и Эгейское море – в память о герое эпоса. Из истории известно, что в общественных местах стояли статуи эпонимов; можно сказать, что в свое время существовал культ эпонимов (ср. статуи богов, мифических героев, императоров).

Данное значение ЛЕ «эпонúм» сохраняется до XIX-ХХ вв. Из цитат,  приведенных в Национальном корпусе русского языка, видно, что это слово неоднократно применялось ещё в недавнее время: имя императора Александра с правом может быть признано эпонимом своей эпохи; при переименовании города Спасск в Демьянобедск эпоним [поэт Демьян Бедный. – В.Л.] принимал самое непосредственное участие в телеграфной переписке с исполкомом  [выделение мое. – В.Л.].(из упомянутой статьи в «Википедии). Слово «эпонúм» как общенаучный термин входит в лексический ряд «псевдоним», «аноним» и др.

В нашу эпоху значение слова «эпонúм» — «лицо, давшее название какому–либо объекту, процессу; собственное имя  (оним), перешедшее в имя нарицательное», устаревает и почти не используется ни в научном, ни в общеупотребительном языке.

Примерно с 60-80-х годов ХХ в. лексическая единица (ЛЕ) «эпóним» начинает фигурировать в различных языках для специальных целей, в том числе в качестве лингвистического термина. Перенос ударения означал одновременно и изменение семантики слова. Теперь словом «эпóним» обозначается тот объект, на который перешло личное имя – имя божества, героя или реального лица; название болезни или синдрома, анатомического органа в медицинской терминологии, название структуры, метода в абстрактной науке, изобретения в технике, географического объекта. Иначе говоря, в настоящее время эпоним – это не личное имя, давшее название объекту или процессу, а название самого объекта или процесса. Слово «эпóним», теперь уже как лингвистический термин, входит в ряд «антоним», «синоним», «омоним», «пароним», «топоним».  В то же время лингвистический термин «эпонимúя»  означает «образование новых слов на основе имен собственных» (Старичёнок, 2008, 716).

С этого периода начинает расти количество лингвистических и нелингвистических работ, где в дефинициях и описаниях  на первое место выносится имя нарицательное или даже имя собственное, но обозначающее понятие, на которое перенесено в  результате метафоризации или метонимизации  личное имя – эпонúм (теперь этот эпонúм оказывается в правой части дефиниции или толкования эпóнима).

Бóльшая часть эпóнимов представляет собой термины, почему и вся проблема называется в лингвистике «проблема терминов-эпонимов», и им посвящено много диссертаций, книг, статей, докладов, а также словарей специальной лексики. Достаточно назвать работу  М.Г.Блау, справочники В.Н.Губина, С.Б.Королева и Р.П.Самусева, словарь под редакцией Л.П.Чурилова, словари В.Д.Рязанцева и Е.М.Какзановой, три книги известного американского популяризатора науки Айзека Азимова, в том числе «Слова в науке» (см. библиографию в конце настоящей статьи). Судя по ссылкам в Интернете, имеется ещё значительное количество справочных изданий, содержащих термины-эпонимы.

Однако реальность свидетельствует о том, что эпонимами являются далеко не только термины – имена нарицательные, обозначающие конкретные и абстрактные специальные понятия. Современная теория языков для специальных целей и выделившаяся из лингвистики научная дисциплина – терминоведение оперируют концептами диалектической логики – общими, частными и единичными понятиями, в том числе и специального характера, которые соответственно обозначаются именами нарицательными, в первую очередь, терминами, далее — номенклатурными единицами, которые при ближайшей рассмотрении являются специфическими терминами, обозначающими или выражающими частные понятия (Шелов, Лейчик 2007) и, наконец, именами собственными, отражающими единичные понятия (подробнее: Лейчик 2009, 14-17).

Действительно, наибольшее количество эпонимов представляет собой термины, и неслучайно известный советский писатель и публицист Ю.А.Федосюк называл эти единицы языковыми памятниками выдающимся ученым, изобретателям, врачам, чье имя запечатлено в их творениях. Можно назвать десятки  тысяч терминов-эпонимов типа никотин от имени французского посла в Португалии (1558 г.), ртутный термометр Фаренгейта от фамилии немецкого физика Габриеля Даниэля Фаренгейта (1714 г.), шкала Цельсия по имени шведского астронома Андерса Цельсия (1742 г.), химический элемент тантал, названный так шведским химиком Йёнсом Берцелиусом в 1814 г. в честь персонажа древнегреческой мифологии царя Лидии (примеры взяты из упомянутой книги А.Азимова «Слова в науке»). Термины-эпонимы в большинстве случаев появляются в результате присвоения этих названий благодарными пользователями как «языковые памятники» выдающимся ученым, изобретателям, врачам. Реже сам автор присваивает объекту или процессу свое имя: название автомобильного двигателя дизель, как уже было сказано, было дано при получении патента немецким изобретателем Р.К.К.Дизелем (ср. наименование автомобильной фирмы «Форд» от фамилии создателя ее Генри Форда).

В соответствии с договоренностью, единицы измерения физических и математических величин, скорее всего, представляющие собой термины, в последние десятилетия получают наименования в честь великих ученых: джоуль, ампер, сименс. То же касается и названий вновь открытых и синтезированных химических элементов, которые именуют отантропонимическими и оттопонимическими эпонимами: франций, америций, менделеевий.

Вопреки распространенному ошибочному мнению, кроме обозначений общих понятий (то есть терминов-эпонимов), имеется огромное количество обозначений частных и единичных понятий, иначе говоря, эпонимов – номенклатурных единиц и эпонимов – собственных имен (онимов). Неточно ссылаясь на работу С.Д.Шелова и В.М.Лейчика (Шелов, Лейчик, 2007),  автор диссертации и ряда статей Е.М.Какзанова говорит о том, что наименования понятий, выделяемых из общих по такому второстепенному признаку, как имя первооткрывателя или автора, относятся к номенклатуре (Какзанова  2011, 17). На деле, «имя первооткрывателя или автора», не является здесь второстепенным признаком, и нижеприведенные эпонимы, хотя и относятся к номенклатуре, не менее показательны и ярки, чем  термины-эпонимы. Сама Е.М.Какзанова номенклатурные единицы-эпонимы в своих работах не рассматривает.

Лексический класс специальной, да и не только специальной лексики – номенклатура (единицы этого класса нередко неудачно называют «номены») включает многие тысячи наименований самой разной формальной структуры. Эпонимы занимают  в этом классе значительное место. Это, прежде всего, переосмысленные имена собственные – названия объектов по месту их производства (холодильники «Саратов», «Смоленск») или по фамилии владельца предприятия (легковой автомобиль «Форд»). Здесь возможны различные варианты, в том числе модификации изделия, названные по именам отдельных лиц: легковой автомобиль «Мерседес-Бенц» — в честь дочери одного из владельцев завода Мерседес, легковые автомобили «Шкода-Октавия», «Шкода-Фелиция». По фамилии ученого, разработавшего математическую формулу, появилась номенклатурная единица теорема Бернулли. По наименованию места создания или в честь древней пророчицы (дельфийский оракул) было предложено обозначение экономического понятия метод Дельфи.

Среди более чем двадцати моделей номенклатурных единиц имеется, кроме того,  значительное количество аббревиатур разных типов. Упомянем некоторые из них: пассажирские самолеты конструкции А.Н.Туполева Ту-104, Ту-144Б; реактивные самолеты конструкции А.С.Яковлева Як-40, его же спортивные самолеты Як-18, Як-50; легковой автомобиль ЗИЛ-110 от онима – названия завода «Завод имени Лихачева», стиральная машина ЗВИ («завод имени Владимира Ильича») (часть примеров приведена в учебном пособии (Шелов, Лейчик 2007)).

Наибольшее количество номенклатурных единиц – эпонимов относится к научным и техническим областям: биологии (ботанике), физике, химии, математике, языкознанию, шахматам, технике. К примеру, это — номенклатурные наименования, которые С.Д.Шелов относит к объектной антропонимической номенклатуре или антропонимической (фамильной) метаноменклатуре (в последнем случае — когда лексическая единица называет абстрактное понятие какой-либо области знания), а также объектной топонимической номенклатуре:  в физике счетчик Гейгера-Мюллера, уравнение Дирака, в химии жавелева вода, критерий Фишера, в математике декартов лист, интерполяционная формула Лагранжа, в биологии калоплака (лишайник) Томина, калоплака венгерская, полёвка Брандта,  полёвка памирская, в шахматах сицилианская защита, в языкознании гипотеза Сепира-Уорфа, Пражская лингвистическая школа (Шелов, Лейчик, 2007, 58-75 — Приложение 1).

Самые популярные (и поэтому частые) номенклатурные единицы состоят не из сочетания термина, поясняющего их, и собственно номенклатурного маркера, как это обычно принято, а включают только номенклатурный маркер; см. в «живых» текстах: «Я прилетел на Ту-144», «У меня на кухне стоит «Саратов»».

Очень распространенными являются онимы-эпонимы, которые являются не именами людей или географических объектов, а вторичными названиями единичных понятий, названных  в честь этих людей или объектов. Многие из них уже были упомянуты выше. Добавим ещё несколько: город Горький, селеноним Коперник. Характерно, что именно эти онимы чаще всего приводятся в словарях, когда пишут об эпонимах. В частности, эти последние примеры взяты из словаря русской ономастической терминологии Н.В.Подольской, которая ставит на первое место эпонúмы  (словарь создан до 1978 г., когда ещё только входило  в обиход второе понимание термина; оно отделено от первого словарной статьей «Эпонимическое имя», под которым имеется в виду как раз эпóним: Голицино, Ярославна) (Подольская, 1978, 165-166).

Онимы-эпонимы фигурируют в географии, экономике, физике, астрономии и многих других сферах. Специфическим подклассом этих лексических единиц является религия, в языке которой мы находим сотни обозначений: страсти Христовы, день успения Богородицы, день рождения Иоанна Крестителя, соломоново решение и т.п.

В текстах эпонимы живут разнообразной жизнью. Они могут использоваться самостоятельно, когда их семантика не вызывает сомнений. В других случаях приходится совмещать их с лексическими единицами других классов. Видоизменяя определение, приводимое В.А.Татариновым, который очень широко понимает терминонимы, практически как самые разные виды эпонимов (авторские термины, фамильне термины, персонимы, эпонимные термины и др.), выполняющие темпорально-локальную, персонифицирующую функцию (Татаринов, 2006, 68, 235), мы предлагаем называть терминонимами устойчивые сочетания термина и онима (термин+оним) типа Саргассово море, черноморский дельфин, закон Ваккернагеля.

Достойна отдельного рассмотрения проблема культурной роли эпонимов в истории цивилизации. Эта проблема намечена во многих работах. Специальное внимание культурологическому аспекту эпонимов в рамках изучения имен собственных уделяют В.А.Виноградов и Н.В.Васильева, а также ряд других отечественных и зарубежных ученых. Этот вопрос ещё ждет своего исследователя.

В содержательном (семантическом) плане самым изученным подклассом эпонимов оказались термины-эпонимы медицины и анатомии. Это легко объяснить тем, что для пользователей специальной лексики интересно знать, кто открыл, изучил и начал впервые лечить разные заболевания человека. В его честь —  с благодарностью врачу, ученому —  и называют орган человеческого тела, то или иное заболевание: болезнь Альцгеймера, болезнь Паркинсона (неэпонимический синоним дрожательный паралич), синдром Дауна. Поэтому больше всего создано словарей в этой области. Среди упомянутых выше есть словари, в которых содержится от 650 (под ред. Л.П.Чурилова) до 2300 терминов (Р.П.Самусев).

Рассматривая эпонимы с лингвистической точки зрения, интересно построить их классификацию в формальном плане. Она окажется достаточно разветвленной. Простейшим случаем является равенство эпонима и онима в названиях физических или математических величин: ом, гаусс, кулон. То же имеет место при создании вторичных (метафорических или метонимических) эпонимов в географии и астрономии: (город) Королев, планета Юпитер. Несколько видоизмененное наименование получил материк Америка по имени путешественника Америго Веспуччи. Чаще в этих случаях образуется производное или сложное слово: (поселок) Пушкино, (город) Ярославль. Это же относится и  к производным названиям в науке: дарвинизм, гегельянство. В научной терминологии создаются сложные слова: в физике Фурье-анализ.

Естественно, самым типичным способом для русского языка служит создание словосочетаний. Значительное место среди подобных эпонимов занимают сочетания прилагательного с существительным, где оним выступает или в виде прилагательного, или в виде существительного. Исторически притяжательное прилагательное может оканчиваться на –ово, — ево: абелева группа (математика), евклидова геометрия. В современную эпоху предпочтение отдается обычным прилагательным притяжательным; так, первоначальное лакмусова бумажка ошибочно представлено сочетанием лакмусовая бумажка. Сочетаний прилагательного с существительным в сфере эпонимов насчитывается много сотен: Александрийская школа (философия), калопака сибирская, калопака тирольская (биология), староиндийская защита (шахматы),  французская социологическая школа (языкознание). Несколько особняком стоят эпонимы типа третий закон Ньютона, но они не отклоняются от общих закономерностей образования словосочетаний соответствующего языка.

Практика показывает, что ещё больше в области эпонимии в русском языке насчитывается сочетаний существительного с существительным. Здесь имеются разные по семантике и форме виды. Чаще всего это существительное+существительное в родительном падеже: телескоп Галилея, реакция Криги, уравнение Аррениуса, формула Лапласа, калоплака Арнольда, защита Алёхина, закон Бругмана (Бругмана закон). Вариантом этой структуры является двойное имя: эффект Франца-Келдыша, закон Ломоносова-Лавуазье, химическая реакция Дэкина-Веста, защита Каро-Канн, закон Иллича-Свитыча-Дыбо. Тщательный анализ примеров свидетельствует о том, что среди терминонимов имеются семантически разные случаи: когда терминологическая часть представлена общенаучным термином или когда это — узкоспециальный термин соответствующей области знания. Этот факт не влияет на структуру терминонима, но он важен для отделения эпонима и формулировки дефиниции. В сочетаниях метод Дельфи, закон Ома первое слово является общенаучным, в сочетании интеграл Дирихле – математической неотъемлемой частью обозначения.

Специфической для эпонимов является структура словосочетания с предлогом по (нем.. nach). Она встречается в разных областях знания и деятельности: определение твердости металла по Шору, химический термин очистка по способу Эделяну. Реже используется форма с предлогом на; см. термин химии: проба Альмена на цианид.

В каждом национальном языке формальная структура эпонимов соответствует, в основном, привычным моделям слов и словосочетаний. Интересную таблицу немецких терминов-эпонимов, представленных словосочетаниями, приводит в автореферате своей докторской диссертации Е.М.Какзанова; здесь мы встретим и обычные сочетания прилагательного с существительным, и сочетания двух-трех существительных с артиклем и без артикля, и предложные сочетания, в первую очередь, с упомянутым предлогом nach, и математические термины-эпонимы с предлогом von, и более сложные конструкции.

Что касается английского языка во всех его территориальных вариантах, то в нем, как показали исследования, в  частности, В.А.Иконниковой, существуют все перечисленные при анализе русского материала структуры эпонимов. Любопытные наблюдения сделаны в работах О.В.Косоноговой, которая, изучая систему и функционирование  английского юридического дискурса, обнаружила совершенно особую форму создания терминов (!), онимов-терминов (терминонимов), онимов-номенклатурных единиц, в которых фигурируют собственные имена: например, Miranda warning – «предупреждение Миранды», которое зачитывается при аресте и разъясняет задержанному его права (это термин, и наряду с ним появились термины Miranda rule, Miranda ruling). В качестве номена выступает Erskine May как название неоднократно издающегося нормативного справочника по вопросам парламентской практики на основе имени первого составителя Эрскина Мэя, секретаря английской палаты общин с 1871 по 1889 гг. (Косоногова, 2011, 11, 13). Легко увидеть, что онимы, переосмысляясь и абстрагируясь, кладутся в основу разного рода эпонимов.

Заканчивая статью, нужно коснуться еще ряда вопросов.

При всех положительных качествах эпонимов следует упомянуть и их недостатки. Прежде всего, это трудности отнесения онимов к конкретным лицам, имя которых хочет увековечить автор эпонима. Так, в области математики нередко упоминается фамилия Бернулли. Но ведь известно, по крайней мере, четыре ученых, носящих эту фамилию. Какому из них посвящен термин закон распределения Бернулли? В отдельных случаях приходится к фамилии ученого добавлять его инициалы: математик А.Д.Александров. Применяя термин локон Аньези (форма кривой), во избежание недоразумений целесообразно указать, что этот термин назван в честь женщины-математика Марии Гаэтаны Аньези.

При изучении эпонимов необходимо напомнить, что, представляя индивидуальные наименования объектов и процессов в жизни общества, в том числе, научной жизни, эпонимы во многих случаях теряют качества таких индивидуальных обозначений – язык забывает первоначальное имя собственное. Вряд ли кому-нибудь придет в голову вспомнить имя римской богини весны и садов, любви и красоты Венеры, когда применяют эвфемизмы венерические болезни, венерология, вендиспансер. Не все помнят об открытии радиоактивного излучения немецким ученым В.К.Рентгеном,  когда используют наименование единицы излучения рентген и десяток терминов, относящихся к медицинским процессам и оборудованию. Можно утверждать, что при образовании гнезда (семьи) слов и словосочетаний исходный эпоним чаще всего забывается. В равной мере забывается оним, когда слово становится именем нарицательным. Так, первоначальное итальянское Pantaleone (Pantalone), которым называли в комедии дель арте смешного человека, стремящегося приобрести популярность у молодых женщин, но терпящего неудачу, начало обозначать его одежду (причем существовало слово и в единственном числе), а затем, перейдя во французский язык (les pantalons — панталоны), почти потеряло связь с именем собственным.

И последнее, о чем следует сказать, это лексикографическое отражение эпонимов. Словарей, содержащих только этот класс лексики, не так много, и распространение их ограничено. Правда, интерес к ним у людей, увлекающихся родным языком, как и у ученых разных специальностей, велик, и количество работ, посвященных эпонимам, постоянно растет.

 

Использованная литература:

1. Азимов А. Слова в науке: История происхождения научных терминов. М., Центрополиграф, 2006.

2. Ахманова О.С.Словарь лингвистических терминов. М., Сов. энциклопедия, 1966.

3. Блау М.Г. Судьба эпонимов: 300 историй происхождения названий. Изд-во ЭНАС, 2010.

4. Губин В.Н. Эпонимы в кардиологии, ангиологии и ревматологии: Справочник.  СПб, Фолиант, 2003.

5. Какзанова Е.М. Лингвокогнитивные и культурологические особенности научного математического дискурса: Монография. М., Товарищество научных изданий КМК, 2009а.

6. Какзанова Е.М. Терминологический энциклопедический словарь: математика и всё, что с ней связано, на немецком, английском и русском языках. М., Астрель: АСТ, 2009б.

7. Какзанова Е.М. Лингвокогнитивные и культурологические особенности научного дискурса (на материале математических и медицинских терминов-эпонимов). Автореф. дис…д-ра филол. наук. М., ИЯз РАН, 2011.

8. Королев С.Б. Словарь-справочник терминов, эпонимов, симптомов и синдромов в травматологии и ортопедии. М., НГМА, 2007.

9. Косоногова О.В. Онимы в юридическом дискурсе: система и функционирование (на материале современного английского языка). Автореф. дис… канд. филол. наук. Ростов-на-Дону, 2011.

10. Лейчик В.М. Люди и слова: Как рождаются и живут слова в русском языке/ Отв. ред Г.В.Степанов. 2-е изд., испр. и доп. М., Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009.

11. Подольская Н.В. Словарь ономастической терминологии. М., Наука, 1978.

12. Рязанцев В.Д. Имена и названия. Словарь эпонимов: имена собственные, перешедшие в названия; образование терминов и понятий; происхождение имен нарицательных; слова, употребляемые в переносном смысле. М., Современник, 1998.

13. Самусев Р.П. Анатомия человека в эпонимах: Справочник: более 2300 эпонимов, используемых в отечественной и зарубежной анатомии. М., Оникс, Мир и образование, 2007.

14. Старичёнок В.Д. Большой лингвистический словарь. Ростов-на-Дону, Феникс, 2008.

15. Татаринов В.А. Общее терминоведение: Энциклопедический словарь. М., Московский лицей, 2006.

16. Толковый словарь избранных медицинских терминов: Эпонимы и образные выражения/ Под. ред. Л.П.Чурилова. СПб, ЭЛБИ, 2010.

17. Шелов С.Д., Лейчик В.М. Номенклатурные наименования как класс научно-технической лексики: состав и функции. Учебное пособие. СПб, СПб. гос. ун-т, 2007.

18. The new lexicon. Webster’s encyclopedic dictionary of the English language: Canadian edition. New York, Lexicon publication Inc., 1988.

Об авторе

admin administrator