Носит ли высказывание «Я считаю, что она конченая стерва…» оскорбительный характер?

Byadmin

Носит ли высказывание «Я считаю, что она конченая стерва…» оскорбительный характер?

Меликян Вадим Юрьевич,

доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русского языка и теории языка факультета лингвистики и словесности Педагогического института Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону, Россия)

НОСИТ ЛИ ВЫСКАЗЫВАНИЕ «Я СЧИТАЮ, ЧТО ОНА

КОНЧЕНАЯ СТЕРВА…» ОСКОРБИТЕЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР?

В рамках расследования уголовного дела постановлением суда была назначена лингвистическая экспертиза в последнее время «популярного» выражения «конченая стерва».

Объект экспертизы: протокол допроса свидетеля.

Цель и задача экспертизы: освещение поставленных постановлением Мирового суда вопросов.

Для исследования были предоставлены следующие материалы:

уголовное дело по обвинению в порядке частного обвинения Гражданина в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.130 УК РФ.

На разрешение эксперта-лингвиста поставлены следующие вопросы (цитируется дословно с сохранением орфографии и пунктуации исходного документа, т.е. текста постановления суда):

1. Носит ли высказывание «Я считаю, что она конченная стерва…» оскорбительный характер?

2. Выражено ли высказывание в циничной неприличной форме, противоречащей правилам поведения в обществе?

3. Может ли при лингвистическом исследовании браться за основу Новый словарь русского языка под редакцией Ефремова, в котором слово «стерва» имеет пометку «разговорно-сниженное», а не «бранное», тогда как другие словари русского языка, начиная с Даля, а также под редакцией Ожегова, под редакцией Шведовой, Ушакова, Лопатина, Толковый словарь русского жаргона Грачева и Толковый словарь ненормативной лексики русского языка Квеселевича Д.И. Имеют пометку к слову «стерва» как бранное?

4. Какие типы лексики современного русского языка относятся к оскорбительной лексике?

5. Содержится ли в предложении «Я считаю, что она конченная стерва, поэтому и наговаривает на мою супругу, которая ей ничего плохого не сделала» слова, словосочетания или фразы, относящиеся к одному ил нескольким типам оскорбительной лексики?

6. Является ли данное высказывание – утверждением, мнением или иной формой языкового выражения мысли?

7. Имеется ли в высказывании «Я считаю, что она конченная стерва» отрицательная оценка личности гражданки Баевой М.И., подрывающая ее престиж в глазах окружающих, если да, то выражена ли такая оценка публично в циничной неприличной форме?

Обстоятельства дела известны эксперту-лингвисту из материалов уголовного дела по обвинению в порядке частного обвинения Гражданина в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.130 УК РФ.

В процессе исследования использовались следующие лингвистические методы анализа письменного текста:

1. Лексико-семантический анализ проводился с целью определения лексических значений слов и их сочетаний, толкования их значений и функций.

2. С помощью грамматического анализа устанавливались грамматические категории.

3. С помощью синтаксического анализа выявлялись синтаксические единицы, определялись отношения между ними, устанавливались синтаксические средства.

4. Контекстуальный анализ с целью определения значения языковых единиц и уточнения их смыслового наполнения.

5. Функционально-стилистический анализ проводился с целью определения стилистической специфики текста статьи, принадлежности к определенному функциональному стилю.

6. С помощью коммуникативно-прагматического анализа выявлялось коммуникативное намерение, замысел автора текста.

При производстве исследования были использованы данные нормативных грамматик, толковых словарей русского языка, лингвистических справочников, специализированной лингвистической литературы:

  1. Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста. М., 2007.
  2. Большой толковый словарь русского языка. Под ред. С.А. Кузнецова. СПб., 2006.
  3. Галяшина Е.И. Основы судебного речеведения. М.: Стэнси, 2003.
  4. Квеселевич Д.И. Толковый словарь ненормативной лексики русского языка. М., 2003.
  5. Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных слов. М., 2000.
  6. Культура русской речи: Энциклопедический словарь-справочник / Под общ. рук. Иванова Л.Ю., Сковородникова А.П., Ширяева Е.Н. – М.: «Флинта», «Наука», 2003.
  7. Лингвистический энциклопедический словарь /Под ред. В.Н. Ярцевой. М., 1990.
  8. Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Русский толковый словарь. М., 2002.
  9. Ожегов С.И. Словарь русского языка. Изд. 13, М., 1981.

10. Памятка по вопросам назначения судебной лингвистической экспертизы. Для судей, следователей, дознавателей, прокуроров, экспертов, адвокатов и юрисконсультов / Под ред. профессора М.В. Горбаневского. Москва: Медея, 2004.

11. Понятие чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и средств массовой информации. М., 1997.

12. Понятия чести, достоинства и деловой репутации: спорные тексты СМИ и проблемы их анализа и оценки юристами и лингвистами / Под ред. А.К. Симонова и М.В. Горбаневского. М. 2004.

13. Словарь русского языка / Под ред. А.П. Евгеньевой. В 4 томах. М., 1985.

14. Спорные тексты СМИ и судебные иски: Публикации. Документы. Экспертизы. Комментарии лингвистов. М. 2005.

15. Стилистический энциклопедический словарь русского языка / Под ред. М.Н. Кожиной. М., 2003.

16. Теория и практика лингвистического анализа текстов СМИ в судебных экспертизах и информационных спорах. В 2-х частях. М., 2002-2003.

17. Толковый словарь русского языка конца ХХ века. Языковые изменения / Под ред. Г.Н. Скляревской. СПб., 1998.

18. Толковый словарь русского языка начала ХХ1 века. Актуальная лексика / Под ред. Г.Н. Скляревской. М., 2006.

19. Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Русское сквернословие. М., 2007.

20. Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. М., 2005.

21. Цена слова: Из практики лингвистических экспертиз текстов СМИ в судебных процессах по защите чести, достоинства и деловой репутации / Под. ред. М.В. Горбаневского. 3-е изд., испр. и доп. М.: Галерия, 2002.

И др.

ИССЛЕДОВАНИЕ

В связи с поставленными вопросами для анализа материалов первоначально определяются исходные положения проводимого лингвистического исследования: уточняется смысл понятий, употребленных в формулировках вопросов и относящихся к  предмету исследования, а также основные лингвистические категории, используемые при производстве исследования. Анализ текста производится в соответствии с традиционными научными представлениями о современном русском литературном и нелитературном языке.

Высказывание (предложение, выражение) – основная синтаксическая единица, характеризующаяся законченностью мысли и выполняющая коммуникативную функцию.

Информация, содержащаяся в тексте, может быть определена как фактологическая (о конкретных ситуациях, событиях, поступках), оценочная (о качествах предмета речи) и директивная (организующая поведение людей).

Информация – это сведения, содержащиеся в сообщении и рассматриваемые как объект передачи. Информация может быть обобщающей (о типичных фактах), фактологической (о положении дел в окружающем мире), оценочной (об отношении к этим событиям отправителя информации или иных людей).

Информация может носить положительный, нейтральный или отрицательный характер. Нейтральная – это информация, в которой не описываются события, качества, поступки и др. в ценностных категориях (к такой информации не применимы оценки хорошо или плохо), например: Идет дождь. Отрицательная и положительная информация содержит соответствующие характеристики предмета речи (лица, организации, поступков, действий с точки зрения здравого смысла, морали, системы ценностей, принятых в данном обществе).

Информация может быть выражена в форме утверждения (прямого или скрытого), предположения, мнения или оценки.

Процесс информирования предполагает обязательное наличие двух важнейших функций, которыми наделяется высказывание: функцию сообщения и функцию воздействия. Таким образом, сообщая информацию, её отправитель всегда преследует определенную цель: добиться посредством передачи информации определенной реакции получателя сообщения. Эта цель называется коммуникативным намерением (замыслом) пишущего или говорящего. Это, в свою очередь, предполагает наличие полноценного (т.е. заинтересованного) слушателя (адресата, получателя информации). В качестве полноценного адресата предполагается собеседник, для которого сообщаемая информация обладает определенным уровнем субъективной значимости, например: информация касается личности самого адресата; он хорошо знаком с предметом речи; он не знаком с предметом речи, однако данная информация представляет для него личностную ценность и т.д.

Взаимодействие этих двух функций определяет использование слов, употребление различных языковых средств. Функция сообщения обусловливает применение как нейтральной (общестилевой), так и функциональной лексики. Функция воздействия обусловливает применение оценочных средств. Используя специальные познания, эксперт исходит из того, что лингвист должен анализировать весь текст, определяя значимость и значение того или иного слова или высказывания. Следовательно, для того, чтобы правильно определить значение и направленность  высказываний, указанных в вопросах, эксперту необходимо исследовать весь текст.

Речевой акт – это речевые действия, которые представляют собой обмен информацией. Классический речевой акт предполагает наличие, как минимум, двух собеседников, сообщаемой информации, коммуникативного намерения говорящего сообщить информацию, а слушающего ее получить.

Порочащая информация – сведения (информация), навлекающие позор на кого-что-нибудь, бесчестящие кого-нибудь. Порочащие сведения – это не соответствующие действительности позорящие сведения, это навет, это незаслуженный позор. Ср.: негативная информация, соответствующая действительности, — позорящая информация (10, с.30).

Утверждение представляет собой такую форму выражения мысли, в которой предмет речи мыслится как реально существующий. Информация, выраженная в форме утверждения, подлежит обязательному документальному (и другим видам) подтверждению, т.е. подлежит доказыванию.

Прямое утверждение грамматически выражается формой повествовательного предложения – как восклицательного, так и невосклицательного. Утверждения о событиях и фактах, или констатация событий и фактов, распознаются по отсутствию в предложении маркированности специальными вводными конструкциями и наречиями, выражающими сомнение, неуверенность (скорее всего, может быть, возможно и т.п.), или по наличию маркированности, подчеркивающей достоверность сообщаемого (известно, точно, доподлинно, без сомнений, фактически и т.п.).

Предположение – это такая форма выражения мысли, при которой предмет речи репрезентируется гипотетически, иначе говоря, его существование предполагается, допускается в качестве возможного. Предположение выражается при помощи специальных маркеров, т.е. слов и оборотов, передающих вероятность, неуверенность, сомнение, одну из ряда возможных версий, например, может быть, вероятно, очевидно, по-видимому, как представляется, думается,, мне кажется и т.п.).

Мнение содержит информацию, которая мыслится не абсолютно, а относительно представления о фактах объективной действительности, носителем которого является тот или иной субъект речи. Выражение мнения (устного или письменного) предполагает явное указание на его носителя, что выражается в наличии, как правило, специальных языковых средств (я думаю, по моему мнению, как считает …и т.п.).

Соотношение мнения и информации. Мнение может быть основанным на фактах, а может быть и предвзятым, не основанным на фактах: говорящий может излагать свое мнение рационально или бессознательно, субъективно, опираясь на эмоции, не отдавая отчета о том, почему именно он так считает. В любом случае субъективный характер информации, выраженной в форме мнения, не позволяет требовать от говорящего доказывания его правоты.

Оскорбление понимается как выраженная в неприличной форме отрицательная оценка личности, высказывание которой имеет целью подчеркнуть неполноценность, ущербность лица-адресата и /или его несоответствие функциям, положению и др. Сочетание данных двух факторов негативной оценки и неприличной формы является обязательным, т.к. не всякая негативная оценка является оскорбительной сама по себе. Средства оскорбления могут быть вербальными и невербальными (например, жесты). Оскорбление вербальное осуществляется с помощью слов и выражений, либо вообще не употребляемых в литературном русском языке (поскольку значение этих слов и выражений таково, что противоречит правилам поведения, принятым в обществе, общественной морали и нравственности), либо к определенным группам лиц, отличающимся специфическими признаками или манерой поведения (по той же причине).

Языковыми (словесными, вербальными) средствами, используемыми в характеристике человека или групп лиц в целях оскорбления, унижения достоинства этого человека или групп лиц, опорочивания чести и достоинства, с точки зрения лингвистики, являются определенные разряды слов литературного и нелитературного языка, использование которых в отношении определенного лица является оскорбительным.

К ним относятся: нецензурные (обсценные, матерные, бранные) слова, некоторые группы грубо-просторечных слов (вульгаризмы).

При этом должны учитываться дополнительные факторы: особенности личности собеседников, характер взаимоотношений между ними, обстановка общения, наличие или отсутствие прямого контакта коммуникантов в ситуации общения и некот. др. Например, слово мошенник по отношению к нашкодившему ребенку может носит шутливо-порицательный характер, слово стервец по отношению к более удачливому другу-сопернику в спортивном состязании – фамильярно-интимно-дружественно-одобрительный характер и т.д. Отдельные слова литературного языка при специфическом сочетании вышеотмеченных факторов общения могут приобретать оскорбительный характер.

Оценка (фактов, событий, лиц) – это приписывание предмету речи определенных свойств, качеств. Оценка может быть объективной (рациональной, логизированной, предметной) и субъективной (иррациональной, эмоциональной). Объективная оценка – это приписывание предмету речи свойств, которыми он обладает не зависимо от воли говорящего, например: интересная книга, высокое здание, хороший ученик и т.д. Субъективная оценка – это приписывание предмету речи свойств, которыми он обладает, по мнению говорящего, например: не просто хороший дом (объективная оценка), а хорошенький дом (объективно-субъективная оценка).

Оценка может быть языковой, т.е. отраженной в словарной статье толкового словаря, а может быть речевой, контекстуально обусловленной, т.е. приобретаться за счет эмоционально-экспрессивных коннотаций (добавочных значений, окраски, накладывающейся на основное значение для выражения различного рода экспрессивно-эмоционально-оценочных оттенков). Оценка может быть как явно выраженной (в вербальной, словесной форме), так и скрытой (имплицитной, подразумеваемой, затекстовой, подтекстовой). Выявление скрытой информации в тексте представляет наибольшую трудность в связи с высоким уровнем субъективности ее толкования.

Честь – общественная оценка личности, определенная мера духовных, социальных качеств личности, является важнейшим нематериальным благом человека наряду с его жизнью, свободой, здоровьем. Понятие честь включает три аспекта: а) характеристика самой личности (качества лица); нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чистая совесть; б) общественная оценка личности (отражение качеств лица в общественном сознании). Понятие чести изначально предполагает наличие положительной оценки; в) общественная оценка, принятая самой личностью, способность человека оценивать свои поступки, действовать в нравственной жизни в соответствии с принятыми в обществе моральными нормами, правилами и требованиями. Дискредитация человека в общественном мнении и есть унижение чести (10, с.32).

Репутация – оценка личности в общественном мнении, общее мнение о качествах, достоинствах и недостатках кого-чего-нибудь. Репутация определяет статус человека в обществе с позиции добропорядочности, представление о нем других людей или представление о себе в собственном сознании (10, с.31).

Достоинство – сопровождающееся положительной оценкой лица отражение его качества в собственном сознании. В отличие от чести достоинство – это не просто оценка соответствия своей личности и своих поступков социальным или моральным нормам, но, прежде всего, ощущение своей ценности как человека вообще (человеческое достоинство), как конкретной личности (личное достоинство), как представителя определенной социальной группы или общности (например, профессиональное достоинство), ценности самой этой общности (например, национальное достоинство) (10, с.24).

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЧАСТЬ

Исследование, проведенное на основе выдвинутых положений, по вопросам, представленным на разрешение эксперта, показало следующее.

1. «Носит ли высказывание «Я считаю, что она конченая стерва…» оскорбительный характер?»

Само по себе данное высказывание как синтаксическая конструкция является нормативным и относится к средствам нейтрального стиля. Однако любое речевое произведение, в частности, данное высказывание должно анализироваться с учетом целого ряда факторов: его содержания, формы и условий реализации, а также коммуникативного замысла. Анализ предлагаемого высказывания вне контекста, как предлагается в рамках поставленного вопроса, невозможен. Это не позволяет сформулировать каких-либо определенных выводов. Поэтому для ответа на данный вопрос необходимо ответить на другие вопросы, последовательно проанализировав все наиболее существенные аспекты организации данного высказывания по порядку, что будет сделано ниже.

2. «Выражено ли высказывание в циничной неприличной форме, противоречащей правилам поведения в обществе?»

Данный вопрос частично повторяет вопрос № 7. Кроме того, для ответа на данный вопрос, имеющий достаточно общий характер, необходимо ответить на другие вопросы, содержащие более частные характеристики данного высказывания.

3. «Может ли при лингвистическом исследовании браться за основу Новый словарь русского языка под редакцией Ефремова, в котором слово «стерва» имеет пометку «разговорно-сниженное», а не «бранное», тогда как другие словари русского языка, начиная с Даля, а также под редакцией Ожегова, под редакцией Шведовой, Ушакова, Лопатина, Толковый словарь русского жаргона Грачева и Толковый словарь ненормативной лексики русского языка Д.И. Квеселевича имеют пометку к слову «стерва» как бранное?»

При лингвистическом исследовании должны использоваться различные словари как нормативного, так и ненормативного языка, в том числе, «Новый словарь русского языка» под редакцией Т.Ф. Ефремова. Это обусловлено тем, что определение сферы функционирования, стилистической маркированности, а также смыслового наполнения того или иного слова в некоторой степени носит субъективный характер, определяемый уровнем профессионализма, теоретическими пристрастиями, жизненным опытом, коммуникативной практикой и т.д. составителя словаря. В словаре отражаются лишь единичные (два – три) признаки называемого предмета, заимствуемые из понятия, содержащего исчерпывающий набор его характеристик. Эти смысловые компоненты разными авторами могут по-разному оцениваться в качестве основных или факультативных, поэтому их набор в разных словарях может быть разным. Это подтверждается и тем фактом, что в каждом из названных словарей слово «стерва» имеет разное количество значений: у Д.Н. Ушакова, С.А. Кузнецова, Лопатиных – представлено одно значение, у Т.Ф. Ефремова – два, у В.М. Мокиенко и Т.Г. Никитиной (2000 г.) – три, у В.М. Мокиенко и Т.Г. Никитиной (2007 г.) – шесть и т.д.

Стилистическая маркировка значения слова в толковом словаре также носит в определенной мере условный характер. Она устанавливается на основе анализа большого количества случаев его употребления. А практика общения дает самые разнообразные варианты. Поэтому стилистическая помета в словаре – это усредненный вариант его стилистической характеристики. Это обусловлено несколькими причинами. Во-первых, в лингвистике является аксиомой положение, в соответствии с которым признается, что каждый носитель языка имеет свой особый толковый словарь, складывающийся из совокупности специфических толкований отдельных слов и их значений, что определяется целым набором разнообразных факторов (социальных, возрастных, половых и т.д.). Во-вторых, язык представляет собой динамичную систему, которая подвергается изменениям каждую секунду. Слова помещаются в новые контексты и в результате приобретают новые оттенки значения или самостоятельные значения, о чем свидетельствует самый последний словарь В.М. Мокиенко и Т.Г. Никитиной («Русское сквернословие. Краткий, но выразительный словарь», 2007 г.), в котором дается шесть значений слова «стерва», а не одно, как это представлено в основном в словарях, составленных в более ранние периоды лексикографической практики.

В процессе словоупотребления слово способно изменять и свою стилистическую маркировку, а также сферу функционирования. Так происходит сегодня и со словом «стерва», которое попало в тексты песен, в названия книг, кинофильмов и т.д. Результатом этого является размывание сферы его функционирования: из грубо-просторечного оно постепенно перемещается в зону просторечного или даже разговорно-сниженного, о чем свидетельствует мнение достаточно авторитетного составителя словарей Т.Ф. Ефремова.

Скорее можно признать совершенно не корректным обращение к устаревшему словарю В.И. Даля, который отражает стилистические нормы совершенно другой эпохи и не способен помочь в подобном споре. Не следует брать во внимание также словарь Д.Н. Ушакова, который также является во многом устаревшим в данном аспекте, а его «осовременивание» силами сотрудников одного из издательств не вызывает доверия у специалистов.

4. «Какие типы лексики современного русского языка относятся к оскорбительной лексике?»

Слово «оскорбить» в «Словаре русского языка» под редакцией А.П. Евгеньевой (1982 г., том 2) имеет следующее значение: «Крайне обидеть, унизить кого-л.; уязвить, задеть в ком-л. какие-л. чувства. Очевидно было, что Савельич передо мною был прав и что я напрасно оскорбил его упреком и подозрением. Пушкин, Капитанская дочка. Оксана, глубоко оскорбленная, что Петро почти перестал ей писать, старалась не вспоминать о нем. Поповкин, Семья Рубанюк» (С. 647). Как видно из приведенных контекстов употребления данного слова, оскорбить можно разными способами: словом (как грубым, так и нейтральным в стилистическом плане), а также поступком (как аморальным, так и нормальным с точки зрения морали, например, молчанием, невниманием и т.д.). Таким образом, слово «оскорбить» («оскорбление», «оскорбительный») не способно выступать в качестве лингвистического термина, а также критерия классификации, дифференцирующего отдельные пласты лексики в стилистическом плане. Это подтверждается тем фактом, что данная стилистическая помета очень редко используется в лексикографической практике, а также в теории стилистики не имеет четкого толкования и отсутствует в словарях и справочниках лингвистических терминов.

В целом классификация лексики, границы отдельных ее пластов, а также критерии их выделения в современной лингвистике не имеют однозначной трактовки.

Стилистическая дифференциация лексики традиционно производится на три основных пласта: возвышенную, нейтральную и сниженную. К сниженной лексике относятся слова, характеризующиеся разговорной окраской (хотя существует мнение, что разговорную лексику следует делить на литературную и нелитературную), а также просторечные, грубо-просторечные и матерные слова (инвективы, обсценная лексика, нецензурные слова). Данные пласты даны в порядке увеличения степени сниженности.

Термины вульгаризм и бранный имеют межстилевой и размытый характер. Они применяются к различным пластам сниженной лексики и дают ей специфическую характеристику. Например:

«Вульгаризм. Слово или выражение, свойственное фамильярной или грубой речи» (Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966. С. 92); «Вульгаризмы. Грубое слово или выражение, находящееся за пределами литературной лексики. Вместо лицо – морда, рожа, рыло, харя» (Д.Э. Розенталь, М.А. Теленкова. Словарь-справочник лингвистических терминов. М., 1985. С. 49); «Бранный. Связанный с выражением недовольства грубыми, ругательными словами» (Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966. С. 68). Как видим, термины «вульгаризм» и «бранный» характеризуют лексику в качестве сниженной без уточнения ее типа, а также дают ей дополнительные коммуникативно-речевые характеристики: «свойственное фамильярной или грубой речи»; «связанный с выражением недовольства». Это подтверждается тем фактом, что данные стилистические пометы часто сочетаются с другими пометами, имеющими четкую стилистическую характеристику, например: «Сволочь (прост. бран).» (Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1998. С. 162).

По мнению ректора Санкт-Петербургского государственного университета Л.А. Вербицкой, академика, д.филол.н., профессора, некоторая часть русской бранной лексики является даже допустимой в общении и в литературном языке: «Проблема ненормативной лексики относится к правильности речи «от противного»: какую часть русской брани оставлять как допустимую в общении и литературном языке норму, а какую – не рекомендовать, во всяком случае, для активного употребления» (Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Русское сквернословие. М., 2007. С. 5-6).

Таким образом, наличие стилистической пометы «вульгарный» и «бранный» само по себе не дает четкого представления о степени стилистической сниженности того или иного слова. Они носят общий характер и не позволяют делать конкретных выводов стилистического плана с опорой исключительно на них. Именно поэтому из последнего издания «Словаря лингвистических терминов» О.С. Ахмановой 2007 года определение термина «бранный» было исключено вообще.

Таким образом, однозначно ответить на вопрос об оскорбительном характере того или иного стилистического пласта сниженной лексики можно лишь в отношении матерных (нецензурных, обсценных, инвективных слов). При определении оскорбительности других видов сниженной лексики обязательным является учет целого ряда дополнительных факторов: особенностей личности коммуникантов (возраст, образование, пол и т.д.), характера отношений между ними, ситуации общения, предмета речи, контактности или дистантности расположения говорящих, адресованности или неадресованности высказывания, наличия определенного коммуникативного намерения в отношении предмета речи и собеседника и т.д. При этом необходимо учитывать тот факт, что оскорбительный характер в определенной ситуации могут приобрести даже отдельные слова литературного языка.

5. «Содержится ли в предложении «Я считаю, что она конченая стерва, поэтому и наговаривает на мою супругу, которая ей ничего плохого не сделала» слова, словосочетания или фразы, относящиеся к одному или нескольким типам оскорбительной лексики?»

Как уже выше было отмечено, понятие «оскорбительная лексика» в лингвистике отсутствует. Можно говорить об оскорбительном характере, которым могут обладать или который могут приобретать отдельные лексические единицы. Однозначно оскорбительный характер может носить только матерная лексика. В данном высказывании лексемы этого пласта отсутствуют. При этом обращают на себя внимание две лексемы (конченая и стерва), оскорбительный или неоскорбительный характер которых может быть установлен в ходе специального исследования. Данные лексемы должны рассматриваться в совокупности, т.е. в составе словосочетания конченая стерва, т.к. при изолированном употреблении слово конченый имеет другое значение.

Сочетание конченая стерва характеризуется наличием эмоционально-оценочного компонента значения.

Слово конченый дается лишь в некоторых толковых словарях, т.к. используется исключительно в словосочетаниях определенного рода: сочетается с ограниченным количеством имен существительных называющих одушевленное лицо. Например: «Конченый человек. Человек, ни на что больше не способный, от которого уже ничего нельзя ждать в будущем» (Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С.А. Кузнецова. М., 2006. С.454). В Новом словаре русского языка  Т.Ф. Ефремова (2000 г.) данное слово трактуется как «безнадежный». В Толковом словаре ненормативной лексики русского языка Д.И. Квеселевича (2003 г.) дается следующее определение слова конченый: «Конченый, разг. Пропащий, ни на что больше не способный» (С.351). Однако в контексте исследуемого высказывания слово конченый реализовано в другом значении: «абсолютный», «полный». Данное значение проявляется в тех случаях, когда слово конченый сочетается с именем существительным, которое обладает не только номинативными, но и характеризующими (оценочными) смысловыми компонентами, например: конченый идиот. В таких случаях оно указывает на максимальную степень проявления признака, который называется последующим именем существительным и служит интенсификатором, усилителем его значения. Таким образом, конченая стерва означает «полная (абсолютная) стерва». Слово конченый имеет разговорную окраску, на что указывают пометы в словарях, однако само по себе каких-либо эмоционально-оценочных негативных компонентов значения не содержит. Таким образом, оно и по значению, и по форме не является оскорбительным.

Слов стерва в различных словарях содержит разное количество значений и различную стилистическую маркировку, которая не имеет однозначного характера. Остановимся на анализе лишь того значения, которое реализовано в анализируемом контексте.

«Стерва. Бранно. Подлый, мерзкий человек (о женщине)» (Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С.А. Кузнецова. М., 2006. С.1267).

«Стерва, разг.-сниж. Подлый человек» (Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. М., 2000. С.704).

«Стерва, (прост.). Употр. как бранное слово по отношению к женщине» (Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Русский толковый словарь. М., 2002. С.712).

«Стерва, (Прост. Бран.). То же, что стервец» (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994. С.755).

«Стервец, (Прост. Бран.). Подлый человек, негодяй» (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994. С.755).

«Стерва, грубо-прост., бран. 1. Подлый, мерзкий человек (обыкн. о женщине)» (Квеселевич Д.И. Толковый словарь ненормативной лексики русского языка. М., 2003. С.816).

«Стерва. 3. Прост. Бранно. Подлый человек, подлец (о женщине  и мужчине). 4. Прост. Бранно. Женщина с неуживчивым характером.» (Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Русское сквернословие. Краткий, но выразительный словарь. М., 2007. С.219).

Семантический анализ толкования слова стерва позволяет выявить следующие минимальные компоненты его смысла: «подлый», «мерзкий», «неуживчивый»; «негодяй», «подлец».

«Подлый. 1. Низкий, бесчестный».

«Мерзкий. 1. Вызывающий отвращение».

«Негодяй. Подлый, низкий человек».

«Подлец. Подлый, низкий, бесчестный человек, негодяй».

(Анализ толкования данных смысловых компонентов производился по Малому академическому словарю под ред. А.П. Евгеньевой (см. список литературы).

На основании проведенного семантического компонентного анализа значений данных слов можно сделать вывод, что стерва – это низкий, бесчестный, подлый, неуживчивый, вызывающий отвращение человек; подлец и негодяй. Данные негативные эмоционально-оценочные смысловые компоненты носят субъективный характер. Обвиняемый, который уверен в том, что Истец неоправданно наговаривает на его супругу, которая ей ничего не сделала, имеет полное право оценить такой поступок как низкий, бесчестный, подлый, вызывающий отвращение, а человека, который его совершил, как подлеца, негодяя и неуживчивого в коллективе человека.

Кроме того, необходимо учитывать и происходящие семантические изменения, которые сопровождают функционирование слова стерва на современном этапе развития языка. Так, в последние годы данное слово стало употребляться в разговорной речи и публицистике в значениях, имеющих не только негативные, но и более нейтральные и даже положительные смысловые компоненты: стерва – «женщина-эгоистка»; «женщина, которая использует других в своих целях»; «женщина, которая способна добиваться своей цели, вопреки всем препятствиям и трудностям».

Таким образом, слово стерва не содержит смысловых компонентом оскорбительного характера.

Более сложным представляется анализ формальных показателей данного высказывания, в частности слова стерва. К внешним признакам следует отнести стилистическую окраску и сферу функционирования языковой единицы, которые могут согласовываться или  вступать в противоречие с существующими правилами поведения и производства речи.

Слово стерва в толковых словарях имеет следующие пометы: разговорно-сниженное, просторечное, грубо-просторечное, бранное. Таким образом, разными авторами данное слово относится к различным пластам ненормативной лексики, которые имеют совершенно разное отношение к признаку оскорбительности. Как уже было отмечено при ответе на вопрос №3, данное слово на современном этапе функционирования языка претерпевает переход из более низких пластов сниженной лексики в более высокие. Это происходит под влиянием таких экстралингвистических факторов, как телевидения, СМИ, художественной литературы и т.д. Поэтому четко определить стилистическую характеристику данного слова в настоящий момент не представляется возможным. Так, в словаре Т.Ф. Ефремова оно квалифицируется как разговорно-сниженное. А, как известно, данный пласт ненормативной лексики граничит с лексикой литературной, нормативной.

Безусловно, данное слово остается ненормативным. Однако насколько, сказать точно не представляется возможным. Всем известны, к примеру, выражения: «Все мужики сволочи», «Все бабы стервы». Снят даже одноименный киносериал, название которого построено по этой модели («Бальзаковский возраст, или Все мужики сво…»). Издаются пособия и практические курсы «Как стать стервой?», книги (Шацкая Е. Стерва покоряет большой город. М.: Книжный Дом, 2004). Неоскорбительное значение слова стерва имеет место, например, в тексте популярной песни «Бабы-стервы» (автор С. Осиашвили), публично исполняемой Ириной Аллегровой: «Все мы бабы – стервы, милый, Бог с тобой, Каждый, кто не первый, тот у нас второй».

Многие мужчины и женщины признают вполне справедливым данное утверждение, которое носит не только негативную характеристику представителей противоположного пола, но, главное, подчеркивает существенную разницу между ними, которая зачастую и является причиной противоречий, споров, скандалов, в основе которых лежит непонимание особенностей друг друга и т.д. При этом не все и не в обязательном порядке вкладывают в эти выражения значения «низкий, бесчестный, подлый, вызывающий отвращение человек; подлец и негодяй».

Таким образом, сфера функционирования данного слова стерва в последнее, как минимум, десятилетие значительно расширилась. Это обстоятельство заставляет сделать вывод о том, что использование данного слова в современной разговорной речи не является неприличной формой выражения отрицательной оценки, т.е. формой, грубо противоречащей нормам поведения, принятым в обществе.

6. «Является ли данное высказывание – утверждением, мнением или иной формой языкового выражения мысли?»

Высказывание «Я считаю, что конченая стерва, поэтому и наговаривает на мою супругу, которая ей ничего плохого не сделала» имеет форму мнения. Показателем этого выступает фраза Я считаю, однозначно квалифицирующая все содержание высказывания как личное, субъективное мнение говорящего, т.е. Обвиняемого.

Данная информация мыслится как предполагаемая. В таких случаях значение предложения не обязательно должно соотноситься с объективной действительности. Мнение, в отличие от утверждения, не может быть истинным или ложным, поскольку оно может основываться как на фактах, так и на своем, субъективном видении ситуации. Данное утверждение в форме мнения характеризуется наличием значения субъективной модальности, т.е. выражает отношение говорящего к сообщаемому (Ляпон М.В. Модальность // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. С. 303), поэтому не подлежит оценке на предмет его соответствия действительности.

Субъективный характер высказывания обусловливает и субъективность значения, которое говорящий вкладывает в эмоционально-экспрессивное слово стерва.

Таким образом, высказывание «Я считаю, что конченая стерва, поэтому и наговаривает на мою супругу, которая ей ничего плохого не сделала» является выражением мнения говорящего, которое не может быть истинным или ложным. Форма мнения свидетельствует и о субъективном смысловом наполнении отдельных слов, используемых в высказывании.

7. «Имеется ли в высказывании «Я считаю, что она конченая стерва» отрицательная оценка личности Истца, подрывающая ее престиж в глазах окружающих, если да, то выражена ли такая оценка публично в циничной, неприличной форме?»

В высказывании «Я считаю, что она конченая стерва…», безусловно, имеется отрицательная оценка личности Истца, на что указывает слово стерва, анализ семантической структуры которого позволил выявить следующие негативные эмоционально-оценочные смысловые компоненты: низкий, бесчестный, подлый, неуживчивый, вызывающий отвращение человек; подлец и негодяй. Но, как уже было отмечено выше, сама по себе негативная оценка любого предмета речи не является оскорбительной. Кроме того, никому не запрещено иметь свое собственное мнение по разным вопросам.

На особенность литературных слов данного разряда обращают внимание эксперты-лингвисты: Имея дело с такими словами и выражениями, необходимо строго учитывать ситуацию общения, контекст, оценку и эмоциональную окраску, которую вкладывает в данном случае в такое слово говорящий, его интенцию и возможные иные варианты восприятия и осмысления конкретного высказывания, реплики и реакции со стороны адресата. Кроме того, типичное оскорбительное утверждение, унижающее честь и достоинство лица-адресата, содержит такие признаки, как: а) прямая адресованность конкретному лицу или группе лиц; б) прямой умысел на оскорбление (Цена слова: Из практики лингвистических экспертиз текстов СМИ в судебных процессах по защите чести, достоинства и деловой репутации / Под ред. проф. М.В. Горбаневского. М., 2002. С. 340).

Речевой акт предполагает наличие нескольких обязательных компонентов. К ним относятся: говорящий, слушающий, речевое произведение, намерение сообщить информацию, намерение оказать определенное воздействие на слушателя посредством передаваемой информации, условия протекания речевого общения (т.е. контекст в широком смысле).

Анализ ситуации реализации исследуемого речевого акта по материалам уголовного дела позволяет заключить, что она имеет весьма специфический характер:

1. Истец отсутствовала при совершении исследуемого речевого действия, связанного с выражением негативного отношения к ней со стороны Обвиняемого. Анализируемое высказывание было адресовано дознавателю, который не является слушателем (адресатом) в полном смысле этого слова. Дознаватель является бесстрастным фиксатором чужого мнения, которое могло быть изложено в его отсутствие самим Обвиняемым в письменной форме.

С другой стороны, эпистолярный стиль предполагает наличие так называемого «отсроченного» адресата, который может находиться далеко от адресанта (автора речевого произведения), но при этом текст всё равно имеет признак адресованности. Однако протокол допроса к такому типу текста не относится.

Таким образом, данный речевой акт характеризуется отсутствием адресата. Присутствие дознавателя при этом факультативно.

2. Дознаватель является лицом при исполнении служебных обязанностей, поэтому его присутствие не означает наличие признака публичности реализации данного речевого акта. Он не является родственником или знакомым Истца, поэтому полученная им информация, связанная с ее негативной оценкой, для него незначима, не оскорбляет его чувств по отношению к Истцу. Более того, он не имеет права ее разглашать, т.к. она предназначена для служебного пользования.

Таким образом, признак публичности реализации анализируемого речевого акта отсутствует, а потому исследуемое высказывание не является подрывающим престиж Истца в глазах окружающих, т.к. окружающие в данной ситуации просто отсутствовали.

3. Протокол допроса свидетеля является специфическим документом, не предназначенным для использования широким кругом лиц. Мнение Обвиняемого об Истце было предназначено для дознавателя, осуществляющего соответствующие процессуальные действия. Нет оснований предполагать, что Обвиняемый допускал возможность ознакомления Истца с протоколом его допроса в качестве свидетеля и намеренно попытался уязвить ее путем выражения к ней негативного отношения.

Таким образом, в исследуемом речевом акте отсутствует коммуникативное намерение Ответчика оскорбить или унизить Истца.

4. О неприличном характере использования тех или иных языковых средств можно говорить лишь в тех случаях, когда при реализации речевого акта присутствует адресат, высказывание характеризуется наличием определенного рода коммуникативного намерения говорящего, ситуация речи публична и при этом нарушаются установленные в обществе нормы речевого поведения, принятые в определенной сфере общения (официально-деловой, научной, профессиональной и т.д.).

Как уже было отмечено, данный речевой акт характеризуется отсутствием адресата, публичности и коммуникативного намерения оскорбить предмет речи, т.е. Истца. Специфика ситуации протекания данного речевого акта требует дополнительного исследования.

Общение дознавателя с Обвиняемым происходило в ситуации допроса последнего в качестве свидетеля. Таким образом, ситуацию общения можно охарактеризовать как официально-деловую. Официально-деловой стиль общения предполагает использование нейтральных, неэмоциональных, неэкспрессивных средств языка. Хотя в некоторых случаях допускаются отступления. Даже лица, наделенные большой властью (например, В.В. Путин, Д.А. Медведев и др.) в ситуациях официального общения допускают использование ненормативных, эмоционально-экспрессивных, стилистически сниженных (просторечных, грубо-просторечных и т.д.) языковых элементов, например: «мочить в сортире», «кошмарить бизнес» и т.д. При этом делается это намеренно с целью выразить крайне негативное отношение к предмету речи (например, к бандитам, чиновникам-коррупционерам и т.д.). Таким образом, интенциональное использование языковых средств, принадлежащих различным стилистическим пластам, делает их границы размытыми, нечеткими.

В целом в научной литературе по стилистике не рекомендуется этого делать слишком часто, т.к. каждый стиль общения имеет достаточно четкие критерии отбора языковых средств. Поэтому можно сказать, что использование словосочетания конченая стерва при общении с дознавателем не соответствует стилистическим нормам современного русского языка, даже с учетом желания говорящего выразить крайне негативное отношение к предмету речи и при этом сэкономить время и речевые ресурсы. Последнее (функция экономии) является одним из отличительных признаков ненормативных слов: они не только позволяют назвать предмет, но и одновременно выразить к нему свое отношение (сравните: лицо – харя). Таким образом, по форме данное словосочетание нарушает правила общения между людьми в официальной сфере. Однако если Обвиняемый и был некорректен по форме речи по отношению к кому-либо, так это только по отношению к дознавателю.

При этом здесь необходимо учитывать еще целый ряд факторов, которые определяют специфику отбора и комбинирования наличных языковых ресурсов в той или иной сфере общения. Всем известно, что сотрудники правоохранительных органов имеют дело преимущественно с лицами, поведение которых носит асоциальный характер, а уровень языковой компетенции которых является весьма низким. Это влияет и на речь самих сотрудников правоохранительных органов, которые вынуждены разговаривать со своими «подопечными» на их языке. Таким образом, вполне естественным представляется стремление Ответчика подстроиться под эти более низкие «стандарты» речевого поведения при общении с дознавателем, в результате чего он, возможно, решил использовать словосочетание конченая стерва, характеризующееся сниженной эмоционально-экспрессивной окраской.

Кроме того, в таких случаях необходимо учитывать и особенности личности самого говорящего, который имеет определенный уровень языковой компетенции и речевое поведение которого им определяется, независимо от воли самого говорящего. Из материалов уголовного дела следует, что Обвиняемый проживает в сельской местности, язык которой традиционно признается не соответствующим нормам литературного языка. В нем присутствует большое количество диалектизмов, жаргонизмов, просторечных, грубо-просторечных и даже нецензурных слов и выражений. Даже будучи образованным человеком (а Обвиняемый имеет высшее образование) не возможно избежать влияния более низкого стандарта языка, который имеет место в сельских районах страны. Это свидетельствует о том, что для Обвиняемого выражение конченая стерва не является чем-то «страшным» и необычным, что резко выходит за рамки существующих стандартов речи и поведения. Это подтверждается анализом всего текста его допроса. Данный текст в целом характеризуется эмоциональной нейтральностью, что выражается использованием преимущественно слов с нейтральной стилистической окраской, хотя не все слова и синтаксические конструкции использованы в соответствии с правилами и нормами русского языка, что подтверждает факт отсутствия у Обвиняемого глубоких познаний в области филологии. В конце текста допроса неожиданно для специалиста-филолога, но вполне логично для говорящего вклинивается фраза конченая стерва, что свидетельствует о том, что для Обвиняемого данное словосочетание не обладает привлекательным с точки зрения оскорбительности и экспрессивности характером.

Таким образом, в высказывании «Я считаю, что она конченая стерва…» содержится отрицательная оценка личности Истца. Однако она не является подрывающей ее престиж в глазах окружающих, т.к. выражена в непубличной, нециничной и вполне приемлемой для данных коммуникантов (дознаватель и свидетель) и для данной ситуации общения форме. Это подтверждается фактами неадресованности высказывания по отношению к Истцу, отсутствием коммуникативного намерения сообщить ей свою негативную оценку ее личности, а также намерения воздействовать на ее эмоционально-волевую сферу посредством своего субъективно-негативного мнения о ней с целью оскорбить или унизить.

Даже если бы форма выражения негативного мнения Обвиняемого об Истце была бы однозначно неприличной (к примеру, была бы использована нецензурная лексика), то она была бы оскорбительной по отношению к дознавателю, т.к. нарушала бы принятые правила речевого поведения в обществе.

ВЫВОДЫ

1. Высказывание «Я считаю, что она конченая стерва…» с учетом анализа его содержания, формы и условий реализации, который был произведен в рамках ответа на следующие вопросы, не носит оскорбительного характера.

2. Исследуемое высказывание не выражено в циничной неприличной форме, противоречащей правилам поведения в обществе.

3. При лингвистическом исследовании может и должен браться за основу, в том числе, Новый словарь русского языка под редакцией Т.Ф. Ефремова, несмотря на то, что слово стерва в нем имеет несколько иную квалификацию с точки зрения его стилистической принадлежности, чем в других словарях.

4. К оскорбительной лексике современного русского языка однозначно относятся матерные (нецензурные, обсценные, инвективные) слова. Установление оскорбительности других видов сниженной лексики в обязательном порядке должно осуществляться с опорой на дополнительные факторы: особенности личности коммуникантов (возраст, образование, пол и т.д.), характер отношений между ними, ситуацию общения, предмет речи, контактность или дистантность расположения говорящих, наличие определенного коммуникативного намерения в отношении предмета речи и собеседника. При этом надо иметь в виду, что оскорбительными при определенном сочетании вышеперечисленных факторов могут оказаться и средства литературного (нормированного) языка.

5. В предложении «Я считаю, что она конченая стерва, поэтому и наговаривает на мою супругу, которая ей ничего плохого не сделала» содержится слово стерва, которое является ненормативным. Однако в системе языка оно не может быть однозначно отнесено к оскорбительной лексике. Анализ предлагаемого отрезка текста также не позволяет однозначно оценить данное слово в качестве оскорбительного.

6. Высказывание «Я считаю, что конченая стерва, поэтому и наговаривает на мою супругу, которая ей ничего плохого не сделала» является выражением мнения, которое не подлежит оценки с точки зрения истинности или ложности.

7. В высказывании «Я считаю, что она конченая стерва…» содержится отрицательная оценка личности Истца. Однако она не подрывает ее престиж в глазах окружающих, т.к. выражена в непубличной, нециничной и вполне приличной для данных коммуникантов (дознаватель и свидетель) и для данной ситуации общения форме. Это подтверждается фактами неадресованности высказывания Обвиняемого по отношению к Истцу и отсутствием коммуникативного намерения оскорбить или унизить ее.

 

Анализ данного материала позволяет сделать следующие выводы.

1. Исследование речевого произведения в рамках лингвистической экспертизы должно носить комплексный характер: учёту подлежат не только формальные и содержательные аспекты текста и составляющих его единиц, но и коммуникативные, функциональные, прагматические, пресуппозиционные, экстралингвистические и другие компоненты. Отсюда объектом лингвистической экспертизы должен выступать не текст, а дискурс как фрагмент объективной действительности, в системе которого и функционирует подлежащее исследованию речевое произведение.

2. Следует учитывать практику современной речи, которая активно размывает, расшатывает устоявшиеся, традиционные нормы и правила толкования и функционирования языковых единиц. Лексико- и фразеографическая практика не успевают фиксировать абсолютно все изменения, имеющие место в повседневном общении.

3. Важен учет контекстуального, речевого, коммуникативного смысла языковой единицы, так как словарь не в состоянии отразить абсолютно все узуальные варианты смыслового наполнения языковой единицы. Кроме того, существуют окказиональные варианты языковых единиц, а также субъективно-личностные интерпретации отдельных фактов объективной действительности. Поэтому понятие «контекст» должно иметь широкую трактовку, предполагающую учёт не только интра-, но и абсолютно всех экстралингвистических факторов, сопровождающих производство и реализацию речевого произведения.

4. Следует опираться на широкий набор различных лексико- и фразеографических источников, так как практика составления словарей не свободна от субъективизма и односторонности.

Об авторе

admin administrator

1 Comment so far

ИринаPosted on  10:39 пп - Авг 24, 2014

Я считаю что слово стерва не содержит брань ,а лишь выражает мнение

Добавить комментарий для Ирина Отменить ответ