Особенности подбора и проверки переводчика следователем ФСКН в соответствии счастью 2 статьи 169 УПК РФ.

Byadmin

Особенности подбора и проверки переводчика следователем ФСКН в соответствии счастью 2 статьи 169 УПК РФ.

Винников Алексей Вениаминович,
директор бюро переводов и независимой судебной экспертизы «Открытый мир»
(г. Ростов-на-Дону, Россия)

ОСОБЕННОСТИ ПОДБОРА И ПРОВЕРКИ ПЕРЕВОДЧИКА СЛЕДОВАТЕЛЕМ ФСКН В СООТВЕТСТВИИ СЧАСТЬЮ 2 СТАТЬИ 169 УПК РФ.

Очерк практики

Согласно ч.2 ст.169 УПК РФ,  перед началом следственного действия, в котором участвует переводчик, следователь удостоверяется в его компетентности.Как же осуществить это, не владея иностранными языками?

1.Простые правила не действуют

Проще всего попросить у переводчика диплом о  его высшем образовании.Однако сегодня следователю приходится иметь дело с переводчиком как сотрудником судебно-переводческой организации, т.е. с юридическим лицом. Гражданско-правовые последствия этого еще не всем ясны. В результате требования дипломов и иных личных документов переводчика сталкиваются с юридическими трудностями. Наглядный пример – условие, выставляемоеСК РФсудебно-переводческим организациям:перед заключением договора предоставлять копии дипломов переводчика и действующие трудовые договоры с ними.Оностало примером того, как не надо проверять компетентность переводчика:

А) Противоречие ТК РФ

Юридическое лицо — исполнитель по договорам о возмездном оказании услуг по переводу — поручает выполнение перевода своим сотрудникам в порядке выполнения ими служебного задания. Следователь (дознаватель), в производстве которого находится соответствующее уголовное дело, в силу  ст.59 п.п.1,2 УК РФ, своим постановлением назначает переводчиком предложенное Исполнителем  лицо (переводчика) из числа сотрудников Исполнителя, которое приобретает правосубъектность  участника уголовного процесса.

Исполнитель по договору относится к переводчику как работодатель к работнику и действует на основании ТК РФ. В силу ст. 88. ТК РФ, работодатель не имеет права сообщать персональные данные работника третьей стороне без письменного согласия работника.  Персональные данные работника — информация, необходимая работодателю в связи с трудовыми отношениями и касающаяся конкретного работника (ст.85 ТКРФ). К  таким данным относится все содержимое персонального дела работника: паспортные данные, автобиография, сведения об образовании и квалификации, трудовой договор и т.д..

Если организация-Исполнитель не имеет письменных согласий ее сотрудников о передаче третьим  лицам этих сведений, то самовольная их передача будет являться нарушением законодательства о труде  и нарушением порядка сбора, хранения, использования и распространения персональных данных (КоАП, ст.13.11).

Не может Исполнитель и нарушать конституционные свободы своих сотрудников, понуждая их к даче согласия на передачу их персональных данных третьим лицам.

Б) Противоречие антимонопольному законодательству

Согласие работников на передачу их персональных данных не зависит от воли хозяйствующего субъекта. В случае если сотрудники одной фирмы дают согласие на передачу их персональных данных потенциальному заказчику, а сотрудники другой фирмы такого согласия не дают, то это ставит последнюю в дискриминированное положение на рынке услуг, что запрещено п.8  ст.4 Закона № 135-ФЗ.

Сведения о заработной плате и квалификации работников могут быть также предметом коммерческой тайны работодателя.

Все это показывает, что требование следственного органа о передачеему как заказчику по договору о предоставлении услуг переводческой организацией персональных данных переводчиков  является невыгодным для контрагента и не относящимся к предмету договора. Навязывание контрагенту таких условий, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений, в которых контрагент не заинтересован, противоречит положениям пп.5п.1ст.11Федерального закона № 135-ФЗ.

Единственное требование, предъявляемое п.1 Статьи 59 уголовно-процессуального Закона РФ к переводчику – это свободное владение языком, знание которого необходимо для перевода. Дополнительные не предусмотренные УПК РФ требования означают в таком случае искусственное введение со стороны следствия как органа государственной власти ограничений в отношении осуществления переводческой деятельности (пп.1 п.1 ст.15 гл.3 Федерального закона № 135-ФЗ).

В) Противоречие здравому смыслу

Официальным документом, регламентирующим требования к подтверждению квалификации работника в РФ, является «Квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и других служащих» (утв. постановлением Минтруда РФ от 21 августа 1998 г. N 37) (с изменениями от 21 января, 4 августа 2000 г., 20 апреля 2001 г., 31 мая, 20 июня 2002 г., 28 июля 2003 г.).  Его  требования к квалификации переводчика: высшее профессиональное образование без предъявления требований к стажу работы. А такое образование подтверждается, как известно, дипломом государственного образца.

Перечень, утвержденный  Приказом Минобрнауки России от 27 сентября 2007 г.         N 265  «О направлениях подготовки (специальностях) высшего профессионального образования», содержит семь специальностей, имеющих отношение к иностранным языкам. В должностях переводчиков могут работать лица, имеющие любую из этих специальностей, хотя  только одна из них предусматривает присвоение выпускнику квалификации  «Лингвист, переводчик» и формально соответствует упомянутым выше требованиям следствия. Таким образом, от участия в работах по переводческому обслуживанию органов следственных органовбыли бы произвольно отстранены до 90% дипломированных специалистов, что не соответствует здравому смыслу.

Таким образом, следователь даже не может получить обычный диплом в подтверждение квалификации переводчика.

2.Языки и диалекты в практике ФСКН

Еще сложнее в этом отношении положение следователя Наркоконтроля.Практика авторов в 2003-20011 гг. показывает следующую приближенную пропорцию распределения запросов языков судебных переводчиков, запрашиваемых органами ФСКН РФ у судебно-переводческих организаций для участия в следственных действиях:

1.Цыганский язык различных диалектов  — 80%

2.Языки Дагестана – 12%

3.Вайнахские языки – 5%

4.Прочие языки России и стран СНГ – 3%

ВУЗы РФ готовят специалистов со знанием основных европейских языков – английского, французского, немецкого, испанского. Прочие иностранные языки как основные преподают на Дальнем Востоке (китайский.японский), в 1-2 ВУЗах Минобороны, в некоторых ВУЗах Москвы. Найти дипломированных переводчиков (в паре с русским) даже таких европейских языков, как чешский, португальский, сербский, литовский, финский, греческий и т.д. и т.п., как правило, невозможно. Это экзотика.

Дипломированных переводчиков приведенных выше языков России и СНГ, востребованных в практике ФСКН, (а также курдского,езидского, кабардинского, ассирийского, талышского, молдавского и т.п.), в паре с русским в принципе не существует. Достаточно сказать, что в Республике Дагестан существуют около 100 языков, причем  все, по конституции Дагестана, являются государственными, но далеко не все имеют даже собственную письменность.

Это должно компенсироваться привлечением к работам по переводу в уголовном судопроизводстве этнических носителей таких языков, достаточно владеющих как собственным, так и русским языком, что соответствуетопределению переводчика ч.1 ст.59 УПК РФ. В вопросах компетенции такого переводчика следователю придется полагаться на авторитет направившей его подрядной судебно-переводческой организации, выбранной постановлением самого следователя, т.к.обращение к механизму торгов в смысле Закона от 21 июля 2005г. №94-ФЗ в уголовном процессе не предусмотрено УПК РФ (см. письмо от 18 сентября 2007г. № 14026-ФП/Д04 Минэкономразвития РФ).Доказательством компетенции переводчика будет являться выданное судебно-переводческой организацией удостоверение, копия которого подшивается следователем в уголовное дело.

Исходя из номенклатуры востребованных в практике Наркоконтроля языков, можно рекомендовать следователям сотрудничать только с такими судебно-переводческими организациями, которые работают с цыганским языком, а точнее, с диалектами этого языка, и производят все виды судебного перевода:

-устный перевод при следственных действиях;

-письменный перевод процессуальных документов (постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения);

-письменный перевод ПТП — результата ОРМ.

В цыганском языке существуют многочисленные диалекты, довольно далеко отстоящие друг от друга: руска рома, влашский, ловарьский, крымский, кэлдерарский (котлярский) и др. В России и странах СНГ наиболее распространен диалект русских цыган «руска рома».

Для правильного заказа судебного переводчика цыганского языка, следователю необходимо  установить, какой из диалектов необходим. А с учетом того, что этнические цыгане крайне неохотно идут на сотрудничество с правоохранительными органами, задача обеспечения процесса цыганским переводчиком становится посильной только очень мощной и опытной судебно-переводческой организации. Но нельзяиотказать обвиняемому в цыганском переводчике под предлогом того, что «сами цыгане функционально неграмотны на своем родном языке» или что их письменность и литературная норма являются «мертворожденными», т.к.это ведет к развалу соответствующих уголовных дел: защита с легкостью доказывает обратное. Существует обширная учебно-дидактическая, лингвистическая и художественная литература на цыганских диалектах.Цыганский язык – это объективная реальность.Автору приходилось встречаться с неграмотными цыганами, не владеющими, тем не менее, никаким иным языком, кроме цыганского.

Аналогично дело обстоит с языками Дагестана. Например, даргинский язык, который находится на втором месте в Дагестане по числу говорящих на нем людей, имеет несколько сильно отличающихся друг от друга диалектов. В основу литературной нормы языка положенакушинский диалект, принятый в одноименном районе республики. Его не поймут, скажем, даргинцы, проживающие в Кадарском районе Дагестана.

Наоборот, вайнахские народы- ингуши и чеченцы — отличаются компактным проживанием и единством языкового стандарта. Здесь следователь должен с недоверием отнестись к утверждениям обвиняемого о том, что он не понимает переводчика – своего этнического соотечественника. В нашей практике был случай, когда «горный» чеченец якобы не понимал «равнинного» чеченца. Хотя это утверждение было ложно, судья предпочел не рисковать приговором, а вызвать сертифицированного переводчика чеченского языка из судебно-переводческой организации.Еще чаще обвиняемые-молдаване путают следствие, заявляя, что есть разница между молдавским и румынским языками. На самом деле даже в школах Молдавии давно преподают только румынский язык, поскольку Молдавия для Румынии – лишь географическое понятие.

3. Иные особенности судебного перевода

Однако в случае вайнахских языков следователя ждет новый подводный камень. В прошлом году в одной по сибирских областей расследовалось уголовное дело по обвинению лица ингушской национальности по ст.228 УК РФ. 17 потенциальных переводчиков исчезли из поля зрения после первой встречи с обвиняемым. С задачей справился только последний переводчик, приглашенный органом следствия из удаленной судебно-переводческой организации.

Причина состоит в том, что обвиняемый опознавал переводчиков и через свои связи просил их старших родственников убрать их из процесса с целью его затягивания. С незнакомым переводчиком это у него не получилось.

В общем случае следствию бывает очень трудно без помощи квалифицированной судебно-переводческой организации бороться с необоснованными претензиями обвиняемых или их защиты к судебным переводчикам. Яркий пример – уголовное дело в отношении группы лиц чеченской национальности, находившееся в производстве СК Карелии в 2007г. Обвиняемые по резонансному «Кондапожскому» делу произвольно давали отвод многим переводчикам. Дело сдвинулось только после обращения следствия в удаленную судебно-переводческую организацию. В дальнейшем, уже в суде, эта организацияспасла дело от развала, напомнив, что перевод процессуальных документов, выполненный для соблюдения прав обвиняемых, сам к числу доказательств по делу не относится.

4.Выводы

1.В практике следствия Наркоконтроля преобладают редкие языки и диалекты, переводчиков которых не готовит система образования России.

3. Следователь имеет возможность проверить компетентность переводчика этих языков в соответствии с частью 2 статьи 169 УПК РФ только на основании их сертификации судебно-переводческой организацией.

4. Обращаясь с заданием о подборе переводчика к судебно-переводческой организации, следователь должен внимательно изучить вопрос о наличии и характере диалектов соответствующих языков, а также принять во внимание особенности общественной морали этноса, к которому принадлежит обвиняемый по делу.

Об авторе

admin administrator