ПРОБЛЕМЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ИНТЕРНЕТ-ТЕКСТОВ

Byadmin

ПРОБЛЕМЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ИНТЕРНЕТ-ТЕКСТОВ

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2020

Громова Наталья Сергеевна,
Уральский государственный экономический университет,
к.филол.н., доцент кафедры конкурентного права и антимонопольного регулирования

ПРОБЛЕМЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ИНТЕРНЕТ-ТЕКСТОВ

 

Современная коммуникация становится все более сложной: текст приобретает не только многоканальный характер, но и многослойную структуру. В условиях дистанционного общения на первый план выходит возможность удаленного общения через сеть Интернет. Большая часть Интернет-текстов относится к категории поликодовых, поскольку формируется из элементов различных семиотических систем: вербальное сообщение дополняется эмотиконами, фотография из альбома получает комментарий и т. д. Специфическая характеристика такого вида текстов основана на значимости каждого из элементов для формирования содержания всего высказывания в целом. Так, коммуникативный эффект основывается на целостности и связности разнородных компонентов в структуре текста, формирующих дополнительные возможности для интерпретации содержания.

К анализу природы сложных негомогенных текстов обращались разные исследователи: Е. Е. Анисимова, И. Л. Билюк, А. А. Бернацкая, Л. М. Большиянова, Н. С. Валгина, А. А. Величко, Ю. О. Веревкина, М. Б. Ворошилова, Л. В. Дубовицкая, А. М. Плотникова, О. В. Пойманова, Д. П. Чигаев и др. Особое место среди изучения таких текстов занимает анализ специфики Интернет-текстов, которые отличаются своей многокомпонентной структурой особого рода, которая не может быть перенесена в линейный формат без потери смысловых компонентов. К исследованию данного феномена в последнее время обращаются такие ученые, как О. В. Дедова, Е.В.Каллистратидис, Н. А. Кузьмина, А.В.Николаева, А.А.Селютин, Г. Н. Трофимова, А.А.Шмаков,Т.А.Юрова и др.

В данной работе мы обратимся к анализу проблем лингвистической экспертизы Интернет-текстов, что предполагает выявление их ключевых характеристик, влияющих на особенности интерпретации участниками коммуникации, а также лингвистами-экспертами.

Под Интернет-текстом мы будем понимать такой гипертекст, который размещен в Сети и не может быть перенесен в формат иного общения (устного или письменного) без потери формальных и семантических компонентов. Так, комментарий к информационному посту на новостном сайте не может быть передан изолированно без ущерба для понимания его смысла. Важно отметить, что отдельные элементы такого гипертекста формируют общее смысловое пространство, которое становится монолитным в восприятии адресата. Восприятие информации на Интернет-странице пользователем не может происходить изолированно от тех, пусть и не связанных с основным содержанием, элементов: рекламные сообщения, гиперссылки на иные источники, образы из обвязки страницы.

Следовательно, можно утверждать, что развивается особая стилистика коммуникации, когда «смещение семантических границ между вербализованным компонентом сообщения (то есть собственно текстом) и его графическим контекстом» (Тихомирова, 2018, 551)формирует принципиально новый тип восприятия с учетом трансформации условий коммуникативного процесса.Поликодовость Интернет-текста имеет свои особенности, основанные какна технических возможностях, так и натипе сознания пользователей Интернет-контента.

Развитие Интернет-коммуникации привело к тому, что коммуниканты, попадающие в одно коммуникативное пространство, могут относится к разным социальным, возрастным, этническим и др. группам, они имеют не только разный набор фоновых знаний, но и интерпретируют содержание входящих в структуру текста знаков по-разному. Даже восприятие паралингвистических средств серьезно зависит от возрастных, гендерных, субкультурных особенностей коммуникантов, а если речь идет о визуальных символах, то восприятие становится максимально социумно детерминированным. Это может приводить к неспровоцированным конфликтам между участниками общения.

При этом современное общение, особенно в Интернет-пространстве, характеризуется таким свойством как провокативность. Многие тексты изначально рассчитаны на разжигание конфликта, а многие реакции пользователей являются прямым вызовом оппоненту. При этом все чаще исследователи обращают внимание, что «провокатор действует намеренно», когда стремится вызвать конкретную реакцию у объекта провокации (Солодухо, 2019). Уже стали достаточно распространенными номинации «тролль», «хэйтер» и ряд других, называющих людей, выбирающих агрессивные стратегии для общения с целью провокации конфликтов. Агрессия как «основной метод» ведения диалога, а часто и полилога, сочетается при таком общении с манипуляциями (Булатова, 2017), что формирует благоприятную почву для конфликтов по совершенно различным основаниям. Но, стоит отметить, что наиболее часто встречаются конфликты национальные, этнические и религиозные.

Нельзя не заметить, что многие виды противоправной деятельности, имеющие ранее контактный характер, перемещаются в Интернет, поскольку это позволяет задействовать более широкую аудиторию и обезопасить правонарушителей от оперативной реакции правоохранительных органов, поскольку запрещенную деятельность в Интернете выявить сложнее. В частности, печатные материалы экстремистской направленности встречаются все реже, но Интернет-поле ими наполнено: от комментариев в социальных сетях до специализированных сайтов для единомышленников. Быстрота распространения информации на огромные дистанции среди совершенно различных людей с сохранением достаточно высокой степени анонимности привлекают и мошенников различных профилей.

Так, можно сказать, что Интернет-общение предполагает в силу разницы статуса участников, специфики их коммуникативных установок и целей достаточно конфликтный характер, выступающий часто его имманентной характеристикой в условиях субкультурных особенностей участников, а также может представлять собой направленную противоправную деятельность от мошенничества до пропаганды законодательно запрещенных идей.

Если речь идет об электронных текстах, то стоит отметить и их подготовленность как один из важных признаков, поскольку автор осмысленно (в случае отсутствие иной информации о лице) их выставляет в Интернет-пространство. Общественные дебаты и трансформация отечественного законодательства в отношении репостов показали, что необдуманный поступок может существовать как факт в процессе Интернет-общения, но он характеризуется целым рядом условий, которые должны быть установлены в ходе проверок правоохранительными органами. Следовательно, в большинстве случаев мы имеем дело с подготовленным текстом, автор которого осознает последствия его размещения в Интернет-поле. Особенно это свойственно текстам с публичными обращениями или заявлениями, когда автор впоследствии отказывается от своих слов, но он уже нанес ущерб репутации лица или организации, публично оклеветал кого-либо.

В связи с перечисленными выше характеристиками Интернет-тексты все чаще попадают в поле зрение экспертов, т. к. осознанно или неосознанно их авторы формируют условия для нарушения прав коммуникантов не только в коммуникативном, но и в правовом поле. Нельзя не отметить, что в плане решения криминалистических задач Интернет-тексты в последние годы становятся достаточно распространенным объектом, однако работа с ними вызывает по-прежнему много вопросов.

Вопросы исследования Интернет-текстов встают перед экспертами достаточно часто, что приводит к актуальности научного интереса к данной сфере. Научные работы в этом направлении немногочисленны, но их можно условно разделить на инструментальные и функциональные.

Инструментальные обращены к поиску способов и методов анализа многокомпонентных текстов. Например, работы таких исследователей, как А.А.Воробьева по вопросам развития компьютерной криминалистики в аспекте идентификация автора Интернет-текстов (Воробьева, 2016), М.Ю.Селиванова по вопросам графического моделирования текстов при автороведческой экспертизе (Селиванова,2017) и др.

Функциональные ориентированы на формирование алгоритма действий при исследовании конкретных объектов. В частности, попытка квалификации паралингвистических графических средств в работе Ю.С.Седойкиной (Седойкина, 2017)или анализапараметров языкового воздействия в текстах суицидальной тематики в работе А. П. Новиковой (Новикова, 2009).

Стоит отметить, что большая часть работ в этом направлении связана с вопросами автороведческой экспертизы, однако проблема интерпретации содержания самих текстов остается менее изученной, что обусловливает актуальность данного исследования.

Мы определили специфический характер Интернет-коммуникации и установили причины обращения экспертов к анализу данного вида текстов.Перейдем к вопросу возникновения проблем в экспертной деятельности.

Эксперты-лингвисты часто сталкиваются с Интернет-текстами как объектом семантических исследований по различным категориям дел: от переписки педофилов до реабилитации нацизма. Одной из ключевых проблем при этом становится получение качественного текста. Органы, назначающие экспертизу, к сожалению, не всегда понимают специфику Интернет-коммуникации, поэтому для анализа приносят черно-белые копии скриншотов Интернет-страниц. Часто поступают стенограммы видеозаписи без самого видео или комментарий к новостной записи без этой записи. А если речь идет о переписке в Интернете, то часто в качестве объекта поступают отрывки текста, реплики только одного лица, заботливо вырезанные и скопированные следователем. Объект исследования при этом является либо непригодным в принципе, либо частично пригодным, что может повлиять на качество выводов.

Проблему часто представляет не столько сам предоставленный материал, сколько отсутствие возможности предоставить другой – качественный. Пока лицо, назначившее экспертизу, получает ходатайство о предоставлении более качественного материала, пока организует фиксацию переноса на электронный носитель, автор уже удаляет исходный текст, и возникает вопрос о целесообразности всех предшествующих действий по выявлению данного спорного текста в сети Интернет.

В связи с этим еще одну серьезную проблему анализа Интернет-текста представляет его временный характер, т. е. автор может в любой момент изменить его или удалить. Работа эксперта-лингвиста часто обесценивается по формальным основаниям: автор материала внес изменения, и в суде анализ содержания изначально предоставленного текста не имеет смысла – вопрос переходит в плоскость формально-технических аспектов, но не содержательных.

Возникает и иная проблема. Так, для анализа Интернет-текста требуется исследование коммуникативного пространства, в котором он был размещен, что влияет не только на его интерпретацию адресатом, но и на адекватность анализа экспертом. Изъятие текста из среды, где он был порожден, может полностью исказить смысл. Например, место размещения текста может иметь принципиальное значение, если человек использует парафраз, когда дает комментарий с использованием мысли, высказанной в исходной публикации или тематической рубрике, предшествующем комментарии или с опорой на социокультурный или субкультурный контекст.Однако к эксперту часто приходят материалы из других регионов, со спецификой социальной напряженности в которых он не знаком. И если информацию об особенностях социокультурного контекста можно получить, то круг субкультурных проблем остается недоступным. И это автоматически ставит вопрос о доступности такой информации для среднестатистического человека: интерпретация символики, например, входящей в креолизованные тексты, часто требует специальных знаний, однако пользователи Интернета могут ими не обладать, особенно, если спорный материал был размещен в публичном пространстве, рассчитанном на широкий круг лиц без каких-либо ограничений. Так, часто эксперт становится заложником своей осведомленности в том или ином вопросе и трактует текст, исходя из своих представлений об объеме его содержания, что может не соответствовать уровню знаний автора текста. В таком случаем принципиальное значение имеет окружение текста. Например, если пост, содержащий спорные символы, размещен на социальной странице человека, который явно указывает свои националистические взгляды в профиле, то это может иметь значение для вывода.

При анализе Интернет-текста большое значение имеют гиперссылки, содержащиеся на странице, т. к. они выступают частью текста и могут отсылать читателя безобидной статьи о жизни животных в зоопарке, например, на запрещенные ресурсы, содержащие уничижительные сравнения представителей определенных национальностей с этими животнымис целью возбуждения вражды и ненависти.

Проблему представляет и сам тип нового конструкта, который выступает в качестве объекта лингвистического анализа, даже при получении качественного материала для исследования.

Во-первых, требуется комплексный полисемиотический подход исследования такого рода текстов, когда результативность достигается средствами комплексного междисциплинарного анализа. Так, на данный момент существуют комплексные методики проведения судебной психолого-лингвистической экспертизы материалов по делам, связанным с противодействием экстремизму и терроризму, что обеспечивает согласованность деятельности экспертов разных специальностей: лингвистов и психологов. Однако, например, согласование с деятельностью религиоведа, которая является основной по многим делам указанной категории, практически никак не регламентируется. В результат сами заключения приобретают характер научно-популярной статьи или диссертационного исследования автора. Такой подход не позволяет в полном объеме реализовать юрислингвистические задачи, стоящие перед судебным экспертом, когда исследование проводится с целью установления фактов, имеющих значение доказательств (Галяшина, 2018). Неразличение целевых установок экспертом приводит к ошибкам и затрудняет работу остальных участников комплексной экспертизы. Так, получается, что 50-страничное исследование религиозных терминов не может оказать помощь лингвисту или психологу в силу того, что его автор не сделал необходимых выводов о смысле лексем в рамках конкретной коммуникативной ситуации, однако уже сделал однозначное заключение об их экстремистской направленности.

Во-вторых, анализ рассматриваемого вида текстов предполагает учет их специфики, т. е. степень спаянности элементов, из которых он состоит. Опираясь на классификацию А. А. Бернацкой (Бернацкая, 2000, 109), отметим, что сильный, умеренный или слабыйтип креолизации текста оказывает влияние на восприятие его адресатом, а следовательно, этот факт должен быть учтен при выборе экспертного подхода при анализе текста. Если речь идет о взаимной синсемантии участвующих систем, то оправданным будет привлечение к производству экспертизы не только лингвиста, но и психолога, культуролога, а в некоторых случаях и религиоведа, и социолога.И наоборот, при слабых связях между элементами, возможно, отсутствует воздействие невербальных элементов на смысл высказывания. Так, многие люди ставят в конце сообщения смайлик, который может быть интерпретирован совершенно по-разному в зависимости от ситуации общения: в одной ситуации он несет часть смысла или отражает эмоциональный фон высказывания, в другой – выполняет функцию подписи, в третьей – указывает на групповую маркированность сообщаемой информации.Это нужно учитывать в процессе анализе текста.

Можно отметить, что требуется корректировка подходов к анализу креолизованных (поликодовых) текстов с учетом Интернет-коммуникации, когда текст приобретает неодномерный характер. При этом становится понятно, что экспертам нужны дополнительные знания для принятия квалифицированных решений. Сам принцип ограничения эксперта пределами одной специальности становится процессуальной ловушкой. Дело в том, что специальные знания эксперта-лингвиста в вопросах субкультурных особенностей участников коммуникации не являются профильными, а ссылка на общеизвестность того или иного факта вызывает улыбку у опытного юриста. Мы понимаем, что привлечение специалистов по всем вопросам в процессе анализа каждого текста на практике представляется весьма затруднительной, но и оставлять без внимания значимые фрагменты многокомпонентного текста только потому, что они не являются стандартным объектом исследования, неправильно.

Таким образом, отметим, что проблемы, возникающие в процессе анализа Интернет-текстов, могут быть квалифицированы как формальные, т. е. не связанные непосредственно с деятельностью эксперта-лингвиста, и содержательные, вытекающие из специфики объекта исследования с точки зрения комплексности его семантики. Однако их решение представляется одинаково важным с позиции результативности. Нельзя не сослаться на образное определение Е. В. Новожиловой, характеризующей сложившуюся практику в сфере юрислингвистических исследований следующим образом: она «сегодня подобна игральному автомату: стороны судебного разбирательства могут вновь и вновь дергать его ручку, инициируя повторное исследование в надежде получить устраивающий их результат» (Новожилова, 2019, 486). Данная ситуация не только затрудняет принятие решений судами, но и дискредитирует основы экспертной деятельности. С целью повышения авторитетности лингвистических исследований, росту доверия к экспертам со стороны общественности должна быть минимизирована дискуссионность результатов с опорой на новые методические основы анализа сложных текстов.

Для решение обозначенных выше проблем в процессе анализа Интернет-текстов представляется возможным пересмотреть принцип подхода к данному типу текстов, рассматривая их в аспекте дискурсивности.

 

Список литературы:

  1. Бернацкая А.А. К проблеме «креолизации» текста: история и современное состояние // Речевое общение: специализированный вестник. Красноярск: Красноярский университет, 2000. Вып. 3 (11). С. 104-110.
  2. Булатова Е.И. Сетевые коммуникативные стратегии: троллинг // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств. 2017. № 2 (31). С. 75-78.
  3. Воробьева А.А.Компьютерная криминалистика: идентификация автора Интернет-текстов // Научно-технический вестник информационных технологий, механики и оптики. 2016. Т. 16. № 2. С. 295-302.
  4. ГаляшинаЕ.И. Квалификационные и профессиональные требования к эксперту по судебной лингвистической экспертизе: лингвист-эксперт или эксперт-лингвист? // Язык. Право. Общество. 2018. С. 27-32.
  5. Новикова А.П.Русскоязычные интернет-тексты суицидальной тематики: система речевых жанров и параметры языкового воздействия: автореферат дис. … кандидата филологических наук. Красноярск, 2009.
  6. Новожилова Е.В. К проблеме качества судебных лингвистических экспертиз // Вопросы экспертной практики. 2019. № 1. С. 485-488.
  7. Седойкина Ю.С.Лингвоэкспертное исследование невербальных элементов Интернет – текста // Свобода и право. 2017. С. 21-24.
  8. Селиванова М.Ю.Графическое моделирование текстов интернет-высказываний как один из идентификационных признаков в автороведческой экспертизе // AdvancedScience. 2017. № 3. С. 519-527.
  9. Солодухо А.С., Лозовский А.В. Провокативность в интернет-коммуникации: проблема определения понятия // Журнал Белорусского государственного университета. Философия. Психология. 2019. № 1. С. 104-109.
  10. Тихомирова М. С. Поликодовый текст как часть интернет-коммуникации // Цифровая культура открытых городов. Екатеринбург, 2018. С. 551-554.

 

Об авторе

admin administrator