ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО И ПРАГМАТИЧЕСКОГО КОМПОНЕНТОВ В СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОМ ДИСКУРСЕ

Byadmin

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО И ПРАГМАТИЧЕСКОГО КОМПОНЕНТОВ В СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОМ ДИСКУРСЕ

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2012 г.

Кусов Геннадий Владимирович,

кандидат филологических наук, старший преподаватель
кафедры
социологии и правоведения КубГТУ (г. Краснодар, Россия)

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО И ПРАГМАТИЧЕСКОГО КОМПОНЕНТОВ

В СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОМ ДИСКУРСЕ

Целостное отражение предметов, ситуаций и событий, которое возникает непосредственно при воздействии физических раздражителей на рецепторы органов чувств, создает перцептивный образ. Смысловая интерпретация устного или письменного текста, то есть процесс восприятия (переработки) речи – необходимая составная часть общего процесса восприятия, создания образа текста.

Известно, формы и способы восприятия как предмет изучения относятся к психофизиологической науке. Для лингвистов эта проблема представляет интерес в основном при составлении и исследовании диагностических списков слов и выражений с определенной модальностью восприятия. При восприятии внешнего мира, то есть получая информацию о нем по нескольким каналам (визуальный, аудиальный, кинестетический), человек вербализует свое внутреннее состояние, используя эти каналы: брать за душу, выходить из себя, тоска зеленая, хлебнуть лиха. Однако однозначного толкования восприятия лингвисты еще не выработали.

Имея в виду явление перцепции, мы замечаем, что культурно обусловленные стереотипы языка, имея связь с особенностями функционирования органов перцепции, с качеством, достоверностью и полнотой предоставляемой информации, оказывают влияние на формирование ментальных единиц (культурных и личностных концептов), а в результате – влияние на поведение представителей определенной культуры при коммуникативном общении. При этом влияние осуществляется как в ходе выделения существенных признаков воспринимаемого предмета или явления, так и при формировании его целостного образа. Лексемы, объективирующие концепты перцептивных модусов, фразеология и паремии, будучи созданы в определенном социуме, несут отпечаток национальной культуры с ее особенностями, с системой образов, которые  закрепились  во  фразеологическом составе языка, создавая своеобразное видение мира у представителей определенной языковой общности (Телия, 1996, 215).

Так внимание носителей разных языков при восприятии текста проявляется избирательно в зависимости от степени приоритета объекта, некоторых его качеств в системе потребностей индивидуума, что объясняется субъективными интересами воспринимающего. Фразеологизмы, пословицы служат доказательством произвольности восприятия текста в связи с некоторыми национальными особенностями взгляда на конкретное явление. В некоторых случаях лингвокультурная интерференция выражается таким образом: правила речевого этикета одного языка переносят в речь на другом языке, иной лингвокультуры. При значительном расхождении этикетных формул интерференция неизбежно приводит к негативной реакции адресата речи. Например, принятое в американской культуре обращение по имени к лицу, старшему по возрасту или положению, носителями русского языка воспринимается как неприемлемое. Кстати, невербальные средства, принятые в разных лингвокультурах, также существенно различаются, например, одни и те же жесты имеют неодинаковое значение.

Кроме того, каждая лингвокультура имеет строго определенные ограничения относительно затрагиваемых тем, выбора выражений, громкости голоса, последовательности, продолжительности реплик и т.д. В тех случаях, когда характерные для разных лингвокультур нормы речевого поведения противоречат друг другу, обязательно возникает чувство отчужденности, настороженности, неприязни по отношению к собеседнику, а иногда и серьезные конфликты, которые приводят к обращению в суд и требуют лингвистической экспертизы.

Иногда использование словарных единиц с негативной окраской происходит при неоправданном переносе семантических признаков одной словарной единицы на другую с нейтрализацией их различий по причине сходства их фонетического звучания и графического написания. Примером внутриязыковой интерференции, основанной на формальном сходстве, может быть употребление автором высказывания по отношению к кому-либо слов покойник вместо полковник, вонючка вместо внучка, жалок вместо жалостлив, проступки вместо поступки, что оскорбит адресата (Кузьмина, 2010, 2), который, в силу действия перцептивной языковой интерференции, может неправильно понять и потому необоснованно увидеть в тексте содержание негативной информации, если, конечно, не было такой «оговорки» с целью унизить достоинство адресата (Матвеева, 2004, 102).

Вместе с тем язык фиксирует прямую связь восприятия с ментальными состояниями и процессами (например, «слышится угроза», «горькое воспоминание», «угол зрения», «теплые пожелания»), а это свидетельствует о том, что зрение, слух, обоняние, осязание, вкус (восприятие) не являются просто самостоятельными и независимыми проводниками сигналов в мозг, их роль гораздо шире, являясь внешним выходом мозга, неотъемлемой его частью, источником перцептивного знания и опыта, не обязательно осознанного, условием распознавания, осознания, понимания и интерпретации происходящего. По этой причине к перцептивной лексике часто добавляется ментальное значение (например, «не видеть смысла», «прояснить ситуацию», «прислушаться к мнению») Анализируя языковой материал, мы замечаем, что многие слова и выражения, обозначающие ментальную сферу человека, происходят от лексики, обозначающей зрительное восприятиепроисходит концептуализация работы мозга в языке подобно работе зрения (например, «мысленный взор», «прозреть», «ясно помнить», «в свете последних событий», «рассматривать вопрос»)

Кроме того, существует эффект интуитивного восприятия (озарения), объясняющего формирование образа объекта без подкрепления дополнительными фактами и без использования механизма рассуждения и аргументации. Концепция ассоциативной памяти человека, разрабатываемая приверженцами концептуально-пропозициональной гипотезы, позволяет понять следующее: образное мышление связано не столько с анализом отдельных признаков, сколько с неявным учетом их связей, ассоциаций с иными признаками, не поддающимися непосредственному наблюдению в том числе. Ассоциации возникают различные: структурные – по смежности в пространстве; каузальные или причинно-следственные – по смежности во времени; по сходству; по контрасту (Кобринский, 1995, 90).

Таким образом, в профессиональной деятельности эксперта-лингвиста понимание текста – сложный интеллектуальный процесс, включающий, кроме элементарной языковой переработки текста, дополнительные компоненты эмоционального, субъективного и прагматического характера.

Отметим тот факт, что текст, являясь результатом познавательной, эмоциональной, коммуникативной деятельности человека, подразумевает возможность фактов как семантической, так и прагматической аппроксимации. Предъявляемое к тексту требование полезности информации приводит к необходимости актуализации какой – то части отраженного знания в ущерб другой его части – это с одной стороны. С другой стороны, являясь носителем своего особого сознания, субъективно – эмоционального видения и восприятия мира, автор текста уже в процессе создания текста не может избежать двойственности авторского мировосприятия и способов его вербализации, представляющих собой динамическое единство научной, обобщенно – объективной и наивной, субъективно – эмоциональной картин мира. Механизмы обработки знаний эмоционально – рационального характера естественно проявляются в принципах построения текстовых фрагментов. Современное языкознание в настоящее время занимается выявлением способов динамического взаимодействия разных стратегий построения текста, что, несомненно, будет востребовано при производстве лингвистической экспертизы.

Рассмотрим подробнее ряд факторов, лежащих в основе модели формирования текста:

1.   Программирование содержания в рациональном – эмоциональном ракурсе. Этот фактор дает возможность учитывать разнообразные компоненты концептуального устройства текста.

2.   Выбор жанровой формы определяет его речевое существование.

3.   Языковое воплощение текста представляет его языковую репрезентацию.

При этом отметим потенциальную вариантность каждого из заданных факторов:

– Вариантность, проявляющаяся на языковом уровне, состоит в выборе синтаксических моделей, лексики, морфологического оформления. И, кроме того, свойственные коду всех развитых языков эмотивные элементы позволяют выражать как универсальное, логическое, так и субъективное, личностное представление о мире.

– Вариантность на коммуникативном уровне обусловливается возможностью перехода потенциального текста в другие жанровые формы.

– Вариантность на концептуальном уровне проявляется в возможности актуализации разных слоев (элементов) концепта, в том числе образно-эмоциональных и субъективно-оценочных, или в возможности выбора рационально-логической или эмоциональной программы содержания текста.

Проследим, как это происходит в реальном коммуникативном общении между людьми, когда человек, осваивая противостоящую ему действительность, выступает в этом процессе в качестве общественного существа, однако имеющего индивидуальную психику, включенную в систему социальных взаимодействий и, более того, организованную и структурированную с помощью коллективно выработанных, общественно принятых, закрепленных в культуре средств: слов, идиоматических выражений, мифов, представлений, произведений художественной фантазии, различных норм, эталонов, символов (Андреев, 2002, 91). Происходящее в нашей стране изменение социальных ценностей, жизненных стилей, столкновение между новой глобальной культурой и национальными традициями приводят к двойственности социального сознания, когда человеку трудно определить свое место на социальной лестнице. Лишенные стабильности социальные ценности образуют постоянно меняющиеся конфигурации, трансформирующиеся затем в обобщенные социальные ориентации. В качестве примера приведем количественный анализ содержащих пейоративы лексических единиц, имеющихся в различных языках, из чего делаем вывод, что русское языковое сознание отдает приоритет оценке личности по эмпирическому типу, то есть по поведению на людях, по принципу «по одежке встречать – по уму провожать», англичане оценивают личность по интеллектуальному типу оценки, французы – по моральному типу оценки (Карасик, 1996, 13). Россия как многонациональное государство имеет общество с множеством языковых сознаний и, следовательно, предпосылок для языковых конфликтов.

Если говорить о пейоративной лексике, то это не единственный фактор, который принципиально способен обозначать явления, квалифицируемые с позиции права, и концепт «оскорбление» выступает в качестве правового запрета (имеющего лингвокультурное содержание), квалификация смысла которого происходит по семантическим законам национального языка: смысл оскорбительности берется из содержания правовой нормы национального закона, вобравшего суммарный опыт социализации предыдущих поколений (Якушев, 2002, 99).

В этой связи проводились экспериментальные исследования (Поломских, 2003, 211), в результате которых были выявлены следующие особенности, непосредственно способствующие разработке перцептивно-прагматических сценариев лингвистических экспертиз:

– Характер взаимодействия эмоционально-чувственного восприятия, всегда сопровождаемого рационально-вербальным отражением, находится в зависимости от степени подтекста, придаваемого личностью автора текста для реципиента, а также от эмоциональных характеристик самого сообщения.

На эмоционально-чувственное восприятие текста оказывают влияние следующие параметры: эмотивные формы оценок; содержательные стереотипы и квазистереотипы; формальные лексико-грамматические, стилистические средства установления эмотивного контакта; риторическая форма смысловой связи; оценивающие средства, влияющие на интенсивность восприятия.

– Различие текстовых параметров по степени влияния на подверженность рефлексии прослеживается в таких случаях: наиболее рефлексируются содержательные эмотивные средства; формально-языковые средства мало поддаются рефлексии. Влияние текстовых параметров эмоциональности имеет вероятностный характер.

– Эмоционально-чувственное восприятие текста (высказывания) является целостным и синкретичным, и выявить особенности воздействия различных текстовых параметров затруднительно.

– Тексты, имеющие эмоциональную окраску, создают наиболее инвариантные эмоционально-чувственные проекции и различные варианты межгрупповых содержательных проекций, которые объясняются отличием в ценностных ожиданиях группы, а также социально-психологическим своеобразием восприятия в этих группах.

– Тексты с рациональным содержанием создают наиболее вариантные и структурированные эмоционально-чувственные проекции с относительно согласованной по содержанию смысловой основой, а вариантность проявляется не в групповых, а в индивидуальных интерпретациях основных смысловых направлений.

– Основным параметром, обусловливающим инвариантность общегрупповых вербальных проекций, служит формально-структурная выделенность слова в тексте. Но анализируя соотношения эмоционально-чувственных и рационально-вербальных проекций, замечаем, что это не является доказательством преобладания в общей массе формально-незаинтересованной стратегии. Например, некоторые тексты (не обязательно целенаправленно) составляются таким образом, что формально выделенное слово становится одновременно предметной характеристикой – и входит в предметно-ориентированный профиль содержания, находится в активной форме и, создавая эмотивные оценки, является составной частью мотивационно-побудительной линии содержания. Основная стратегия восприятия смысла определяется только с учетом характера эмоционально-чувственной проекции.

– Влияние на эмоционально-чувственный и на вербально-содержательный профили текстов оказывают социально-психологические особенности реципиентов. При исследовании этого явления выявилось, что группы с положительной установкой, молодые люди, люди, имеющие гуманитарное образование, оказались более чувствительны к эмоциональным параметрам текстов.

– Что касается национально-культурных различий, то они проявляются в неприятии тех или иных стереотипов или в адаптации к ним.

– Анализ содержательных и эмоционально-чувственных групповых проекций выявил основные стратегии:

а)   предметно заинтересованную с доминирующим оценочным фактором в эмоционально-чувственном восприятии и наиболее пристрастным подходом к расстановке смысловых акцентов в содержании;

б)   формально заинтересованную с активизировавшимся чувственным восприятием, провоцируемым текстовыми эмоциональными сигналами, и более чувствительной к текстовым «креативным аттракторам» содержательной проекцией (Болдырева, 2010, 10);

в)   формально незаинтересованную с более структурированной эмоционально-чувственной проекцией и ориентацией на формально-структурные сигналы при распределении смысловых акцентов.

– Взаимодействие эмоционально-чувственного и рационально-вербального смыслового восприятия варьирует от максимального до относительно минимального (по силе переживания).

При рассмотрении эмоционального и рационального в тексте, их соотношения и восприятия выясняется, что эмоциональность и рациональность речи находятся не в оппозиции, а в отношениях дополнительности. Рациональные и эмоциональные аспекты текста сливаются в единую смысловую систему, ведущим компонентом которой является рациональный. Это объясняется дискретностью языка и особенностями мышления человека. Эмоционально-чувственный психический опыт, получая рациональное отражение в качестве готовых экспрессивных языковых единиц, выражается непосредственно за счет возможности текста способствовать актуализации в сознании человека фрагментов синкретичного образа мира и созданию структур высочайшей степени интегративности (символы, индексы).

Итак, схематично анализ текста с точки зрения соотношения эмоционального и прагматичного аспектов включает следующее:

1.   Анализируется содержание текста по качественной категории: предметно-логические, оценочные языковые значения и оценочные коннотации, которые создаются актуализированной формой языкового выражения и небуквальной оценкой при описании типичных эмоционально окрашенных ситуаций. При этом степень эмоциональной напряженности возрастает от языковых способов к текстовым, затем подтекстовым способам введения оценок.

2.   Определяется количественное соотношение рационального и эмоционального аспектов в содержании текста, имея в виду, что рациональный аспект содержания исчисляется дискретными единицами информации, определяющимися и интегрирующимися в отношении коммуникативной цели фрагмента текста (высказывания). Мера эмоционально-чувственного аспекта текста исчисляется не единицами, а градуируется по степени увеличения – уменьшения. Интенсивность переживания частично задается текстовыми средствами и возрастает с помощью языковых способов (логическое и экспрессивное градуирование) и текстовых способов (экспрессивно-эмотивное градуирование).

3.   Выявление характера отношений между автором текста (субъектом текста) и субъектом восприятия. Анализ лексико-грамматических, стилистических и стереотипных содержательных структур показывает возможность как приближения текста к субъекту восприятия (что способно провоцировать его больший психологический отклик и резонанс), так и удаления (дистанцирования текста от реципиента, когда восприятие сообщения становится более беспристрастным и отстраненным).

4.   Выявление способов смысловой связи в тексте, при осуществлении которой (связи) возможно прогнозирование эмоционально-чувственного соучастия реципиента, зависящего от большей или меньшей логической жесткости или семантической мягкости, а также от риторической интерференции этих категорий.

Перейдем к более подробному рассмотрению различий в стратегиях восприятия текстов реципиентами, имеющими отличающиеся социальные и психологические характеристики, что ведет к пониманию возникновения конфликтных ситуаций коммуникативного характера и требует проведения лингвистических экспертиз:

1.   На характер эмоционально-чувственного и вербально – содержательного восприятия влияет психологическая установка. Положительная установка способствует стремлению чувственных и оценочных ассоциативных признаков к консолидации в единую положительную структуру. Проекции вербально – содержательные становятся предметно-ориентированными (происходит активизация личностного смысла) или формально-заинтересованными (что означает чувствительность к текстовой мотивационно – побудительной структуре). Отрицательная установка дает эффект разделения эмоционально-чувственного восприятия на наиболее формально-ориентированные стратегии обработки содержания и независимые признаки.

2.   На характер смыслового восприятия текста реципиентами влияют половые различия. Женские проекции характеризуются осмыслением текста в основном с точки зрения личностной и практической ценности содержания. Мужские проекции наиболее привержены к смысловой структуре и параметрам текста. Такое различие объясняется не столько биологическими особенностями, сколько социальной ролью мужчин и женщин, обусловленной воспитанием в гендерно-дифференцированной культурной традиции.

3.   Влияние возрастных различий проявляется в основном в уровне конформности (податливость человека реальному или воображаемому давлению группы, проявляющаяся в изменении его поведения и установок в соответствии с первоначально не разделявшейся им позицией большинства). Более индивидуальные, не зависящие от групповых предпочтений стратегии осмысления характеризуют людей старшего возраста, тогда как люди молодые более склонны к конформности и к групповым стереотипам. Стратегии осмысления содержания этих людей зависят от мотивационно – побудительной текстовой структуры в большей степени.

4.   Характер смыслового восприятия текста зависит от рода деятельности реципиента. Люди с социальным и гуманитарным профилем деятельности испытывают влияние групповых предпочтений и стереотипов в большей степени, проявляя большую чувствительность к текстовым «креативным аттракторам». Это отражается в оценках эмоциогенности текстов, в индексировании выражений с активной формой. Группы реципиентов естественно-технического, бизнес-профилей меньше ориентированы на групповые стереотипы и приоритеты. Вербально-содержательные проекции этих людей характеризуются большей индивидуальностью, разнообразием оценочных оснований и меньшей интенсивностью чувственных оценок, то есть более рациональным подходом.

5.   Влияние национально-культурных различий реципиентов проявляется в адаптации к некоторым содержательным стереотипам или в отторжении их (Поломских, 2003, 15).

Все сказанное выше позволяет нам сделать вывод о том, что тактика смыслового восприятия, то есть перцептивное поведение реципиента, зависит как от параметров текста, так и от индивидуального опыта и социальной роли реципиента, оказывающих влияние на адаптацию или отторжение определенных стереотипов, содержащихся в тексте.

Учитывая различную степень чувствительности (перцептивности) индивидов, их национальную принадлежность, возраст, род деятельности и в связи с этим разное понимание того, что считать оскорбительным, а что нет – обратим внимание на предельную сложность проблемы правомерности или неправомерности привлечения к ответственности за определенные речевые нарушения, например, которые порочат честь и достоинство объекта высказывания.

 

Список литературы:

  1. Андреев А.Л. Политическая психология. М., 2002.
  2. Болдырева Э. Креативный аттрактор как структурный компонент текста. Монография. Berlin : Lamber, 2010.
  3. Карасик В.И. Культурные доминанты в языке // Языковая личность: Культурные концепты. Волгоград-Архангельск, 1996.
  4. Кобринский Б.А., Фельдман А.Е. Анализ и учет ассоциативных знаний в медицинских экспертных системах // Новости искусств. интеллекта. 1995. № 3.
  5. Кузьмина С.Е. Языковая интерференция и конфликтогенный текст // Право как дискурс, текст и слово. Материалы конференции. Барнаул, 2010. URL: konference.siberia-expert.com.
  6. Матвеева О.Н. К вопросу о юридизации конфликтного текста // Юрислингвистика-5: Юридические аспекты языка и лингвистические аспекты права. Барнаул, 2004.
  7. Поломских Е.Г. Соотношение эмоционального и рационального в восприятии рекламного текста : дисс. …. канд. филол. наук. Пермь, 2003.
  8. Телия В.Н. Русская фразеология: семантический, прагматический и культурологический аспекты : учеб. пособие. М., 1996.
  9. Якушев А.В. Теория государства и права. М.: Приор, 2002.

Об авторе

admin administrator