О ДОМИНАНТНЫХ ПРИЗНАКАХ В АВТОРОВЕДЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ: РЕЧЕВАЯ АГРЕССИЯ КАК СТИЛЕВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ГОВОРЯЩЕГО

Byadmin

О ДОМИНАНТНЫХ ПРИЗНАКАХ В АВТОРОВЕДЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ: РЕЧЕВАЯ АГРЕССИЯ КАК СТИЛЕВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ГОВОРЯЩЕГО

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2012 г.

Месропян Лилит Месроповна,

ассистент кафедры русского языка и теории языка факультета лингвистики и словесности
Южного федерального университета
(г. Ростов-на-Дону, Россия)

Павленко Татьяна Леонтьевна,

кандидат филологических наук, профессор кафедры русского языка и теории языка факультета лингвистики и словесности Южного федерального университета
(г. Ростов-на-Дону, Россия)

О ДОМИНАНТНЫХ ПРИЗНАКАХ  В АВТОРОВЕДЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ: РЕЧЕВАЯ АГРЕССИЯ КАК СТИЛЕВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ГОВОРЯЩЕГО

Речевая агрессия является ярким показателем идиостиля говорящего, характерным признаком  коммуникативного портрета личности. Речевая агрессия присуща всем коммуникантам, однако сугубо индивидуальная степень ее проявления, формы выражения и интенсивность ее употребления у отдельно взятого индивидуума делают речевую агрессию важнейшим критерием рассмотрения речи говорящего при  автороведческой экспертизе.

В работе «Речевая агрессия и агрессивность как черта речевого портрета» К.Ф. Седов, выделяя три уровня коммуникативной компетенции (конфликтный, центрированный и кооперативный) с последующей их детализацией на подтипы, указывает на то, что «анализ речи конкретной языковой личности в аспекте ее агрессивности позволяет отличать ее от речи других пользователей языком», при этом отмечая, что «разница  в языковых формах коммуникативного намерения определяется особенностями индивидуального стиля участников коммуникации» (Седов  К.Ф. 2007: 270-271).

На примере конкретного исследования мы попытаемся показать устойчивость  характера проявления речевой агрессии отдельно взятой личности и значимость исследования речевой агрессии в рамках автороведческой экспертизы.

Автороведческая экспертиза предполагает использование методики сравнения текстов по образцу (под образцом имеется в виду текст, автор которого уже известен: Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста: теоретические основания и практика: учеб. Пособие – М., 2007. С. 484). Потому необходимо проведение экспертизы в четыре этапа. На первом этапе — предварительного исследования – дается лингвостилистический анализ текста-образца; на втором этапе проводится исследование по тому же плану других текстов, авторы которых прямо не указывались; на третьем этапе сопоставляются языковые особенности этих текстов с образцом.  В заключительной части исследования делаются выводы из предпринятого сопоставления текстов.

При установлении языковых особенностей текста и стилевой манеры автора имеется в виду не только принадлежность единиц к определенным уровням (подсистемам) языка, но и специфика взаимодействия между разноуровневыми средствами, благодаря которому можно более аргументированно определить языковые предпочтения составителя текста, тенденции в выборе средств.

В качестве примера может послужить автороведческая экспертиза, проведенная для разрешения вопроса: является ли автором всех представленных материалов господин Бр-ов?

В качестве объекта исследования были представлены следующие материалы: 1) Обращение к «Прокурору  Ростовской области тов. Кузнецову В.А.» от 6 июля 2009 года, подписанное В. Бр-овым (3,3 стр.); 2) Другие бумаги (11 отдельных текстов), фамилии авторов которых не названы. (При цитировании соблюдаются орфография и пунктуация всех исследуемых текстов).

Первой частью исследования является анализ текста  обращения господина Бр-ва  к Прокурору Ростовской области В.А. Кузнецову. Основная направленность этого текста – негативная оценка деятельности председателя ГСК «Ф…» Ч-ко, правления в целом и просьба к прокурору  «принять меры по соблюдению законов РФ, Устава ГСК со стороны Ч-ко В.А., правления ГСК.

В лексическом составе текста обращения Бр-ва к Прокурору обнаруживаются две основных тенденции. Во-первых,   а) используются технические, юридические термины; б) клише (устойчивые обороты официально-делового стиля): кадастровый план (с.2-3), план застройки (с.3.); государственные структуры (с.3), правоохранительные органы (с.1,3); законодательные акты (с.1), Конституционные права (с.2); «документальные подтверждения имеются» (с.3); «установлено документально» (с.3); «нарушение общественного порядка» (с.1) и др.

Во-вторых,  в тексте обращения  Бр-ва к Прокурору употребляется также большое количество слов и сочетаний, предназначенных для выражения оценки, причем преобладают языковые единицы, которые передают негативную оценку. Одни слова и сочетания сов, выражающие негативную оценку, не выходят за границы норм литературного языка: «как под копирку идут отписки» (с.1); «Ч-ко В.А. необоснованно и бездоказательно, обвиняет нас» (с.1); «в операции прикрытия» безобразия и беззакония, творимых Ч-ко»  (с.1); «лживым и циничным, по сути, является утверждение Л.С. Д-на» (с.2); «привлечь виновных к ответственности за фальсификацию, искажение фактов» (с.4) и др. Другие средства негативной оценки носят ненормативный характер, например, используются жаргонные слова и обороты: крышевать (с.1) – «оказывать покровительство людям — нарушителям законов» (Грачев М.А. Словарь тысячелетнего русского арго – М., 2003 – С.457); черный нал (с.3) – «сверхдоходы, не контролируемые государством» (Мокиенко В.М., Н-на Т.Г. Большой словарь русского жаргона. – СПб, 2000 –С. 373); Употребляются просторечные единицы, имеющие грубую окраску: играть в «футбол» (с.1) – «стараться избавиться от кого-чего-н., направляя от одного к другому» (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1997-С. 859).

Для стилевой манеры господина Бр-ва  характерно эмоциональное выражение негативных оценок путем использования в предложении сразу нескольких слов, передающих неодобрение. Это придает негативным оценкам категоричность: «В результате я и мои товарищи, возмущенные беспределом, вседозволенностью, хамством, хищением финансовых средств, которые образовывались за счет вносимых  нами членских взносов, со стороны Ч-ко В.А. и его ближайшего окружения, ответов на свои вопросы не получили» (с.1); « <…>идут отписки, циничные и наглые, по своему содержанию, не соответствующие действительности, искажающие, вуалирующие положения законов РФ» (с.1). В первом отрывке используется контактно (рядом) 5 слов, в значении  которых имеется негативная оценка: возмущенные – стилистически нейтральная причастная форма глагола возмутить – «вызывать у кого-н. чувство негодования, раздражения» (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1997-С.92); беспредел – слово разговорной окраски, указывающее на «крайнюю степень беззакония, беспорядка» (там же, с. 45); вседозволенность – «книжное, неодобрительное; характеризует поведение того, кто в своих поступках чувствует себя свободным от всяких общественно установленных норм и правил» (там же, с. 104); хамство – разговорное слова; поведение оценивается им как «грубое, наглое» (там же, с. 860); хищение – слово заимствовано из официального стиля языка, значение, которое фиксируется у этого существительного в словаре, — «воровство, преступное присвоение имущества (государственного, общественного)» (там же, с. 862).

Для стилистической манеры господина Бр-ва  типично употребление слов, выражающих негативную оценку, как однородных членов предложения или однородных частей обособленного оборота: рассмотренный выше ряд слов беспредел, вседозволенность, хамство, хищение составляют существительные, в равной мере зависящие от причастной формы глагола возмущенные. Как однородные сочетаются негативные определения «циничные и наглые», «не соответствующие действительности, искажающие, вуалирующие положения законов РФ» в другом цитированном ранее отрывке текста. Этими сочетаниями подчеркивается, что нарушение «законных прав и интересов» (с.1) членов ГСК, наблюдаемые в деятельности его правления, носят грубый характер.

Употребление большого количества сочинительных сочетаний слов или сочетаний разных форм слова является одной из самых заметных особенностей стилевой манеры Бр-ва . Эти структуры в тексте письма-обращения господина Бр-ва  к Прокурору выполняют различные функции. Они могут указывать на высокую степень определяемых свойств, действий или  длительность явления: «…тщательно изучить, проанализировать мои обращения и ответы на них» (с.4); «не получил и не могу получить их [копии документов] до настоящего времени» (с.2); используются с целью уточнения мысли: «аргументированные, юридически выверенные ответы на поставленные вопросы» (с.3); служат для выражения эмоций: «Поражает то, что сотрудники прокуратуры Октябрьского района этого не видят и не хотят замечать» (с.3). Однако ориентация в выборе  слов на эмоциональное выражение оценок является нарушением норм делового стиля, к которому должно быть отнесено и обращение к Прокурору, являющееся по жанру заявлением. Обратим внимание на использование в нем таких элементов, как указание на адресат – «должностное лицо, полномочия которого позволяют выполнять просьбу автора,» — и адресанта, или автора документа; «основной текст (формулировку просьбы)», «краткую аргументацию существа дела» (Культура русской речи: Энциклопедический словарь-справочник/ Под ред. Л.Ю. Иванова, А.П. Сковородникова, Е.Н. Ширяева и др. – М., 2003 – С.193). Не рекомендуется употреблять в документах разговорную лексику; эмоционально окрашенные слова и синтаксические конструкции (там же, с. 151, 400).

Использование большого количества сочетаний слов, однородных по смыслу, выполняемой функции, в тексте обращения Бр-ва к Прокурору  затрудняет восприятие предлагаемой аргументации, делает ее менее точной. Например, употребление Бр-вым синонимов в конструкциях «По нашему глубокому убеждению и мнению» (с.1), «мы не настаиваем, что наше мнение и позиция единственно верная и правильная» (с.3) приводит к ненужному дублированию, а в некоторых случаях высказывание из-за неудачного выбора тематически близких слов и употребления их как синтаксически однородных становится двусмысленным: «<…> чувствуя безнаказанность и защиту органов прокуратуры, уже в официальных документах Ч-ко В.А. необоснованно и бездоказательно, обвиняет нас  <…>» (с.1): не совсем ясно, кто чувствует свою безнаказанность – В.А. Ч-ко или работники прокуратуры.

Стремлением повысить эмоциональное воздействие предлагаемых характеристик явлений объясняется и такая особенность стилевой манеры Бр-ва , как употребление большого количества прилагательных градуирующей направленности, обращающих внимание на высокую степень оцениваемых признаков, обязательность преобразований: «с изложением требований немедленного реагирования на это» (с.1), «непререкаемым авторитетом для работников прокуратуры , является Ч-ко В.А.» (с.3), «при таких вопиющих нарушениях законов РФ» (с.3) и др. Стремление усилить эмоциональность высказываний (которая противоречит нормам делового стиля) становится причиной неверного построения предложений, избыточности языковых средств: «Вывод один, кому-то очень не хочется  вскрывать все эти безобразия и при этом дать возможность Ч-ко В.А. подчистить имеющуюся документацию с учетом всех выявленных нами недостатков и  беззакония» (с.3).  Получается, что работников прокуратуры порицают не только за то, что им «не хочется вскрывать все эти безобразия», но и за то, что не хочется «при этом дать возможность Ч-ко В.А. подчистить имеющуюся документацию…» .

Противоречит нормам делового стиля ироническое употребление слов, при котором изменение значений носит скрытый (неявный) характер и выражает насмешку (Культура русской речи: Энциклопедический словарь-справочник/ Под ред. Л.Ю. Иванова, А.П. Сковородникова, Е.Н. Ширяева и др. – М., 2003 – С.227). В тексте письма-обращения господина Бр-ва  к Прокурору иронически используемые слова выделяются при помощи кавычек: «Почему-то ссылаясь на устав ГСК , работники прокуратуры «не заметили» что многие члены правления освободили себя не только от всех выплат, но даже от уплат членских взносов <…> » (с.2); «Более того, нами установлены два списка «сотрудников» ГСК  якобы работающих в нем <…>» (с.3). Но оформление  при помощи кавычек недостаточно информативно, потому что используется  и при цитировании, и при передаче прямой речи, и при других типах  переосмысления слов (например, переносном использовании слов с целью усиления образности). Ироническое переосмысление слов, употребление кавычек при изменении их значений неуместны в деловой речи, так как затрудняют понимание текста (слово, данное  в кавычках, можно трактовать по-разному), отвлекают от анализа проблемных ситуаций.

Для текста обращения Бр-ва к Прокурору типично использование вопросительных предложений не по прямому назначению  — для уточнения информации (Русская грамматика: В 2т. Т.2 М., 1980 – С.396), а для выражения испытываемых чувств, эмоционального усиления оценок. Вопросительные предложения в рассматриваемом тексте служат для эмоционального утверждения; являются средством побуждения; передают возмущение, пренебрежение (об этих функциях вопросительных предложений см. там же, с. 395-396). Такое употребление вопросительных предложений в тексте письма-обращения господина Бр-ва  к Прокурору вступает в противоречие с нормами делового стиля, снижая эффективность аргументации, например: «Разве в  обязанность сотрудников прокуратуры не входит защита  законных прав и интересов  граждан РФ?» (с.3); «От имени моих товарищей , членов ГСК «Ф-ж», хочется задать вопрос: «Неужели Вам и Вашим сотрудникам не надоело играть в «футбол»? (с.1); «На каком основании господа Н-н и Д-н лишают меня и других членов ГСК , Конституционных прав на информацию? » (с.2).

В рассматриваемом тексте  много отступлений от правил пунктуации. Эти нарушения норм пунктуации можно разделить на 2 подтипа: а) отсутствуют необходимые знаки препинания; б) используются лишние знаки. Распространенными ошибками являются:

  1. Отсутствие запятой в сложноподчиненных предложениях перед придаточным изъяснительным: «Совершенно непонятно для чего пишутся законы, если исполнители в своей практической деятельности могут руководствоваться ими как своим правом, но не обязанностью <…>» (с.2); «Удивляет _ что во всех полученных ответах непререкаемым авторитетом для сотрудником прокуратуры,  является Ч-ко В.А. <…>» (с.3), «Мы не настаиваем _ что наше мнение и позиция единственно верная и правильная» (с.3);
  2. Пропуск знаков препинаний при употреблении обособленных членов предложения: «Из ответов _ полученных нами от работников прокуратуры Октябрьского района, (Н-на К.П. и Д-на Л.С.), мы сделали вывод что они, всячески  защищают  и отстаивают противоправные действия и интересы Ч-ко В.А.» (с.1), « <…> организатором и вдохновителем всех противоправных действий _ творящихся в ГСК _  и основным действующим лицом <…>» (с.1); «Почему-то _ ссылаясь на устав ГСК, работники прокуратуры «не заметили»_ что многие  годы члены правления освободили себя  не только от всех выплат, но даже от уплаты членских взносов  <…> » (с.2);
  3. Отсутствие знаков при использовании вводных слов: «Д-н Л.С.  _ с одной стороны _ подтверждает  <…>» (с.2); «Уважаемый Валерий Алексеевич, может быть _ пора и власть употребить и навести хотя бы элементарный порядок в прокуратуре Октябрьского района <…>» (с.3).

Лишними являются запятые при  необособленных обстоятельствах (к тому же они подчас отделяются от остальных  членов предложения  с одной стороны, хотя стоят в середине высказывания): «<…> мы сделали вывод что они, всячески  защищают  и отстаивают противоправные действия и интересы Ч-ко В.А.» (с.1); « <…>  Ч-ко В.А. необоснованно и бездоказательно, обвиняет нас <…> » (с.1); при употреблении дополнений, зависимых от сказуемых, выраженных переходными глаголами: «<…> факт получения от меня письменного заявления о выдаче копии устава, Ч-ко отрицает <…>» (с.2); «На каком основании господа Н-н и Д-н лишают меня и других членов ГСК, Конституционных прав на информацию?» (с.2); ошибочным является использование запятой между компонентами сказуемого: «во всех полученных ответах непререкаемым авторитетом  для работников прокуратуры , является Ч-ко В.А. <…>» (с.3). Противоречит нормам делового стиля парцелляция (расчленение) сложноподчиненных предложений, оформление придаточной части как самостоятельного предложения: «Что проводилось расследование комиссией и факты нарушения нами общественного порядка, оскорблений и угроз и др. якобы подтвердились» (с.1).

Индивидуальность стилевой манеры Бр-ва состоит в концентрированном выражении оценок и эмоций – вопреки нормам делового стиля (которым должно соответствовать заявление, направленное Прокурору). Доминантными (главными) признаками стилевой манеры Бр-ва, как показывает лингвостилистический анализ текста обращения Бр-ва к Прокурору, являются:

  1. Сочетание в составе предложения терминов и слов, выражающих эмоциональную оценку, преобладание во второй группе единиц, передающих негативную оценку;
  2. Использование сочетаний синонимов, других близких по значению слов, а также соединение разных форм слова с целью усилить оценку и ее воздействие на адресата;
  3. Употребление прилагательных, причастий, других категорий слов, значение и форма которых указывает на большую степень проявления характеризуемых признаков предметов; что позволяет градуировать оценки и придает им категоричность;
  4. Ироническое использование слов – их переосмысление для выражения насмешки;
  5. Частое употребление вопросительных предложений не для поиска информации, а как выразительного средства – с целью эмоционального утверждения или отрицания, а также эмоционального побуждения.

Следует считать, что совокупность  указанных выше признаков, доминантных при выборе слов и грамматических форм, синтаксических конструкций, составляет индивидуальность стилевой манеры Бр-ва.

Эти доминантные признаки в совокупности должны быть использованы в качестве критериев при проведении автороведческой экспертизы других 11 текстов для разрешения вопроса: является ли автором всех представленных материалов Бр-в. У всех текстов отмечается полное совпадение доминантных  признаков языковой структуры с теми, которые были выявлены на этапе Предварительного исследования при анализе текста письма-обращения господина Бр-ва  к Прокурору.

Необходимо отметить, что выделенные доминантные признаки характеризуют разные уровни языковой структуры текста: лексический состав, синтаксическую организацию, морфологическую принадлежность выразительных средств. Однако между доминантными признаками существует связь: для выражения негативной оценки служат эмоционально окрашенные слова, их употребление как однородных членов предложения, а в указании на степень проявления признака, действия участвуют слова определенных морфологических разрядов и вопросительные предложения и т.д. таким образом, речевая агрессия выступает в исследуемой речи в качестве основной характеристики, на реализацию которой направлены все коммуникативные усилия говорящего.

Все сопоставляемые тексты близки по тематике: в них рассматривается положение дел в ГСК «Ф…», негативно оценивается деятельность «Ч-ко и его окружения». В ходе исследования были выявлены ряд особенностей.

1. Во всех текстах, при написании которых автор не указывался, употребительны высказывания,  в составе которых наряду с книжными словами, терминами используются слова различной стилистической окраски, выражающие негативную оценку:

    Текст № 1: «А Вас пичкают различными ложными доводами и инсинуациями, в которые Вы охотно верите»; «Вместо того чтобы проверить учредительные документы кооператива, Вы слушаете байки Ч-ко и его окружения»; «Есть срок исковой давности – 3 года с момента доведения этого факта до членов ГСК , после чего Ваша коллективная собственность навсегда остается собственностью ушлых товарищей».

    В словаре существительное инсинуация рассматривается как книжное (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1997 – С.248); употребляемое в тексте переносное значение глагола пичкать — как разговорное (там же, с.519); по данным словаря, составное наименование в учредительных документах носит книжный характер (там же, с.846), а слово байки в составе оборота слушать байки является разговорным (там же, с.34); словосочетание коллективная собственность представляет собой составной термин (там же, с.740), а прилагательное ушлые относится к сниженной лексике, является просторечным (там же, с.846). Как и в обращении Бр-ва к Прокурору, обнаруживаются две тенденции  в выборе слов:

    • употребление терминов, устойчивых оборотов (клише) официально-делового характера: конституционные права, законные права, отстаивать в суде, заключать договоры на эксплуатацию кооперативного имущества и др.;
    • используется большое количество слов, выражающих негативную оценку: ложные доводы, инсинуации («клеветнические, порочащие кого-н. измышления»), байки («выдумки»), ложь, обманным путем и др.; эмоциональное выражение негативной оценки: делишки – уничижительное (имеющее оттенок презрительности  — см. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1997 – С.159, 834), стряпать (в значении «устраивать») — пренебрежительное  (Словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. Т.4 – М., 1988. – С. 293), сходить с ума (по-своему) – «разг.; не отдавая отчета в своих действиях, совершать безрассудные поступки, говорить глупости и т.п.» (Федоров А.И. Фразеологический словарь русского литературного языка. – М., 2008 – С.671) и др.

     

    Текст № 2: Употреблены слова и устойчивые сочетании слов, эмоционально передающие оценку: в бессрочной кабале у мошенников — эмоциональность конструкции обусловливается значением и окраской слов: кабала – «полное порабощение, полная зависимость от кого-л.» (Словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. Т.2 – М., 1986. С.10); мошенник – «нечестный человек, плут», «употребляется как бранное слово» (там же, с.306); бессрочная – «не ограничиваемая каким –л.  сроком» (там же, Т.1, — М., 1985. С.86) – прилагательное  подчеркивает безысходность  положения людей, которые могут оказаться в тяжелой экономической зависимости из-за «уловок» правления; брать (взять) за горло – «заставить, принудить к чему-л., поставить в безвыходное положение» (там же, с.335) и др.

    Текст № 3: используются слова, выражающие оценку – при этом в составе текста выявляются языковые средства, передающие негативную оценку эмоционально: наглость – «дерзкое бесстыдство, нахальство» (Словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. Т.2– М., 1986. С.336), самозванец – «тот, кто выдает себя за другого человека, незаконно присваивает себе чужое  имя, звание» (там же, Т.4.- М., 1988. С.19). В оценочной функции выступают  слова разных разрядов: книжное нелегитимно – наречие образовано от узкоспециального прилагательного нелегитимный, имеющего значение «не соответствующий закону» (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1997. С.321); нейтральные по употреблению незаконная оплата, незаконное внеочередное собрание; разговорное беспредел – «крайняя степень беззакония, беспорядка» (там же, С.44).

    Текст № 4: преобладают языковые средства с негативной оценочностью, которые передают оценку эмоционально: распоясаться – переносное значение этого глагола, реализуемое в рассматриваемом тексте, словарем определяется как разговорное и получает следующее толкование: «утратить всякую сдержанность; стать распущенным, наглым» (Словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. Т.3– М., 1987. С.656), остервенение – «состояние крайней ярости, иступленной злобы» (там же , Т.2. – М., 1986. С.656), умаслить – глагол имеет сниженную разговорную окраску; в словаре  его значение определяется так: «склонить к чему-н. лаской, лестью, подарками» (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1997. С.832), барин – переносное употребление этого слова направлено на негативную оценку бездельничания, праздности (там же, С.814), рабский  дух – «о человеке, беспрекословно, слепо  следующем чьим-либо решениям, советам » (там же, С. 638) и др.

    Текст № 5: противозаконно, попасть в немилость (в словаре фиксируются обороты с близкой структурой быть в немилости у кого, впасть в немилость к кому) – «оказаться в опале» (Словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. А.П. Евгеньевой.Т.2. – М., 1986. С. 454); прессовать – «подвергать давлению» (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1997- С.585); афера – «недобросовестное, мошенническое предприятие, дело, действие» (там же, С.32).

    Текст № 6: сфальсифицировали – этот глагол имеет книжную окраску, используется в значении «подделали, исказили» (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1997. С. 848); узурпировать – данное слово рассматривается в словаре как нейтральное (не имеющее стилистической окраски), но отмечается его направленность на выражение негативной оценки, обозначаемое глаголом действие определяется следующим образом: «произвести незаконный захват, присвоение чего-н. » (власти, прав, полномочий) (там же, с. 829); кормушка – существительное используется в тексте в переносном значении, которое является разговорным, неодобрительным, определяя негативное отношение к «месту, где можно, пользуясь бесконтрольностью, поживиться, приобрести что-нибудь для себя» (там же, с.296), хам – бранное слово, выражает презрение, передавая значение  «грубый, наглый человек» (там же, с. 859), хапуга — просторечное (ненормативное) слово, используется для выражения презрения, генетически и по значению связано с глаголом хапать, характеризующим неправедные  действия, — «брать, красть, присваивать неблаговидным способом» (там же, с. 860). В большинстве случаев негативная оценка  передается эмоционально, этому способствует содержание слов, особенности их сочетаемости в тексте.

    Текст № 7: частная лавочка – просторечное, пренебрежительное словосочетание, характеризует «что-либо, принадлежащее отдельному лицу, не имеющее общественного значения» (Федоров А.И. Фразеологический словарь русского литературного языка. – М., 2008 – С.335-336); блажь – разговорное слово, передает значение «нелепая причуда, дурь» (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1997-С. 50); басни – «выдумки» (там же, с.37), стадные чувства – «основанные на бессознательном подчинении толпе, большинству» (там же, с. 761) и др.

    Текст № 8: в рассматриваемом тексте это в основном единицы, не имеющие стилистической окраски: нарушение, ущемление прав; предстоит разобраться – значение данного словосочетания обусловливается глаголами предстоит – «надлежит сделать в будущем» (Словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. Т.3. – М., 1987 – С.373) и разобраться – «вникнуть в подробности, в особенности, понять, уяснить, определить» (там же, с.623): взятые вместе, эти слова указывают на отсутствие четкого представления о состоянии финансов в ГСК «Ф-ж».

    Текст № 9: незаконное собрание, не хватило выдержки дождаться результатов, хамство, грубость, ложь, обман и др.

    Текст № 10: используются слова выражающие негативную оценку: обман, лгать, рабский дух, рабское начало и др.

    Текст № 11: употребление слов, устойчивых сочетаний, передающих оценку: навязывают аренду – глагол  навязывать реализуется в переносном (характеризующем) значении «принудить, заставить принять» (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1997-С.377), погреть руки ни у кого не получится — устойчивое сочетание погреть руки выражает значение «нажиться за счет кого-л. или чего-л.» (Федоров А.И. Фразеологический словарь русского литературного языка. – М., 2008. – С.157), послушное окружение – прилагательным послушное обращается внимание на такие свойства – «покорное, повинующееся» (Словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. Т.3. – М., 1987 – С.318), пирамида – финансовая структура , «использующая поступающие средства как способ наживы» (Толковый словарь русского языка начала XXI века . Актуальная лексика/ Под ред. Г.Н. Скляревский – М., 2006. – С.731) и др.

    2. Во-вторых, употребляются сочетания синонимов, других близких по значению слов, а также сочетания форм одного слова с целью усилить оценку, ее эмоциональную окраску.

      Текст № 1: ложными доводами и инсинуациями, интересы и права, пассивностью и равнодушием, отстаивали и отстаиваем равнодушиерава и инсинуациями близких по значению слов, а также сочетания форм одного слова с целью усилить оценку, ее эмоцион, не доводил и не доведет др.

      Текст № 2: «Как Вы спокойно «клюете» на «уловки», подтасовки и махинации правления»; «А их «берут за горло» угрожая и запугивая»; «Что касается денег, то правление настойчиво и последовательно».

      Уточним значения слов, входящих в сочинительные сочетания, по словарю: уловки – «ловкий, хитрый прием, применяемый с целью достичь чего-л. или уклониться от чего-л.» (Словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. Т.4– М., 1988. С.487); подтасовка – «действие по значению глагола подтасовать, который, помимо прямого значения,  («тасуя, подобрать в нужном порядке» (преимущественно с целью обмана), имеет переносное значение, также выражающее негативную оценку, — «намеренно исказить, истолковать ложно» (там же, Т.3. – М., 1987. С.223), махинация – «недобросовестный способ достижения цели; нечестная хитрая проделка» (там же, Т.2. М., 1986. С.239).

      Расположенные рядом, эти слова подчеркивают недобросовестность членов правления ГСК, намеренно искажающих факты. Сочетание деепричастий (глагольных форм) угрожая и запугивая также носит усилительный характер; сравним значения слов: угрожать – «произносить угрозы, требуя, добиваясь чего-л., грозить» (Словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. Т.4 – М., 1988 – С.461); запугивать «внушать страх, боязнь» (там же, Т.1 – М., 1985.С562). Благодаря несовершенному виду глагольных форм угрожая и запугивая и их сочетанию обращается внимание на неоднократность этих неблаговидных действий.

      Текст № 3: «<…> а чьи и какие интересы с такой настойчивостью отстаивает Ч-ко В.А.»; «мы готовы на собрании довести до Вас все имеющиеся документы и факты <…>».

      Текст № 4: «нет и не будет», «они сегодня выступают слаженно, дружно – это человек 50-70», «<…> так рьяно, судорожно, с остервенением держится за кооператив ради 10 тысяч рублей????»; «Только Ваша трусость, пассивность, отсутствие гражданской позиции позволили так распоясаться Ч-ко <…>».

      Текст № 5: «И многие, чтобы  угодить Ч-ко и не попасть к нему в немилость кинулись платить»; «<…> им идет трудовой стаж, выплаты во все фонды страхования пенсионный и медицинский из ваших членских взносов».

      Текст № 6: «необоснованные, бездоказательные, ничем не подтвержденные обвинения»; «постоянно перебивая и прерывая»; «оставить эти сведения без последствий в силу недостоверности, незначительности, как не имеющие отношения к уставным обязанностям», «используя методы запугивания, угроз и давления», «молча все это сносите и терпите», «обещая нас раздавить, уничтожить, посадить» и др. С  целью привлечь внимание к наиболее важным характеристикам явлений, обсуждаемым проблемам используются и сочинительные сочетания разных форм слов: «<…> предложено исключить только двоих, т.е. тех, кто наиболее устойчиво и последовательно отстаивал и отстаивает свои и Ваши конституционные права <…>»; «<…> что с Вами произошло и происходит

      Текст № 7: В однородных частях бессоюзного сложного предложения используются однотипные формы глагола накрыться (различающиеся  только грамматическим признаками числа) с целью обратить внимание на ненадежность документов, подготавливаемых в частной организации: «Накроется частная лавочка накроются и Ваши данные по гаражам <…>».

      Текст № 8: «А куда тратятся наши  деньги, на что они расходуются???» Глаголы тратятся и расходуются используются в разных частях сложного предложения, но на небольшом расстоянии друг от друга; благодаря близости значения этих слов и однородности частей данного бессоюзного сложного предложения подчеркивается необходимость рассмотреть вопрос о том, как распределяются средства, получаемые в качестве членских взносов.

      Текст № 9: «ущерб и вред», «<…> Мы объединялись, чтобы поставить заслон хамству, грубости, лжи, обману, игнорированию федеральных законов»; «не понятно каких и откуда взявшихся долгов»; «О каком продлении и куда идет речь????»; «Это Ваше личное право решать и никакой ГСК не может Вам навязать свою волю». Части последнего предложения, являющегося сложносочиненным, становятся аналогичными по смыслу благодаря включению в состав второй части данной сложной конструкции отрицательной частицы: при этом отношения противоположности преобразуются  в отношения синонимии – смысловой эквивалентности. Употребляется ряд однородных членов с большим количеством элементов: хамство – по данным словаря, разговорное слово, имеет значение  «хамское поведение» (слово хамский определяется как близкое по значению к прилагательным «грубый, наглый») (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1997-С.860); грубость –  по определениям словаря, «грубое поведение, нарушающее элементарные правила», «выражающее неуважение, пренебрежение к кому-л., задевающее кого-л. своей резкостью, неучтивостью» (Словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. Т.1. – М., 1985 – С.351); ложь – слово имеет значение «намеренное искажение истины, неправда, обман» (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1997-С.331); обман – это существительное, тождественное  по значению слову ложь (там же, с.431); игнорирование законов – «умышленное несоблюдение законов, невнимание к ним» (там же, с.235). В ряду однородных членов используются два способа усиления негативной оценки деятельности членов правления ГСК – употребляются слова, характеризующиеся стилистической и эмоциональной окраской  (например, хамство), оценка также подчеркивается контактным применением (рядом) слов, близких или тождественных по значению: наглость и грубость, ложь и обман. Такое применение близких по значению слов мы ранее отмечали как один из основных  (доминантных) признаков стилевой манеры Бр-ва , анализируя языковую структуру текста  обращения Бр-ва к Прокурору.

      Текст № 10: «А нужен ли нам такой председатель, возомнивший себя барином, повелителем членов ГСК, небожителем?»; «Может быть пора изжить в себе рабский дух, рабское начало <…>»; «Во вторых, Вам никакого официального документа с указанием причин и оснований оплаты задолженности за аренду земли, суммы, на руки никому не вручалось, официальных документов о произведенных выплатах не вручалось!!!!»

      В составе таких сочетаний, как и в тексте обращения Бр-ва к Прокурору, используются слова разных стилистических разрядов: существительное барин, употребленное в указанном выше тексте в значении «человек, который не любит трудиться сам и предпочитает перекладывать работу на других», имеет разговорную окраску (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1997-С.36); слово повелитель, образованное от глагола повелевать («иметь власть»), является книжным (там же, с. 528); книжная окраска характерна и для слова небожитель, в своем исходном значении именующего «божество, обитателя неба» (там же, с.401). В рассматриваем тексте слова повелитель и небожитель переосмыслены, выражают насмешку (иронию), исходная позитивная оценка заменяется на противоположную негативную. В другом ряду – «с указанием причин и оснований оплаты, суммы» слова, выступающие в функции однородных дополнений, являются нейтральными по употреблению. Использование слов разных стилистических разрядов, их контактное применение – признаки, в равной мере характерные для текста, начинающегося словами «Очень важно!!!!», и для текста обращения Бр-ва к Прокурору;

      Текст № 11: «Одумайтесь, читайте документы и законы»; «Сколь долго мы будем содержать проходимцев, рвачей и хапуг????» При употреблении сочетаний слов с однородной негативной окраской оценки приобретают категоричность. Все слова в ряду  однородных членов передают негативную оценку: проходимец – слово разговорной окраски, выражает презрение; по данным словаря, имеет значение «мошенник, негодяй, прохвост» (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1997-С.627); рвач – тоже является разговорным, выражает презрение к « человеку, который в ущерб общему делу стремиться извлечь из своей работы как можно больше личных выгод, урвать побольше для себя» (там же, с. 670), хапуга — просторечное (ненормативное) слово, также выражает презрение, применение этого существительного обусловлено переносным (характеризующим) значением глагола хапать «брать, красть, присваивать неблаговидным способом» (там же, с.860). Контактным применением этих слов (в одном ряду) выражается крайнее презрение.

      Как мы указывали выше, контактное применение слов, близких по смыслу, характеру оценки, особенно выражающих негативную оценку, является одним  из основных признаков индивидуальной стилевой манеры Бр-ва (ср. сочинительные сочетания слов с негативной оценочностью в тексте обращения Бр-ва к Прокурору «возмущенные беспределом, вседозволенностью, хамством, хищением финансовых средств» (с.1 текста обращения), «отписки циничные и наглые, по своему содержанию, не соответствующие действительности, искажающие, вуалирующие положения законов РФ» (с.1 текста обращения), «лживым и циничным, по сути, является утверждение Л.С. Д-на» (с.2 текста обращения) и др.) – см. анализ подобных конструкций выше.

      3. В текст вводятся прилагательные, наречия и местоимения для указания на меру проявления признаков  у предметов, их большой объем или отсутствие каких-либо свойств.

        Текст № 1: полными владельцами, полное право, охотно верите, навсегда остается собственностью ушлых товарищей, свои интересы и права, но ни в коем случае не интересы всего кооператива.

        Текст № 2: «Они всячески стремятся выиграть время»; «настойчиво пугающие Вас судебными исками», «Для членов инициативной группы это совершенно очевидно», «откровенная ложь», «в бессрочной кабале у мошенников» и др.

        Текст № 3: «Хочется очень знать <…>»; «Он самозванец и все члены правления с ним!!!!»; «Откуда такая наглость?»;  «<…> а чьи и какие интересы с такой настойчивостью отстаивает Ч-ко В.А.»

        Текст № 4: «<…> многие ломанулись поскорее умаслить барина, а он чем дальше тем больше наглеет»; «Может случиться, что «всенародно» избранный Вами Ч-ко Вам уже столько навешал на Вас, что на расплату не хватит не только гаражей, но и Ваших квартир»; «Объявления яростно срываются сторонниками Ч-ко <…>» и др.

        Текст № 5: «готовы предъявить их любому», «доступны каждому», «единственный имеет право без доверенности действовать от имени ГСК ».

        Текст № 6: «Упорно проталкивается идея не выкупить землю под гараж, а продлить аренду еще на 49 лет <…>»; «Цель  председателя и правления: не лишиться кормушки, в которую Вы столь щедро готовы вкладывать свои деньги»; «До глубины души было обидно и стыдно <…>»; «досконально проверить»; «<…> по жизни и Вы можете оказаться в еще худшем положении?»

        Текст № 7: «Самое главное, что в базе данных  БТИ информации по Вашим гаражам нет»; «… Вы  люди богатые  и готовы оплачивать любую блажь  Ч-ко В.А., З-ко В.А. и их ближайшего окружения <…>».

        Текст № 8: солидные взносы — прилагательное солидный является разговорным по стилистической окраске, его значение определяется в словаре так: «значительный, довольно большой» (Словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. А.П. Евгеньевой.  Т.4.– М., 1988. — С.190); яростно сопротивляются – наречие яростно употребляется в значении  «ожесточенно, упорно» (там же,с.784);  более чем достаточно – конструкция более чем имеет значение «совершенно, в высшей степени» (Словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. Т.1. – М., 1985 – С.104) и др.

        Текст № 9: «лихорадочно вырабатывают меры » — наречие лихорадочно передает значение «чрезмерно, торопливо и беспорядочно» (Словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. Т.2. – М., 1986.– С.190); «перешли к прямым угрозам» — в этой конструкции слово прямой реализуется в значении «явный, открытый» (там же, Т.3.- М., 1987. С. 552), подчеркивая, что атмосфера в ГСК  «Ф-ж» накалена; «борьба развернулась нешуточная» — прилагательное нешуточный, характеризующееся разговорной окраской,  имеет значение «достаточно серьезный» (Словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. Т.2. – М., 1986 – С.494) и др.

        Текст № 10: «<…> а Вы в июне-августе рьяно платили и по 3500 рублей», «пора изжить в себе рабский дух, рабское начало и решить наконец <…>». Интенсифицирующий характер имеют значения слов: рьяно – «очень усердно», наречие отличается разговорной окраской (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1997-С.690); изжить – «избавиться от чего-нибудь, искоренить в себе» (там же, с. 240), рабский – «беспрекословный, слепо следующий чему-нибудь» (там же, с. 638); наконец – «в конечном итоге» (там же, с.384).

        Текст № 11: «Сколь долго», навязывают, рвачи и хапуги, ни у кого не получится».

        4. Слова и сочетания слов переосмысливаются для выражения иронии.

          Текст № 1: «А Вы продолжайте верить Ч-ко и его окружению и ждите милостыню от него»; «Впрочем, всякий чудак сходит с ума по-своему».

          Текст № 2: «<…> документы кооператива привести в соответствие с законодательством РФ времени нет в течение 15 лет»; «Достойные вожди!!! Неужели в кооперативе нет более достойных членов <…>»; «Заметьте, оказывается Вы платили деньги за продление аренды земли!!! Не за выкуп земли, не за получение ее в бесплатное  пользование! Как все просто» и др.

          Текст № 3: «Заметьте, он уже решил за всех членов собрания сам».

          Текст № 4: «<…> а он чем дальше тем больше наглеет. И правильно делает»; «<…> а Вы сидите по «норам» и ждете когда Вас Ч-ко осчастливит <…>»; «<…> так рьяно, судорожно, с остервенением держится за кооператив ради 10 тысяч рублей???? Не смешите!»; «В недалеком будущем Вы узнаете, что на кооперативе висит долг миллионов 15-20 рублей и его нужно погасить. Члены кооператива вперед» и др.

          Текст № 5: «Учредители себя не обидели: у Ч-ко оклад за год 223833 рубля. У Латышева В.М. 219445 рублей за год»; «данные по зарплате за прошлый год, а на этот год Вы проголосовали за двукратное увеличение зарплат. Поздравляем!»

          Текст № 6: «Они вдохновились Вашей незримой, необдуманной, необоснованной поддержкой их неправомерных действий. Спасибо Вам!»; «… с Вас собрали уже 750 тысяч рублей. Поздравляем!!!»; «Упорно проталкивается идея не выкупить землю под гаражи, а продлить аренду еще на 49 лет (за что Вы успешно проголосовали)» и др.

          Текст № 7: «<…> ведь  у них «бедных» нет даже средств на уплату членских взносов!!!»; «Блажен _ кто верует!!!»; «Но лучше слушайте басни Ч-ко В.А.»

          Текст № 8: «<…>  многие уже уплатили по 3450 рублей, так называемых долгов по аренде за землю». Ироническую окраску придает предложению конструкция так называемый, при  помощи которой выражается насмешка и сомнение в том, что имеются долги по аренде. В словаре способность конструкции так называемый в скрытой (неявной) форме передавать отрицание определяется так: «употребляется для указания на то, что слово, выражение, термин и т.п. по своему значению не отвечает называемому им предмету, понятию, явлению и т.п.» (Словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. Т.2. – М., 1986 – С.355).

          Текст № 9: «Господин Ч-ко В.А. видимо был не плохим пионером и сейчас настойчиво насаждает методики из своего далекого прошлого»; «<…> так ведь можно скоро договориться и наложить какой-нибудь запрет на Ваше жилище!» В первом отрывке из текста ирония (насмешка) выражается посредствам сопоставления с далеким пионерским прошлым, а во втором отрывке – за счет вставки неопределенного местоимения какой-нибудь в состав оборота наложить запрет: этой вставкой местоимения нарушается семантическое (смысловое) и стилистическое согласование между компонентами устойчивого оборота наложить запрет, выражается намек на недостаточную продуманность действий членов правления.

          Текст № 10: благодетель, рьяно, секретная организация в виде ГСК, повелитель, небожитель;

          Текст № 11: «Договоров ни у кого нет, их предлагают Вам заключить, а долги уже имеются. А Вы платите за 4 года. Поздравляем!!!» Иронию (насмешку) выражает глагол поздравляем благодаря появлению у него нового словесного окружения, включению в состав рассуждения о неправомерности взыскания долгов с членов кооператива ГСК «Ф-ж», если с ними не заключался договор по аренде земли.

          5. Вопросительные предложения используются для эмоционального усиления отрицания, выражения побуждения.

            Текст № 1: «В отличие от Ч-ко В.А. свои конституционные права мы отстаиваем в суде, почему Ч-ко не подал ни одного искового заявления ни на кого, если он считает себя правым???? Ответ прост <…>»; «Не пора ли подумать и о себе???»

            Текст № 2: В тексте «обращения к членам ГСК «Ф-ж» вопросительные предложения также служат средством эмоционального выражения отрицания: «Вы видели это письмо? Нашли там свою фамилию? Какое основание ДИЗО имеет начислять Вам пеню?»; Эти предложения  используются с целью  активизировать внимание: «Так за что Вы уплатили 3450 рублей ????»

            Текст № 3: «Откуда такая наглость???»; «Почему эти изменения до сей поры, не внесены в уставные документы???»

            Текст № 4: «Уверовали в свою безнаказанность????»; «предпочитают трусливо «поджать хвост» лишь бы не вызвать гнев  Ч-ко, куда Вы идете??»; эти предложения передают отрицание, активизируя внимание адресата: «Хотите ли Вы, чтобы Ч-ко остался на своем посту и продолжал набивать свои карманы за Ваш счет?»

            Текст № 5: «А вот очередной платеж в сумме 1805 рублей за аренду земли с Вас  требуют. На основании чего?»; «Среди работников люди  в возрасте 70-80 лет, один из них проживает в совхозе «Гигант». Вы видели этих работников?»

            Текст № 6: «Задайте себе вопрос: «господа боевые офицеры, , коллеги, товарищи, за что, в интересах кого и против кого или чего Вы голосовали? Почему?»; «…готовы и дальше склонять покорно голову перед хамами, наглецами и хапугами?» и др.

            Текст № 7: «Так и хочется поверить, что господин Ч-ко В.А. построил особнячок в Ленинаване на зарплату, получаемую в кооперативе в размере 10 тысяч рублей???»

            Текст № 8: «Откуда долги????» Это предложение передает эмоциональную реакцию, оно сочетается с эмоциональным заявлением : «долгов, по крайней мере на дату получения справки, а это как минимум 2005 год, нет!!!»

            Текст № 9: «О каком продлении и куда идет речь?», «Если Ч-ко В.А. уверен в правоте своего дела, то почему не хватило выдержки дождаться результатов судебного разбирательства, ответа на наши запросы в прокуратуру и ОБЭП??? Почему в последние дни столь активен Ч-ко В.А.???» и др. Эмоциональность предложений повышается употреблением однородных членов предложения, повтором слов (повторяется местоименное наречие почему).

            Текст № 10: «Что за секретная организация в виде ГСК?»; «Кому это выгодно??? Ч-ко В.А. и его окружению! А Вам то какая выгода??? Имеете лишние деньги?? Может быть пора изжить в себе рабский дух, рабское начало и решить наконец: А нужен ли нам такой председатель, возомнивший себя барином, повелителем членов ГСК, небожителем?» Часто наряду с эмоциональной реакцией выражается отрицание (см. предложения «А Вам то какая выгода??? Имеете лишние деньги??» и др.).

            Текст № 11: «Сколь долго мы будем содержать проходимцев, рвачей и хапуг????»; «Деньги выплачивались из наших ежегодных взносов. О каком долге идет речь?»

            В ходе сравнительного исследования установлено, что доминантные признаки языковой  структуры  обращения Бр-ва к Прокурору и других текстов, представленных для автороведческой экспертизы, аналогичны.

            У всех текстов отмечается полное совпадение доминантных  признаков языковой структуры с теми, которые были выявлены на этапе Предварительного исследования при анализе текста обращения Бр-ва к Прокурору.

            Одинаковы такие принципы организации языковой структуры обращения Бр-ва к Прокурору и других текстов:

            1) на лексическом уровне отмечается преимущественное  использование двух разрядов единиц, различающихся по функции: терминов, клише (устойчивых сочетаний) официально-делового характера и слов, выражающих оценку. Весьма употребительны  единицы, передающие  негативную оценку; при выражении оценки используются нейтральные и стилистически окрашенные  слова; нормативные и выходящие за границу норм литературного языка;

            2) Во всех сопоставляемых текстах широко используются сочинительные сочетания слов (или предложений), близких по смыслу, синтаксической функции, характеру выражаемой оценки; эти сочинительные сочетания используются с целью усиления оценок, выделения ключевых для содержания текста элементов, эмоционального воздействия на адресата;

            3) активно используются градуирующие слова (прилагательные, наречия и др.), подчеркивающие большую степень проявления свойств, действий, сферу их распространения;

            4) во всех текстах выявляется ироническое  употребление слов (изменение исходных значений на противоположные, исходной позитивной оценки на негативную и т.п.), передающие  насмешку;

            5) во всех сопоставляемых текстах вопросительные предложения служат не только для уточнения информации, но используются как средство выражения эмоциональной  оценки.

            У рассмотренных в ходе экспертизы текстов аналогичны состав доминантных признаков, определяющих организацию языковой структуры  данных текстов, и отношения между ними.  Во всех текстах сочинительные сочетания строятся с использованием слов разных стилистических разрядов; эмоциональное усиление оценок обусловливается выбором слов, их способностью указывать на степень проявления свойств; употреблением сочинительных сочетаний, вопросительных предложений. Ироническому переосмыслению подвергаются отдельные слова и сочетания слов.

            Это сходство является закономерным. Значимость указанных выше признаков как доминантных для языковой структуры текста обращения Бр-ва к Прокурору, состав этих доминантных признаков, взаимодействие между ними и наличие этой же совокупности доминантных признаков у других текстов, рассмотренных в ходе экспертизы, обусловливаются сочетанием у всех текстов информативной функции с функциями оценки и эмоционального воздействия, которые во всех текстах опираются на прием концентрированного изложения информации.

            В ходе сравнительного исследования текстов установлены сходство не отдельных признаков, а всей совокупности доминантных признаков; регулярный, системный характер отношений между ними.

            В результате исследования мы еще раз доказали, что в состав доминантный признаков следует включать не только особенности структуры единиц, их соотнесенность с уровнями языковой системы – лексическим, морфологическим, синтаксическим, но также стилистическую окраску, характер сочетаемости элементов, регулярность применения языковых средств, их прямое и переносное употребление.

            Речевая агрессия,  выражающаяся за счет индивидуального выбора автором речи негативно-окрашенной лексики слов, за счет концентрации таких единиц и регулярности употребления подобных элементов языка, выступает ярким показателем принадлежности всех исследуемых текстов одному лицу.

             

             

             

            Список литературы:

            1. Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста: теоретические основания и практика: учеб. пособие – М., 2007.- 592с.;
            2. Болотнова Н.С.  Филологический анализ текста: Учеб. пособие – М., 2007 – 520с.;
            3. Виноградов В.В. Проблема авторства и теория стилей. – М., 1961-614с.;
            4. Гальперин И.Р. Информативность единиц языка // Гальперин И.Р. Избранные труды – М., 2005 – с 8-194;
            5. Русская грамматика: В 2т. Т.2 М., 1980 – 710с;
            6. Седов К.Ф. Социальная психолингвистика: Хрестоматия. Учебное пособие / Составление К.Ф. Седова. – М.: Лабиринт, 2007.

            Языковой материал анализировался с опорой на словари:

            1. Грачев М.А. Словарь тысячелетнего русского арго – М., 2003 – 1120с.;
            2. Культура русской речи: Энциклопедический словарь-справочник/ Под ред. Л.Ю. Иванова, А.П. Сковородникова, Е.Н. Ширяева и др. – М., 2003 – 840с.;
            3. Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Большой словарь русского жаргона. – СПб, 2000 – 720с.;
            4. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1997-944с.;
            5. Словарь русского языка: В 4 т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. – М., 1985-1988;
            6. Толковый словарь русского языка начала XXI века . Актуальная лексика/ под ред. Г.Н. Скляревский – М., 2006.
            7. Федоров А.И. Фразеологический словарь русского литературного языка. – М., 2008 – 878с.;
            8. Фразеологический словарь современного русского литературного языка / Под ред. А.Н. Тихонова / Сост. А.Н. Тихонов, А.Г. Ломов, А.В. Королькова: Справочное издание: В 2 т. Т.1. – М., 2004 – 832с., Т.2 – М., 2004-832с.

            Об авторе

            admin administrator