ИМПЛИЦИТНОЕ ВЫРАЖЕНИЕ КАТЕГОРИИ ОЦЕНОЧНОСТИ В ТЕКСТАХ СОВРЕМЕННЫХ СМИ

Byadmin

ИМПЛИЦИТНОЕ ВЫРАЖЕНИЕ КАТЕГОРИИ ОЦЕНОЧНОСТИ В ТЕКСТАХ СОВРЕМЕННЫХ СМИ

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2012 г.

Пантелеев Андрей Феликсович,

кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и теории языка факультета лингвистики и словесности Педагогического института Южного федерального университета
(г. Ростов-на-Дону, Россия)

Никитенко Наталья Александровна,

магистрант 2 курса специальности «Стилистика речи. Филологический анализ текста. Лингвистическая экспертиза» факультета лингвистики и словесности Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону, Россия)

 

ИМПЛИЦИТНОЕ ВЫРАЖЕНИЕ КАТЕГОРИИ ОЦЕНОЧНОСТИ В ТЕКСТАХ

СОВРЕМЕННЫХ СМИ

В настоящее время отмечается качественное изменение облика современной прессы, которое стало результатом провозглашения свободы слова и снятия идеологических фильтров. Информация, собираемая и обрабатываемая конкретными люди для определенных групп читателей, носит субъективные характер, в связи с чем не может быть абсолютно объективной. Читателю представляется интерпретация информации, содержащая оценочный компонент, хотя зачастую в СМИ подчёркивается её объективный характер.

Категория оценочности понимается как отражение авторского представления о положительном и отрицательном содержании описываемого явления, а также о положительном или отрицательном отношении к адресату речи. Оценочность — основной стилеобразующий фактор материалов текстов СМИ. Данная лингвистическая категория проявляется в отборе и классификации фактов и явлений действительности, в их описании под определенным углом зрения, в выборе специфических лингвистических средств. Существуют различные лингвистические способы выражения категории оценочности, с которыми мы постоянно сталкиваемся в любом текстовом материале СМИ. Оценка может быть имплицитной, т.е. заложенной в сему слова, и эксплицитной, присущей не конкретному слову, а его употреблению.

Бесспорно, журналистика в настоящее время отошла от открытой пропаганды и прямого идеологического давления на адресата. На смену пропаганде пришло умело завуалированное манипулирование массовым сознанием при использовании имплицитного выражения оценки действительности, её объектов. Причем, имплицитно выраженная оценка (положительная или отрицательная) закладывается таким образом, что её присутствие в тексте незаметно, она не навязывается, а исподволь передается. Адресат вслед за автором воспринимает заданную оценку на суггестивном, эмоциональном уровне. В результате чего читателю кажется, что он самостоятельно пришел к данному оценочному выводу.

Следует отметить, что именно установление наличия негативной оценки в текстовых материалах зачастую является предметом судебной лингвистической экспертизы наряду с решением вопросов толкования языкового материала, а также выявления элементов экстремистских проявлений.

«Контекст — мощный механизм формирования нужной оценки у нейтральной номинации. Оценка закладывается не в сему номинации, а эксплицируется в ее словесном окружении. Формирование заданной оценки с помощью контекста у исходно нейтрального слова активно используется современными СМИ. Пейоративное или мелиоративное значение у нейтрального слова развивается через формирование у него заданной коннотации при сохранении нейтральной семы» [2]. Коннотацию можно привить любому слову, т. к. существующее расстояние между денотатом и сигнификатом ведет к образованию коннотации. А какой (положительной или отрицательной) она будет, зависит от говорящего, поскольку коннотации (включая стилистические различия слов) имплицируют отношение говорящего к предмету речи» [1].

Частое же употребление слова в стилистически окрашенных контекстах способствует выработке в сознании носителей литературного языка новых стилистических характеристик данного слова, т. к. слова способны вбирать в себя из этих контекстов «содержащиеся в них сведения о тех или иных экстралингвистических обстоятельствах, не связанных с признаками самого обозначаемого словом предмета (в широком смысле слова)» [4].

Так, одним из проявлений адгерентной экспрессивности является изменение коннотации стилистически нейтральной номинации, которая в случае долгого употребления в прессе в негативных контекстах, впитывает в себя окружающую отрицательную оценку. В памяти читателей подобные слова вызывают определенное впечатление, навеянное устоявшейся коннотацией. Как известно, в устойчивых контекстах иногда формируется новое значение слова, которое затем как бы вычленяется из словосочетания и закрепляется за словом как таковым.

Для создания оценочных номинаций часто используется прием «скорнения» [3], построенный на контаминации разных слов. В результате этого приема стирается прежняя внутренняя форма слов-доноров и создается новая прозрачная внутренняя форма, ярко выражающая определенную оценку. Так, производное от нейтрального существительного «коммунист» в современных публицистических текстах зачастую резко оценочно. Это явление связано с тем, что слово послужило опорой для создания целых парадигм резко отрицательных номинаций: «коммуняки», «КПСС-овцы», «национал-коммунисты», «коммуно-фашисты». Как отмечают исследователи, такие слова служат средством выражения экспрессивной оценки, чаще всего иронической, и участвуют в языковой игре.

Помогает характеризовать явление и так называемая квазисинонимическая ситуация, когда в один ряд выстраиваются не слова, близкие по смыслу, а слова, сближающиеся только в рамках данного текста. Так, объединение современными СМИ в один ряд слов «все эти коммунисты, фашисты, националисты» способствует распространению негативного смысла на слово, ранее положительно окрашенное. Это очень тонкий и удобный для журналиста способ выражения собственной позиции.

Квазисинонимическая ситуация в современной публицистике не только помогает «внедрению» в массовое сознание заданных оценок, но и является способом избежать уголовного наказания за нанесенное журналистом оскорбление, так как квазисинонимы – это не обсцентная лексика и не прямо высказанная оскорбительная номинация: «Великую экономику убили, как убивают быка на бойне, – ударом кувалды в лоб. Тушу этого тучного тельца объедали тысячи червяков, Гайдаров, трупоедов, Чубайсов, гиен, березовских…» («Завтра», 2002, № 32).

Оценка высказана в указанном примере чётко, но уголовно наказуемого оттенка здесь нет. Именно такая эксплицитная оценка позволяет журналистам умело манипулировать общественным мнением.

Наиболее завуалированными приемами выражения авторской оценки, создания адгерентной экспрессивности элементов описания в тексте, по нашему мнению, являются различные синтаксические приёмы, среди которых приём умолчания (эллипсис), использование риторических вопросов, различные типы цитирования.

Так, риторические вопросы в современных СМИ  используются для эмоционального, оценочного оформления аргумента с целью привлечения внимания, повышения эмоционального воздействия на адресанта. Вопрос журналиста: «Уважаемый суд, может быть, в деле о защите чести и достоинства стоит поменять истца и ответчицу местами?» в заключительной части статьи «Месть по закону» об отце, желающем лишить наследства дочь («Уполномочен заявить» №2 (13), 2012), звучит как призыв восстановить справедливость. В одной из статей, размещённых в интернет – сети, читаем высказывание, имеющее форму риторического вопроса: «И как же можно жить с такими людьми /в контексте статьи – «русскими»/ в мире и согласии?». Указанный вопрос, помещённый в заключительную часть, приобретает значение ядерного в логике контекста. Автор  заставляет адресата оценить «таких людей» и побуждает принять меры, которые имеют значение отрицания сказанному — «в мире и согласии».

Подбирая лексему, опущенную автором при умолчании, читатель осознаёт характер оценки, которая формируется на основании семантики эллиптированного члена предложения, лексического наполнения всего эллиптического предложения, а также контекста его употребления.

В современных СМИ мы довольно часто стакиваемся с квазицитатами, в которых журналисты передают смысл цитаты своими словами с нужной автору журналистского текста интонацией и акцентами, используя вырванные из общего контекста обрывки цитат чужой речи. В этом случае мы имеем также возможность рассматривать варианты трансформации цитат — их «расширения» с помощью журналистского комментария, так как «расширительные» комментарии позволяют закладывать в цитату дополнительный оценочный смысл.

Зависимая роль цитат передает иронию, служит средством передачи авторской оценки, когда происходит каламбур в результате столкновения цитаты с комментарием. Ярким примером такого каламбура, связанного с цитированием, является передача «Итого» на телеканале НТВ с Виктором Шендеровичем.

Различные принципы цитирования таят в себе большие возможности моделирования высказываний в соответствии с коммуникативным намерением говорящего.

Таким образом, существует множество разнообразнейших приемов формирования необходимой адресату оценки. Именно по этой причине современному эксперту – лингвисту так необходимо умение отрефлексировать представленный текст, отделив факты от их интерпретации, объективно определить способы выражения оценочного компонента текста для точного понимания авторского замысла.

Литература:

  1. Винокур. Т. Г. Говорящий и слушающий. М., 1993.
  2. Клушина Н.И. Языковые механизмы формирования оценки в СМИ. http://www.rusexpert.ru
  3. Николина Н. А. «Скорнение» в современной речи // Язык как творчество. М., 1996.

Петрищева Е. Ф. Стилистически окрашенная лексика русского языка. М., 1984

Об авторе

admin administrator