ОСОБЕННОСТИ УПОТРЕБЛЕНИЯ ИМЕН, ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОБОЗНАЧЕНИЙ В ПРАВОВЫХ АКТАХ И ДЕЛОВЫХ ПИСЬМАХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ДЕМИДОВЫХ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ В XIX В. (ПО МАТЕРИАЛАМ, ИМЕЮЩИХСЯ В РАСПОРЯЖЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ)

Byadmin

ОСОБЕННОСТИ УПОТРЕБЛЕНИЯ ИМЕН, ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОБОЗНАЧЕНИЙ В ПРАВОВЫХ АКТАХ И ДЕЛОВЫХ ПИСЬМАХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ДЕМИДОВЫХ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ В XIX В. (ПО МАТЕРИАЛАМ, ИМЕЮЩИХСЯ В РАСПОРЯЖЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ)

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2021

Вербицкая Татьяна Владимировна,
научный сотрудник Государственного архива Свердловской области

 

ОСОБЕННОСТИ УПОТРЕБЛЕНИЯ ИМЕН, ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОБОЗНАЧЕНИЙ В ПРАВОВЫХ АКТАХ И ДЕЛОВЫХ ПИСЬМАХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ДЕМИДОВЫХ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ В XIX В. (ПО МАТЕРИАЛАМ, ИМЕЮЩИХСЯ В РАСПОРЯЖЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ)

В XIX веке в Западной Европе существовали укоренившиеся традиции употребления имен, обозначения географических объектов в рамках делового оборота, особенности которых позволяет установить изучение писем, документов представителей Демидовых, самих Демидовых. Так, при упоминании различных территорий, населенных пунктов использовалась калька – вместо кириллицы использовалась латиница, при этом само наименование не изменялось. Имена личностей употреблялись только в переводе с русского языка на французский и итальянский языки. Аналогичная ситуация характерна также и для писем, документов, написанных россиянами французам или итальянцами и для переписки россиян между собой. Соответственно, такие традиции употребления имен и географических наименований были известны и восприняты в Российской Империи и введены в оборот. Обратимся к изучению правовых актов и писем представителей Демидовых, самих Демидовых, документов, их копий, имеющихся в распоряжении Государственного архива Свердловской области, для анализа указанных особенностей употребления названий географических объектов, имен  людей.

Анализ правовых актов и деловых писем представителей Демидовых позволяет выделить два варианта указания наименований географических объектов: перевод и транслитерация. Если наименование географического объекта было общеупотребимым (или известно обоим собеседникам), то оно употреблялось в переводе (эквиваленте наименования географического объекта на иностранном языке); если речь шла о малоизвестном объекте, то в письме он обозначался посредством транслитерации.

Следует отметить, что наименования столиц, известных городов в письмах употреблялись как полностью (Saint-Petersburg, Saint Nicolas), так и в сокращенном виде (St. Petersburg, Petersburg, Spb, St. Nicolas) (РГАДА, 341, 28). Основной ориентир, который определял употребление населенных пунктов – почтовое сообщение. И если почтовой службе было известно сокращенное наименование столицы (Spb), то могли использовать его, а также широко общепринятые сокращения (St. Nicolas вместо Saint Nicolas, S. Donato вместо San Donato). В остальных случаях использовалась транслитерация (Kiev, Fedorovsk, Anatolsk) (РГАДА, 434, 3). Например, в п. 2  «Акта о разделе имущества покойного частного советника Н. де Демидова между его сыновьями, господами Павлом и Анатолием де Демидовыми» от 11 октября 1834 г. содержится следующая формулировка: «Имущество, находящиеся в Шептаках, расположенных в Новгородо-Северском и Сосницком уездах Черниговской губернии с селами и деревнями, называемыми Петинугви, Воробьевка, Смиач, Буди, Костобобр, Архиповка, Луриновка, Стахорчина, Багриновка, Мамякина, Жадановка, Радомка и Старогутинская, в которых проживает 4467 крестьян; а также селами Долгово и Бородино с деревней Липки, расположенными в Крапивинском уезде, Тульской губернии, в которых живет 646 крестьян и селами Федоровское, Сухояровское и Бор с деревнями Глубокого оврага, Баженово, Лаптево и Шиголево, расположенными в Малоярославском уезде, Калужской губернии, в которых суммарно проживает 310 крестьян, должны отойти в бессрочное владение Павла Николаевича Демидова» (ГАСО, 258, 72).

Примечательно, что названия сел и деревень отражены с помощью транслитерации, а вот слова «большая», «малая»  — переводятся, например, Малые Дубки – Petits Doubki, Большая Новинка – Grand Novinka.

Следует отметить, что для удобства иностранцев тот или иной географический объект указывался как относящийся к известному региону (например, А. Н. Демидов свою поездку в Нижний Тагил путешествием в Сибирь) (РГАДА, 434, 30–37 об). Кроме того, для того, чтобы подчеркнуть свой статус, авторитет своей Родины и Российской Империи в целом, Демидовы поселок, завод именовали городом (так, П.Н. и А.Н. Демидовы именуют Анатольск городом (Национальный архив Финляндии, Альбом, 8); Нижний Тагил именуется ими Нижне-Тагильском – Nijne-Tagilsk (Национальный архив Финляндии, Альбом, 1–7)).

Для того, чтобы понять, о каком населенном пункте идет речь при его переводе или транслитерации к концу XIX в. стали составляться географические словари, в которых, наряду с наименованием населенного пункта на русском языке, указывалась его транслитерация (и перевод, если речь идет об известном географическом объекте) (Головацкий, 1884, 314).

Так, О. В. Болгова отметила, что, «географические названия относятся к прецизионным, т.е. однозначно определяемым терминам, которые имеют точные эквиваленты и не предполагают переводческих трансформаций. Такие слова необходимо либо учить наизусть, либо перепроверять по словарям (например: Словарь географических названий Франции. Москва: Наука, 1983). При этом необходимо знать правильные соответствия наиболее часто встречающихся географических названий, которые в разных языках имеют исторически сложившееся оригинальное звучание» (Передача имен…).

Исследователи справедливо полагают, не менее важным для понимания культурных особенностей страны в определенную эпоху, является изучение традиций употребления не только наименований географических объектов, но и традиции употребления имен собственных (Белунова, 1998, 79; Долженко, Соскунова, 2012, 38; Луцева, 1999, 151).

Т. П. Акимова емко обобщила значение изучения имен собственных для понимания особенностей развития страны в определенную эпоху: «Имена собственные представляют собой ценный материал для исследований в области этнолингвистики и лингвокультурологии, так как, по мнению исследователей, в ономастике кодируются наиболее значимые и устойчивые кванты этнокультурной информации» (Акимова, 2012, 486).

Как уже было указано, имена собственные россиян употреблялись в переводе на французском или итальянском языке; отчества не указывались.

Фамилии Демидовых встречаются в переписке, в документах в двух вариантах – Demidoff (на французском языке), или Demidov (на итальянском языке). Иногда отчество указывалось в качестве второго имени — Николай Петрович Демидов был назван Nicolas Pierre Demidoff (Национальный архив Франции, Доверенности на имя Комьона, 1–7). Следует отметить, что постоянно проживающий во Флоренции Николай Демидов стал официально именоваться в Италии Niccola Demidov (Конти, 2001, 4) благодаря большому количеству добрых дел, благотворительности.

Так, в письмах на французском языке Анатолий Николаевич Демидов именуется Anatole Demidoff, на итальянском – Anatolio Demidov; Петр Николаевич Демидов – Pierre Demidoff (в документах, письмах на французском языке), Paolo  Demidov (в документах, письмах на итальянском языке).

Однако  существенной проблемой является то, что в переписке в основном не употреблялись отчества, например, указывалось господин полковник Павел Демидов, господин Принц Павел Демидов. В первом случае речь идет о Павле Николаевиче Демидове, во втором – о его сыне Павле Павловиче Демидове.  Определить, о ком идет речь, можно по датам написания письма и статусам (так, принцем Сан-Донато стал младший брат Павла Николаевича Демидова Анатолий, а не он сам, и титул перешел по наследству от А. Н. Демидова к его племяннику Павлу Павловичу Демидову). Гораздо труднее, если речь идет о женщинах – представительницах рода Демидовых, принявших фамилию представителя иного рода, с которым у Демидовых много общих предков – Дурново. Так, Павел Николаевич Демидов переписывается со своей тетей, Марией Дурново, ее отчество в исследованных письмах не отражено, и имени своего дяди – супруга Марии Дурново также не упоминается. При этом в 1830-х гг., когда П. Н. Демидов и Мария Дурново находились в переписке, при дворе были две выдающиеся женщины – Мария Никитична Дурново и Мария Сергеевна Дурново (в девичестве — Грибоедова), супруг которой, Алексей Михайлович Дурново, сын помещика в Тульской губернии Михаила Алексеевича Дурново (из Тулы и корни дворян-Демидовых).  Совокупность писем, их характер (они содержат большое количество деталей, которые могут быть известны только близким, давно знакомым людям, например, Мария Дурново передает привет Анне Бодан и просит поцеловать Коленьку) позволяет определить, что переписка осуществляется между П. Н. Демидовым и Марией Никитичной Дурново (в девичестве — Демидовой), его родной тетей. Именно поэтому, когда члены семьи Демидовых менее известны, то установить личность, которой принадлежит имя в переводе, представляется затрудненным. Так, в документах одного из дел 1881 г. (РГАДА, 429, 1-3) упоминается Марианна Демидова (ее имя указывается и как Marianna, и как Marjana) в качестве опекуна несовершеннолетних детей Павла Павловича Демидова. Однако установить, к какой ветви Демидовых она относится, представляется трудным. У Анатолия Николаевича Демидова детей не было, у Павла Николаевича Демидова – только сын Павел. За границей также проживали дети Григория Никитовича Демидова, однако дочерей с таким именем у него не было.

Нередко еще более трудной задачей является установление личностей представителей Демидовых. Так, доверенным лицом Анатолия Николаевича Демидова, который впоследствии стал опекуном Павла Павловича Демидова и после смерти А. Н. Демидова – представителем П. П. Демидова был Анатолий Октавио Джеимс Спонвилль. Его полное имя было использовано только в документах, посвященных поездке в Сибирь, составленных А. Н. Демидовым (РГАДА, 434, 24).  В письмах на французском языке он подписывался A. Jaunes (A. Жоне) (РГАДА, 341, 28), в документах на итальянском языке он упоминался как A. Jaimes (А. Джеимс) (РГАДА, 429, 31). Иными словами, для того, чтобы определить насколько возможно точно и полно имя представителя Демидова, и какие документы относятся к нему, нужно исследовать их в комплексе в привязке к традициям употребления имен собственных, принятых в той или иной страны, известным событиям из жизни Демидовых.

Таким образом, поскольку для обозначения географических объектов в деловых письмах представителей Демидовых, самих Демидовых использовалась транслитерация, то установить, о каком месте шла речь, не представляет существенных сложностей. Иногда для того, чтобы укрепить свой авторитет, престиж Пермской губернии, Российской Империи в целом, Демидовы обозначали поселок, деревню, место, где располагался завод, городом. Также для удобства зарубежных партнеров Пермская губерния именовалась Сибирью (о которой за рубежом были хорошо осведомлены).  Однако при употреблении имен осуществлялся их перевод с русского языка на французский или итальянский языки, что затрудняет идентификацию того, о ком идет речь. Самым трудным является определение личности женщин, поскольку о женской половине рода Демидовых в документах упоминается редко.  Определение персоны, которая упоминается в письме, становится возможным благодаря соотнесению его содержания с событиями в жизни Демидовых, их представителей, а также особенностями имен жителей Франции и Италии, специфике обращения к именитым персонам.

 

 

 

Литература

  1. Акимова Т.П. Антропонимы в русских частных письмах XIX-XX вв.: специфика употребления // Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. 2012. № 2. С. 485–489.
  2. Белунова Н.И. Категория речевого общения и особенности ее реализации в тексте дружеского письма (на материале писем творческой интеллигенции конца 19 — начала 20 в.) // Филологические науки. 1998. № 2. С. 75–79.
  3. Головацкий Я. Географический словарь Западнославянских и югославянских земель и прилегающих стран. Вильна, 1884.
  4. Государственный архив Свердловской области (ГАСО). Ф. 102. Оп. 1. Д. 258.
  5. Долженко Н.Г., Соскунова О.А. Этикетная функция обращений в письмах А.П. Чехова // Вестник угроведения. 2013. № 4. С. 35–40.
  6. Конти М. Бывшее Великолепие. Вилла Демидовых в Сан Донато в Польверозе // Окрестности Флоренции. 2001. № 1. С. 3–10.
  7. Луцева О.А. Речевой этикет (категория вежливости) и его изменение на стыке двух эпох, конец XIX -первая четверть XX в.: автореф. дис. … канд. филол. наук. Таганрог, 1999.
  8. Национальный архив Финляндии. Папка «Альбом Нижне-Тагильских заводов Демидовых».
  9. Национальный архив Франции. Дело «Доверенности на имя Комьона». Л. 1–7.
  10. Передача имен собственных: географические названия (океаны, моря, реки, горы и т.п.) // Литературный институт им. А.М. Горького. URL: https://litinstitut.ru/content/tolma4nonstop_geografia (дата обращения: 12.04.2021).
  11. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 1267. Оп. 14. Д. 341.
  12. РГАДА. Ф. 1267. Оп. 14. Д. 429. Л. 1–3.
  13. РГАДА. Ф. 1267. Оп. 5. Д. 434. Л. 24.

______

Исследование посвящено вопросу трансформации имен, географических наименований с русского языка на французский и итальянский языки. Выявлено, что если для описания географических объектов использовалась транслитерация, то для обозначения Демидовых, их представителей применялся перевод, при этом перевод осуществлялся с учетом особенностей имен, отражаемых в переводимом языке, что создает определенные сложности как для идентификации того, о ком идет речь, так и для установления, упоминается ли в письмах, документах на французском и итальянском языках один и тот же человек.  Определено, что для установления того, о какой личности упоминается в письме, необходимо исследование фондов документов в комплексе, исходя из исторических реалий Франции и Италии, а также событий в жизни разных представителей Демидовых. Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20–414–660001 р_а История развития и эволюция формирования международной субъектности Свердловской области.

Ключевые слова: топонимы, речевая стилистика, традиции словоупотребления, особенности документооборота

 

Features of the use of names, geographical designations in legal acts and official letters of representatives of the Demidoffs in Western Europe in the 19th century (based on materials at the disposal of Sverdlovsk Region State Archives).

The research is devoted to problem of transformation of names, geographical names from Russian into French and Italian. It was revealed that transliteration was used to describe geographical objects and translation was used to name Demidoffs and their representatives, while the translation was carried out taking into account the peculiarities of the names reflected in the translated language. Mentioned situation creates certain difficulties both for identifying the person in question, so and to ascertain whether the letters, documents in French and Italian are referred to the same person. It was determined that in order to establish which person is mentioned in the letter, it is necessary to study the collections of documents in a complex, based on the historical realities of France and Italy, as well as events in the lives of various representatives of  Demidoffs. The study was carried out with the financial support of the Russian Foundation for Basic Research within the framework of scientific project No. 20-414-660001 r_a History of development and evolution of the formation of international subjectivity in the Sverdlovsk region.

Key words: toponyms, speech stylistics, word usage traditions, features of document circulation

Об авторе

admin administrator