НОВЫЕ МЕТОДЫ АНАЛИЗА ЮРИДИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ

Byadmin

НОВЫЕ МЕТОДЫ АНАЛИЗА ЮРИДИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2021

Волков Юрий Викторович,
Уральский государственный юридический университет, доцент кафедры информационного права

 

 НОВЫЕ МЕТОДЫ АНАЛИЗА ЮРИДИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ

Правотворчество, как основная деятельность по формированию   юридических текстов, тесно связана с лингвистикой, с одной стороны, и  обыденной жизнью, с другой. Многие термины, которые используют законодатели, имеют шумовое свойство (качество, значение). А для эффективного управления весьма важно использовать максимально конкретные термины, которые формируют однозначные, формально определённые понятия. Построение единой правовой системы в Российской Федерации связано, во многом, с единством терминологии, языка законотворчества, стандартами оформления законов.  Ю. Г. Просвирнин отмечает, что в этой сфере накопилась масса проблем «отсутствие единообразных терминов может привести к хаотичности в урегулировании общественных отношений, нарушению юридической совместимости законов и затруднению их применения» (Просвирнин, 2008, 134-148). Действующее законодательство содержит в разных случаях и языковых формах термины, не делая особого различия в содержании  исходных понятий. Приведем пример, который наглядно иллюстрирует данную проблему. В 2012 году в Государственной Думе рассматривался проект поправок в Гражданский кодекс РФ о внесении в тест    статьи  1253.1. ГК РФ термина «информационный посредник (интернет-провайдер)». Как следует из смысла дискуссии, которая возникла при рассмотрении данной поправки, участники законодательного процесса не могли определиться относить названного субъекта к предпринимательской деятельности или рассматривать его как оператора связи (Стенограмма парламентских слушаний, 2012). В результате поправки были внесены и в Гражданский кодекс РФ  и Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». В один акт был включен «информационный посредник», в другой «интернет-провайдер», соответственно. Проблема сохраняется и в настоящее время, поскольку деятельность в отрасли связи ведется на основе лицензий, а информационная, предпринимательская без таковой. Соответственно информационное пространство России, в значительной части, попало под неконтролируемое  влияние зарубежных информационных компаний.

Приведенный пример может быть иллюстрацией того, что сравнительно узкое направление человеческой деятельности описывается несколькими терминами, окончательное толкование которых, в том числе и законодательно,  не сформировано. Избегание термина – типичный социалистический подход в законотворчестве. Отсутствие понимания в таком случае должно было компенсироваться правосознанием. Избегание термина, как типичный социалистический подход в законотворчестве, компенсировался догматическим (формально-юридическим) методом анализа текста. В работах С. С. Алексеева значительное место уделено этому методу, который на протяжении всей истории юриспруденции является одним из основных инструментов юриста. Метод происхождением и существованием отражает связь права и языка и, как отметил С. С. Алексеев, «догматический метод связан с использованием правил логики и языка, поскольку бытие права неотделимо от текстов законов» (Алексеев, 1958, 47-53). Однако, ассоциация в советский период термина «догма» с отсутствием динамики развития, застоем, несовместимостью с материалистической диалектикой способствовали вытеснению его и переименованию с использованием терминов «юридический», «формальный», «технический». Советские правоведы анализировали действующее право с позиций юридической догмы только «в виде формально юридического метода, юридико-технических разработок» (Тарасов, 2001, 129). Современные авторы, используя метод, называют его по-разному: юридико-догматическим; формально-юридическим или технико-юридическим. Это практически не меняет его инструментальных свойств. Например, И. А. Кузьмин, анализируя формально-юридический метод, отмечает такие его оттенки, как форма, конструкция, содержание «формальной системы или исчисления», а также «система подходов, принципов и приемов познания» (Кузьмин, 2017, 16-29). Потребность в инструментарии анализа закона как текста — остаётся, поскольку закон представлен в текстовой форме. Однако, поиск иных инструментов анализа текста и закона в частности, занимал умы многих исследователей. Так ещё в 80-е годы ХХ века исследователи искали новые инструменты, отмечая при этом, что «язык практически всех юридических документов рассчитан на интерпретацию правовыми инструментами» (Лезов, Разумович, Золотарева, 1986, 60). Уже будучи признанным учёным С. С. Алексеев задавался вопросом о «потенции в науке права» и призывал «приглядеться к праву с тех же общенаучных позиций, которые характерны для естественных и технических наук» (Алексеев, 2001, 4). Можно предположить, что анализ правовых текстов с использованием вычислительной техники привлёк бы его внимание.

Вопрос точного понимания, закона, его правильного и точного применения приобретает в цифровую эпоху особое значение. С одной стороны, сократился срок коммуникаций. Любой комментарий, интервью, сообщение, в том числе и о ненадлежащем применении закона, могут стать достоянием социальных информационных сетей в считанные секунды. С другой стороны, анализ, проверка фактов, толкование положений закона требуют значительного времени даже у весьма подготовленных экспертов. Ситуация осложняется постоянным ростом объёмов законодательства и снижением его качества. Традиционных догматических инструментов работы с текстом — недостаточно.  Шаги по поиску новых инструментов предпринимали многие исследователи. Так, например, Ю. А. Тихомиров предлагает двигаться от «»текстового» нормативизма к социальному потенциалу регулятивности <…> от верховенства права к внутреннему праву» (Тихомиров, 2016 , 5-15). Однако, это не меняет сущности правового акта, как текста, и необходимости его анализа, как текста.

В современной лингвистике, надеемся и в юридической лингвистике,  происходят постепенные сдвиги в сторону применения технических средств. Дескриптивная лингвистика, начало которой положено более ста лет назад с внедрением компьютеров обрела новое направление – корпусная лингвистика. Направление развивается уже и как учебная дисциплина, обретая математическую платформу (Захаров, Богданова, 2013; Батура 2016). Сама дисциплина позиционируется сторонниками как «раздел прикладной лингвистики, занимающийся разработкой общих принципов построения и использования лингвистических корпусов при помощи компьютеров» (Щипицина, 2013, 57). При этом корпус очень кратко характеризуется как: «тексты + их разметка» (Щипицина, 2013, 58). Общее мнение по поводу развития данного направления высказала О. О. Борискина. Исследуя вопрос о роли и месте корпусных исследований языка в современной науке, она отметила, что «это – требование времени, связанное с новым качеством лингвистической реальности и отвечающее потребностям современного общества» (Борискина, 2015, 24-27). В юриспруденции направление нашло отклик в среде учёных северной столицы. Д. А. Савельев сообщил о готовности  для общего доступа  корпуса текстов российских законов (Савельев, 2018). Элементы анализа текстов, в большинстве статистическая методика,  представлены и в самых современных и передовых работах. Например, в ходе защиты диссертации В. Б. Наумовым (Наумов, 2021, 34-42).   Корпусная технология, как нам представляется, только первый шаг на пути цифровизации текстов законов и права  в целом. Для полноценной работы с корпусом текста законов юрист должен обладать ещё навыками программиста и быть сведущ в основных концепциях лингвистики, поскольку корпус конструкция синтагматическая.

Ещё одно направление анализа текстов, семантическое (смысловое) начинает развиваться на основе множества технологий.  Одна из них LegalTech, «семантическая технология, позволяющая давать юридическую оценку обстоятельств дела», другая технология «блокчейна в юридической сфере, в виде функционально-ориентированных элементов технологии, таких как смарт-контракты, консенсус и транзакции» (Артамонов, Артамонова, 2019, 26-33). Другая технология  (метод) векторный анализ приобретает популярность в наши дни. Суть метода в том, что текст, как набор знаков в результате разметки (в том числе корпусной разметки) переводят в набор векторов, которые обозначают определённые смыслы. Используя векторы, как математические единицы для сравнения, возможно быстро анализировать и сравнивать тексты с использованием вычислительной техники. Однако, как полагает Д. В. Бондарчук «задача опубликования текстов правовых актов как машиночитаемых открытых данных, которые могут подвергаться массовой автоматизированной обработке, не решена» (Бондарчук, 2017, 73-83). Метод был апробирован на терминах «распространение информации» и «передача информации». Они являются ключевыми в характеристике движения информации и определяющими в информационной сфере. Законодательной дефиниции передачи нет, а распространение толкуется как разновидность передачи. Конкуренция терминов особенно очевидна в рамках уголовного законодательства, когда распространение, выступает элементом диспозиции многих составов преступлений, а передача, в них же, таких составов не образует. Первичный анализ термина распространение. На основе  привычных методов (формального, догматического, сравнительного) был получен результат, который  как все юридические позиции, мог быть предметом дискуссии.  Метод векторного анализа с математической точностью (до третьего знака после запятой) показал безусловное различие терминов, а также возможность их взаимной замены только в 18-ю очередь из 23-х рассмотренных (Волков, 2018,  29-32). Описанный метод векторного анализа был также представлен студентам научного кружка по Информационному праву, значительная часть которых оказалась выпускниками специализированных физико-математических школ и классов. Презентация вызвала интерес и желание освоить новый метод. Метод  востребован молодёжью тем более, что личного опыта для анализа сложных ситуаций у них ещё недостаточно. Полагаем, что на основе представленного опыта и метода векторного анализа  возможно развитие факультативных курсов  по его освоению. Тем более, что по мнению С. С. Алексеева учебные курсы могут быть «сконструированы» из разнородного материала, относящегося к различным наукам» (Алексеева, 1973, 378-379). Метод предназначен для выполнения точного анализа сложных текстов, как начинающими, так и опытными юристами. Освоение метода может стать интересным, дополнительным опытом для многих исследователей.

Данное видение динамики развития методов анализа юридических текстов  от догматического к векторному, далее к полному компьютерному анализу, является частным мнением. В современной традиции формирования юридических текстов приводится тезаурус, но отдельные рудименты социализма продолжают существовать. С учетом этого, законодательство и кодексы должны формироваться на основе апробированных понятных всем терминов, с предварительным анализом терминологии, с применением методов компьютерной лингвистики. Немалое значение приобретает в этом случае и правоприменительная практика, а также научная апробация, в которых компьютерный анализ постепенно набирает обороты. Вопрос требует дальнейшего комплексного изучения лингвистами и правоведами.

Список литературы

  1. Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М.: Издательство НОРМА, 2001. – 752 с.
  2. Алексеев С. С. О составе гражданского правонарушения // Известия высших учебных заведений. Правоведение, 1958. – № 1. – С. 47-53.
  3. Алексеев С. С. Проблемы теории права: Курс лекций в двух томах. Том второй. Свердловск, СЮИ. 1973. – 401 с.
  4. Артамонов В. А., Артамонова Е. В. Применение семантических технологий и блокчейна в юридической сфере // Защита информации. INSIDE, 2019. – № 2. – С. 26-33.
  5. Батура, Т. В. Математическая лингвистика и автоматическая обработка текстов: учеб.пособие / Т. В. Батура. Новосибирск: РИЦ НГУ, 2016. 166 с.
  6. Бондарчук Д. В. Векторная модель представления знаний на основе семантической близости термов // Вестник ЮУрГУ. Серия: Вычислительная математика и информатика, 2017. Т. 6. – № 3. – С. 73-83.
  7. Борискина О. О. Корпусное исследование языка: мода или необходимость? // Вестник ВГУ. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация, 2015. – № 3. – С. 24-27.
  8. Волков Ю. В. Анализ юридического термина «передача информации» / Преемственность и новации в юридической науке: Сборник статей международной научно-практической конференции (г. Самара, 04 марта 2018 года). Стерлитамак: АМИ, 2018.  – С. 29-32.
  9. Захаров В. П., Богданова С.Ю. Корпусная лингвистика: Учебник для студентов направления «Лингвистика». 2-е изд., перераб. и дополн., – СПб.: СПбГУ. РИО. Филологический факультет, 2013. – 148 с.
  10. Кузьмин И. А. Формально-юридический метод в составе методологии компаративистского исследования // Право. Журнал Высшей школы экономики, 2017. – № 2. – С. 18-29.
  11. Лезов С. В. Юридические понятия и язык права в современных зарубежных исследованиях: Научно-аналитический обзор / С. В. Лезов, Н. Н. Разумович, М. Н. Золотарева.–М.: Академия наук СССР,1986. – 70 с.
  12. Наумов В. Б. Институт идентификации в информационном праве: автореф. дисс. … д-ра юрид.наук: 12.00.13 / Наумов Виктор Борисович. М., 2021. – 52 с.
  13. Просвирнин, Ю. Г. Наука информационного права: понятие и методология Вестник ВГУ.Серия Право. 2008. № 1. – С. 134-148.
  14. Савельев Д. А. О создании и перспективах использования корпуса текстов российских правовых актов как набора открытых данных // Право. Журнал Высшей школы экономики, 2018. – № 1. – С. 26-44.
  15. Стенограмма парламентских слушаний Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству на тему: «Модернизация Гражданского кодекса Российской Федерации» Здание Государственной Думы. Зал 830. 02 июля 2012 года. 15 часов. [электронный ресурс] // Официальный сайт Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. http://www.komitet2-10.km.duma.gov.ru/ (Доступ свободный).
  16. Тарасов Н. Н. Методологические проблемы юридической науки. Екатеринбург: Изд-во Гуманит. Ун-та, 2001. – 364 с.
  17. Тихомиров Ю. А. Новые векторы регулирования – «другое» право? // Журнал российского права, 2016. – № 4. – С. 5-15.
  18. Щипицина Л. Ю. Информационные технологии в лингвистике : учеб. пособие / Л. Ю. Щипицина. М.: ФЛИНТА: Наука, 2013. – 128 с.

_________________

Аннотация: В работе представлено краткое исследование анализа юридических текстов и перспектива замены существующей догматической методики на новую, в частности, методику векторного анализа. Цель работы обратить внимание на новые инструменты анализа текстов, которые могут в ближайшее время дополнить существующие. Метод исследования сравнительный,  фрагментарно применялся историко-правовой. Результат работы может быть использован для дальнейших исследований и для подготовки учебных пособий. Работа адресована, в первую очередь, исследователям (лингвистам и правоведам). Кроме того, она может представлять интерес для преподавателей и практикующих юристов.

Ключевые слова: анализ, вектор, догма, закон, информация, метод, текст.

Об авторе

admin administrator