АФОРИЗМЫ И ТЕРМИНЫ РИМСКОГО ПРАВА В РУССКОМ И БЕЛОРУССКОМ ЯЗЫКАХ

Byadmin

АФОРИЗМЫ И ТЕРМИНЫ РИМСКОГО ПРАВА В РУССКОМ И БЕЛОРУССКОМ ЯЗЫКАХ

Cборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2013 г.

Антонюк Марина Георгиевна,
Академия управления при Президенте Республики Беларусь, доцент
(г.Минск, Республика Беларусь)

 

АФОРИЗМЫ И ТЕРМИНЫ РИМСКОГО ПРАВА В РУССКОМ И БЕЛОРУССКОМ ЯЗЫКАХ

 

Как известно, частное римское право оказало значительное влияние на формирование права европейских стран. Литературной оболочкой права Римского государства был латинский язык, который стал основным источником юридических терминов, понятий, афоризмов для русского, белорусского и многих европейских языков: CONSTITUTIO, рус. конституция, бел. канстытуцыя; IURISDÍCTIO, рус. Юрисдикция, бел. Юрысдыкцыя; PACTUM, рус. Пакт, бел. Пакт; PRAESCRÍPTIO, рус. Прескрипция, бел. Прэскрыпцыя; PRAESÚMPTIO, рус. Презумпция, бел. Прэзумпцыя.

Афоризмы римского права закрепились в обоих языках в виде калек и стали органичной частью их фразеологических фондов: LEX UNO ORE OMNES ALLÓQUITUR, рус. Закон говорит со всеми одинаково; бел. Закон размаўляе з усімі аднолькава; DURA LEX, SED LEX, рус. Суров закон, но это закон, бел. Жорсткі закон, але гэта закон; NEMO IGNORANTIA IURIS RECUSARE POTEST, рус. Незнание закона не освобождает от ответственности, бел. Няведанне закону не вызваляе ад адказнасці; NEMO TENETUR SE IPSUM ACCUSARE, рус. Никто не обязан обвинять самого себя, бел. Ніхто не абавязаны абвінавачваць самога сябе (Гончарова, 2009).

Отдельные единицы употребляются в обоих языках в транслитерированном виде (бел. дэ-юрэ, рус. де-юре; бел. персона нон грата, рус. персона нон грата; бел. статус-кво, рус. статус-кво и др.) и в оригинальном написании (status quo, terra incognitа, liberum veto).

В определении источников и путей заимствования юридических терминов необходима определенная осторожность. Так, М. Фасмер считал в качестве возможных путей проникновения в русский язык латинских лексем немецкий (для слов юридический, юрист), польский (для слов юрисдикция, юриспруденция) или еще более общий «западный» путь (Фасмер, 1973, с. 533). Но этимологический анализ показывает, что в русский язык они могли проникнуть также через старобелорусский, в частности, через Статут Великого Княжества Литовского 1588 г., написанный на старобелорусском языке. Статут использовался при разработке первого кодекса законов Московского государства – Соборного уложения (1649 г.).  Кроме того, на территории Беларуси  рецепция римского права наблюдалась раньше, чем в России. Как отмечают исследователи, это произошло в конце XVI в., что отражено в Статуте ВКЛ 1588 г. В России рецепция римского права наблюдалась с конца XVIII в., начиная со Свода законов Российской империи (1772–1839 гг.) (Юрыдычны энцыклапедычны слоўнік, 1992, 471–472).

Латинская юридическая лексика проникала в старобелорусский язык через польский и путем прямого заимствования из латинского языка в результате распространения латыни на белорусских землях в качестве языка науки, частично делопроизводства, дипломатической переписки.  Латинизмы занимали важное место в составе лексики старобелорусского языка (апеляция, актъ, артыкулъ, консулъ, крыміналъ и др.), причем многие из них активно используются и в современном белорусском языке. Появление значительной части заимствований этого периода являлось оправданным, поскольку было связано с необходимостью номинации новых правовых понятий. Однако возрастающее влияние польско-латинской письменности на старобелорусскую в конце XVI в. часто приводило к проникновению неоправданных латинизмов. Позже такие заимствования были отсеяны практикой: елекция ‘выбары’ и др. (Антанюк, 1987, с. 17).

Некоторые латинские правовые термины старобелорусской эпохи были забыты и начали опять появляться в новой белорусской письменности XIX в. – начала XX в., однако источником их был не старобелорусский язык, а русский и польский языки. К таким повторным заимствованиям относятся: бел. акт,  рус. акт; бел. апеляцыя,  рус. апелляция; бел. дэпутат,  рус. депутат;  бел. канстытуцыя, рус. конституция и др. (Гістарычная лексікалогія беларускай мовы, 1970, с. 232–233).

В наше время, в соответствии с общемировой тенденцией интернационализации языка науки, в том числе юридической, латинизмы занимают значительное место в специальных правовых текстах и словарях. Это обусловлено внутриязыковыми и социальными факторами: недостаток собственной лексики для номинации понятий, требование краткости по отношению к термину, однотипные для многих стран общественно-политические изменения, унификация права, активное международное сотрудничество и др.

Литература

1. Антанюк, Л.А. Беларуская навуковая тэрміналогія: Фарміраванне, структура, упарадкаванне, канструяванне, функцыяніраванне. – Мінск: Навука і тэхніка, 1987. –240 с.

2. Антанюк, М.Г. Беларуская і руская тэрміналогія права (супастаўляльны аспект): аўтарэф. дыс. …канд. філал. навук: 10.02.01; 10.02.02; Беларускі дзярж. ун-т. – Мінск, 2008. – 24 с.

3. Гістарычная лексікалогія беларускай мовы / рэд.: А.Я. Баханькоў, А.І. Жураўскі, М.Р. Суднік. – Мінск: Навука і тэхніка, 1970. – 340 с.

4. Гончарова Н.А., Антонюк М.Г. Юридические термины и афоризмы: латинско-русско-белорусский словарь. – Минск, 2009. – 207 с.

5. Лотте, Д.С. Вопросы заимствования и упорядочения иноязычных терминов и терминоэлементов. – М.: Наука, 1982. – 149 с.

6. Фасмер, М. Этимологический словарь русского языка: в 4 т. – М.: Прогресс, 1973. – Т. 4.

7. Этымалагічны слоўнік беларускай мовы: у 8 т. / Ін-т мовазнаўства імя Я. Коласа. – Мінск: Навука і тэхніка, 1978–1993. – 8 т.

8. Юрыдычны энцыклапедычны слоўнік / Беларус. Энцыкл. – Мінск: БелЭн, 1992. – С. 604–635.

 

Об авторе

admin administrator