РЕЧЕВОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ И МАНИПУЛИРОВАНИЕ В ТЕКСТАХ СОВРЕМЕННЫХ СМИ

Byadmin

РЕЧЕВОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ И МАНИПУЛИРОВАНИЕ В ТЕКСТАХ СОВРЕМЕННЫХ СМИ

Cборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2014 г.

Арженовскова Мария Викторовна,
магистрант Института филологии, журналистики и межкультурной коммуникации Южного федерального университета
(г.Ростов-на-Дону, Россия)

Научный руководитель:

Меликян Вадим Юрьевич,
д.филол.н.., профессор, зав. каф. теории языка и русского языка
Института филологии, журналистики и межкультурной коммуникации Южного федерального университета
(г.Ростов-на-Дону, Россия)

 

РЕЧЕВОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ И МАНИПУЛИРОВАНИЕ В ТЕКСТАХ СОВРЕМЕННЫХ СМИ

С развитием демократизации общества, ростом информационной активности и потребления информации особую роль в нашей жизни стала играть информационная безопасность общества.

Информационная безопасность общества – это состояние общества, в котором ему не может быть нанесен существенный ущерб путем воздействия на его информационную сферу. В ее основе – безопасность индивидуального, группового и массового сознания граждан при наличии информационных угроз, к которым в первую очередь следует отнести информационно-психологическое воздействие (Губанов, 2007, 122).

Информационная безопасность общества тесно граничит с такими понятиями, как свобода массовой информации и злоупотребление ею.

Наиболее содержательно понятие свобода массовой информации раскрыто в статье 1 «Свобода массовой информации» Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 (далее — Закон о СМИ).

В указанной статье Закона о СМИ установлено, что в Российской Федерации «поиск, получение, производство и распространение массовой информации, учреждение средств массовой информации, владение, пользование и распоряжение ими, изготовление, приобретение, хранение и эксплуатация технических устройств и оборудования, сырья и материалов, предназначенных для производства и распространения продукции средств массовой информации, не подлежат ограничениям, за исключением предусмотренных законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации». Следовательно, под свободой массовой информации обоснованно понимать не одну правовую норму, а правовой институт (комплекс взаимосвязанных правовых норм), устанавливающий определенный режим обращения информации.

Но зачастую СМИ выходят за рамки правовых предписаний, создают конфликтогенные тексты, требующие судебных разбирательств.

Подобные тексты обладают мощным манипулятивным потенциалом, воздействующим на сознание, а, следовательно, и поведение больших групп людей. Негативное влияние средств массовой информации на общество может проявляться в разжигании с помощью СМИ национальной, классовой, социальной, религиозной нетерпимости или розни, пропаганды войны, насилия и жестокости, распространении порнографии.

Кроме того, СМИ могут быть использованы как средство совершения уголовно наказуемых деяний, а также для призывов к захвату власти, насильственному изменению существующего конституционного строя и целостности государства (Малиновский, 1995, 106).

В связи с этим разработка проблемы речевой манипуляции приобретает особое значение в аспекте информационной безопасности общества.

Элитарный уровень коммуникативной культуры предполагает знание технологий речевой манипуляции, умение видеть манипулятивные тактики и соответствующие приемы их языкового оформления, а также способность им противостоять (Сковородников, Копнина, 2012, 36).

Необходимость таких знаний начинает осознаваться нашим обществом, о чем свидетельствуют многочисленные публикации по проблемам манипулятивного речевого воздействия (например, работы Иссерс, 2008; Меликяна, 2012, 2013 и др.).

Под речевой манипуляцией (манипулированием) ученые понимают скрытое информационно-психологическое воздействие с помощью языковых средств, которое нацелено на побуждение человека к действиям, изначально не совпадающим с его воззрениями и системой ценностей общества в целом (Михальская, 2001, 24).

Но следует отметить, что все стратегии и тактики манипулирования могут быть как легкоопознаваемыми, так и те, которые требуют от адресата определенных знаний в области гуманитарных дисциплин, в частности лингвистики.

Основную задачу статьи видим в показе этих стратегий и тактик в ходе анализа одного из конфликтогенного текста, расположенного на сайте двух периодических изданий: Московский комсомолец на Дону и Новая газета «Юг».

Статья представлена под заголовком «Призывы к геноциду русского населения стали нормой в Сальском районе?», автором которой является ростовский журналист-аналитик Евгений Михайлов.

Тема исследуемой статьи – процветание этнических преступных группировок в отдаленных районах России, поддерживаемые местной властью.

Жанр – журналистское расследование, на что указывает сам автор статьи («По поручению редакции я провел собственное расследование деятельности вышеуказанного господина и его команды и сделал анализ как прошлых событий, так и того, что происходит сейчас»).

Жанр и тема предполагают появление и обсуждение негативной информации, скрываемой от общественности.

Статья «Призывы к геноциду русского населения стали нормой в Сальском районе?» представляет собой публицистический материал, содержащий:

1) заголовок («Призывы к геноциду русского населения стали нормой в Сальском районе?»),

2) лид (Размышляя над словами президента России Владимира Путина о наказании чиновников, допустивших сращивание этнических преступных группировок и местной власти, невольно диву даешься, насколько в отдаленных от центра районах страны всем плевать на его указы. А потом мы удивляемся, откуда берутся столкновения на межнациональной почве. Правоохранительным органам стоило бы повнимательнее присмотреться к тому, что руководители на местах, собирая дань и покровительствуя этнопреступникам, фактически вынуждают местных жителей покидать родные края. Именно это и происходит в Сальском районе Ростовской области, который уже много лет возглавляет Анатолий Кашин. …),

3) сопровождающий фотоматериал,

4) текст публикации.

Таким образом, текст статьи имеет специфическую многослойную структуру: титульный раздел состоит из двух частей (заголовка и лида), основной текст также представлен двумя частями.

Воздействующий эффект прослеживается, начиная с заголовка. Заголовок сформулирован в виде вопроса («Призывы к геноциду русского населения стали нормой в Сальском районе?»), что толкает читателя к поиску ответа на него. Но для того чтобы ответить на вопрос, его нужно обдумать и тщательно изучить предлагаемый текст.

Следует отметить, что вопрос строится не по классической модели (вопросительное слово + главные и второстепенные члены предложения). В качестве основы выступает утвердительное предложение, которое претерпело трансформацию. Посредством данной конструкции автор предлагает читателю ответить на данный вопрос, определяя его как коммуникативного участника. Но каким будет ответ — это остается загадкой. Таким образом, репрезентируется тактика загадки.

Стоит обратить внимание и на слово «геноцид». В Современном толковом словаре под редакцией Т.Ф. Ефремовой дается следующее определение данному понятию: «геноцид (от греч . genos — род, племя и лат. caedo — убиваю), в международном праве — одно из тягчайших преступлений против человечества, истребление отдельных групп населения по расовым, национальным, этническим или религиозным признакам, а также умышленное создание жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое уничтожение этих групп, равно как и меры по предотвращению деторождения в их среде (биологический геноцид)». Такие преступления совершались в массовых масштабах гитлеровцами во время 2-й мировой войны, особенно против славянского и еврейского населения.

Тем самым автор выражает не явное, а скрытое обвинение.

Лид достаточно информативен и излагает всю суть проблемы, позволяя читателям настроиться на восприятие статьи.

По структуре текст статьи разделен на две части, каждая из которых имеет свой заголовок и может выступать как самостоятельная часть.

Первая часть «Привкус коррупции» является, по словам автора, предысторией и затрагивает тему нелегальной перевозки нефти, которой промышляют глава Сальского района и его группировка, состоящая из дагестанцев и турок-месхетинцев.

Вторая же часть «Национальный вопрос» раскрывает тему межнациональной распри. При этом дается негативная оценка местной власти.

Таким образом, структурное содержание текста позволяет сделать следующий вывод в отношении композиции рассматриваемой статьи: в  композиции текста наблюдается две четко прослеживаемые содержательно-тематические линии:

  1. Негативная характеристика местной власти в лице главы Сальского района А.Кашина, которая реализуется через описание тесной связи главы района с бандитскими группировками.
  2. Описание негативных особенностей русского населения, неприглядных черт существования, а также унижение русскоязычного населения со стороны иной нации, что приводит к межэтническим конфликтам.

Следует отметить, что автор основательно подошел к рассмотрению межнационального вопроса, провел собственное расследование. При этом он не только собрал официальные данные, но и опросил местных жителей Сальского района, узнал их мнение, выяснил их видение ситуации.

Каждая из содержательно-тематических линий включает в себя ряд стратегий и тактик, что позволяет в большей степени воздействовать на адресата.

Итак, для начала рассмотрим первую содержательно-тематическую линию, в которой особое внимание привлекает негативная характеристика власти.

Следует отметить, что вся содержательно-тематическая линия строится по принципу доказательства тех или иных авторских суждений, основывающегося на приеме аргументации.

Аргументация – это способ речевого воздействия на адресата с помощью тезисов и аргументов, в результате которого в модель мира адресата вводится новые знания с целью непосредственного или опосредованного влияния на процесс принятия им тех или иных решений (Баранов, 2011, 250). В лингвистической экспертизе текста исследование аргументации по большей части преследует цель выявления тезисов и/или аргументов, поданных в скрытой форме и содержащих негативную информацию о физическом или юридическом лице.

Перейдем к рассмотрению конкретных примеров, в которых реализуется данный прием. В приведенном ниже фрагменте выявление шагов процедуры аргументирования позволяет восстановить негативную информации о главе района А. Кашине, которая подана в имплицитной (скрытой) форме.

Криминальные отношения в районе замешены на воровстве нефти из нефтепровода, которое как было, так и осталось. Только если раньше нефтеперегонка велась на винном заводе, то после следствия 2011 года ее перенесли в Калмыкию (это 30 километров от Сальска).

Семантическая структура исследуемого фрагмента представлена в виде аргументации, включающая тезис и несколько аргументов. В качестве тезиса выступает фраза «Криминальные отношения в районе замешены на воровстве нефти из нефтепровода, которое как было, так и осталось».

Аргументы выстроены следующим образом:

Аргумент 1 – то, что было (раньше нефтеперегонка велась на винном заводе);

Аргумент 2 – то, что происходит сейчас (после следствия 2011 года ее перенесли в Калмыкию (это 30 километров от Сальска).

Немаловажным является и другой фрагмент текста, который отличается от первого примера громоздкостью аргументирования. Аргументация является многоуровневой, т.е. представлена со значительным количеством аргументов.

По последней информации, турки-месхетинцы при непосредственной помощи главы района пытаются зарегистрировать культурную автономию в совхозе «Гигант». Интересный факт приводят местные казаки: флаг района, утвержденный главой, состоит из трех полос — две зеленые, а посередине синяя. На верхней три колоска пшеницы, на средней — подсолнух. Если убрать этот символ и заменить на полумесяц, то уже ничего не нужно придумывать. Зеленые полосы — это символ ислама.

В поселке Сысоево-Александровка проживает некая русская гражданка, вышедшая замуж за турка-месхетинца и принявшая ислам. Как сказали местные жители, ее фамилия Неделько. Так вот на ее земельном участке строится здание размером 10 на 20 метров без единой перегородки. Местные жители утверждают, что возводится мечеть. Строят турки-месхетинцы, здание выведено, остались только внутренние работы. Строители все время меняются, ибо каждый турок-месхетинец должен приложить усилия при строительстве мечети, в которой он будет молиться. Никаких разрешений на возведение здания никто не давал, но турки-месхетинцы прикрываются Кашиным. Видимо, не зря они ему помогают (информация неофициальная, но дыма без огня не бывает).

Турки-месхетинцы занимаются скотоводством и земледелием. В последние годы по непонятным причинам им передается все больше и больше районных земель. В других своих публикациях я указывал на факты экспроприации земель у казаков, пытающихся не допустить незаконных действий главы района, всеми силами отстаивающего интересы турок-месхетинцев. Назревает бунт, люди готовы громить мигрантов, творящих беззаконие наравне с властью.

Тезис: «По последней информации, турки-месхетинцы при непосредственной помощи главы района пытаются зарегистрировать культурную автономию в совхозе «Гигант».

Аргумент 1 – строительство мечети (т.е. пропаганда иного вероисповедания) (Строят турки-месхетинцы, здание выведено, остались только внутренние работы. Строители все время меняются, ибо каждый турок-месхетинец должен приложить усилия при строительстве мечети, в которой он будет молиться).

Аргумент 2 – неравноправное разделение земли среди местных жителей и турок-месхетинцев (Турки-месхетинцы занимаются скотоводством и земледелием. В последние годы по непонятным причинам им передается все больше и больше районных земель).

Аргумент 3Интересный факт приводят местные казаки: флаг района, утвержденный главой, состоит из трех полос — две зеленые, а посередине синяя. На верхней три колоска пшеницы, на средней — подсолнух. Если убрать этот символ и заменить на полумесяц, то уже ничего не нужно придумывать. Зеленые полосы — это символ ислама.

После аргументов автор подводит итог следующей фразой: «Назревает бунт, люди готовы громить мигрантов, творящих беззаконие наравне с властью».

Таким образом, еще раз подчеркивается незаконность действий не только мигрантов, но и местной власти.

Но хотелось бы обратить внимание на то, что в представленных фрагментах автор говорит об обстановке как в отдаленных районах России, так и о государственной ситуации в целом.

Иными словами, негативная оценка сначала дается происходящему на местном уровне, затем на государственном (воровство нефти). Утверждения строятся по модели «часть – целое».

Так называемым связующим звеном между «частью» и «целым» является представитель местной власти (глава района).

К концу статьи автор переходит на личность: на характеристику местного главы как человека, обладающего отрицательными качествами, вызывая у читателя чувство тревоги.

Свои размышления журналист строит по вышеуказанной схеме (тезис + аргумент + аргумент…).

Прошлый мой приезд Кашин проморгал и не смог помешать моему общению с гражданами. [Тезис] То, как он расправляется с недругами, известно во всем районе.

[Аргумент] В кулуарных беседах уже дагестанцы хвастались, что люди Адука закатали в бетон при строительстве аквапарка акционера кирпичного завода, о котором писалось выше. [Аргумент]Буквально на днях в Сальске директор привилегированной гимназии № 2 с более чем столетней историей А. Ковалев был уволен за то, что якобы кто-то из учителей приструнил безобразничавшего внука главы района.

[Аргумент]Разозлившись из-за того, что упустил приезд корреспондента, глава района уволил заместителя по работе с диаспорами и казачеством А. Зарочинцева. [Аргумент] В продолжение истории противостояния с казачеством он уволил одну из сотрудниц земельного комитета, обвинив ее в получении взятки от казаков, когда они много лет назад оформляли землю.

Фрагмент текста указывает на злоупотребление должностными обязанностями. Тем самым репрезентируется стратегия создания образа врага в лице главы района, в основе которой лежит тактика снижения образа главы района и его деятельности.

Лексика, посвященная описанию негативных черт местной власти, приобретает ярко выраженную экспрессивность, эмоциональность, оценочность. Так, например, говоря о власти и бизнесе, процветающем в Сальском районе, автор использует следующие выражения: верой и правдой служащих местному пахану от власти; перераспределение «силовых крыш»; продолжают окучивать сальскую «поляну».

Данные текстовые выражения изобилуют грубыми просторечными словами и идиомами, при использовании которых наблюдается нарушение лексической и синтаксической сочетаемости:

Верой и правдой служащих(ФЕ) местному (нейт.)  пахану (жарг.) от власти (нейт.)

Перераспределение (нейт.) «силовых крыш» (жарг.)

Продолжают (нейт.) окучивать сальскую «поляну» (жарг.).

В высказывании «верой и правдой служащих местному пахану» использована трансформация фразеологизма «служить верой и правдой».

Изначальное толкование выражения заключается в следующем: «о чем-л. честном, преданном служении кому-л., чему-л.», но при добавлении компонента жаргонной лексики «пахан» фразеологизм приобретает негативное значение: глава района не чист на руку и имеет отношение к бандитским группировкам. Такое же значение передают и два последующих высказывания:

«перераспределение «силовых крыш» — как и в первом случае происходит подмена понятий: вместо словосочетания «местная власть» использовано словосочетание «силовая крыша», которая интерпретируется как «защита, помощь»;

«продолжают окучивать сальскую «поляну» — продолжают «перен., жарг. воздействовать на кого-либо, что-либо, добиваясь нужного эффекта».

Но стоит отметить, что представленные языковые средства не прямо выражают оскорбления в адрес главы района А. Кашина, а скорее создают отрицательный психологический и эмоциональный фон для негативного восприятия информации о нем.

Немаловажным являются и частые повторы имени А. Кашина, которые преследуют цель постоянно обращать внимание читателя на данное лицо. А частые упоминания о бандитских группировках – на беззаконие и сотрудничество главы района с представителями этих группировок.

«С момента становления Анатолия Кашина главой турки-месхетинцы при непосредственной помощи главы района пытаются зарегистрировать культурную автономию в совхозе «Гигант»».

«Никаких разрешений на возведение здания никто не давал, но турки-месхетинцы прикрываются Кашиным».

«В других своих публикациях я указывал на факты экспроприации земель у казаков, пытающихся не допустить незаконных действий главы района, всеми силами отстаивающего интересы турок-месхетинцев».

Такой прием называется «введение в оценочно-окрашенный контекст или ассоциативный ряд». Используемый журналистом прием речевого воздействия направлен на то, чтобы связать А. Кашина с описываемыми в статье событиями и вызвать к нему отрицательное отношение у читателя.

Тактика снижения образа главы района и его деятельности репрезентируется также и за счет введения в текст слов и выражений с сатирическим и саркастическим значением:

«Криминальные отношения в районе замешаны на воровстве нефти из нефтепровода <….> нефть перерабатывают в калмыцких плавнях. Воруется она классически нагло. На нее (железнодорожную ветку) якобы для промывки перегоняются цистерны из-под нефти с Сальского железнодорожного узла. Там цистерны наполняются ворованной нефтью из нефтепровода. <…> Местные жители утверждают, что когда «вымытые» цистерны едут по рельсам, то рельсы прямо таки прогибаются от чистоты».

Сатиричность выражения достигается за счет использования слов в переносном значении: «вымытые» и рельсы прогибаются от чистоты.

В первом случае на переносное значение указывают кавычки, а во втором случае употребление словосочетания в переносном значении выражено контекстуально.

В данном фрагменте текста воздействующий потенциал содержится и в навязывании пресуппозиции, которая заключается в ссылке на авторитет – на мнение местных жителей (местные жители утверждают). Иными словами, информация подается не как что-то новое, а как нечто само собой разумеющееся.

Таким образом, проведя анализ первой содержательно-тематической линии, мы пришли к выводу о том, что развертывание сценария реализуется следующий образом: отправитель речи выражает явные и скрытые негативные оценки относительно объекта речи с целью создания образа врага, стремится навязать читателю идею связи бандитских группировок с объектом речи и идею превышения должностных полномочий.

Теперь перейдем к рассмотрению второй содержательно-тематической линии, в основе которой лежит стратегия создания круга «чужих».

Подобная стратегия заключается в моделировании образа «чужих» посредством различных языковых средств. Наиболее значительным тактическим приемом реализации стратегии создания круга «чужих» является тактика поляризации «своих» и «чужих». Образ «чужих» оценивается как действующий враждебно по отношению к «своим». В рассматриваемой нами статье в качестве «своих» выступает русский народ, а в качестве «чужих» — турки-месхетинцы, также к «чужим» можно отнести и местную власть во главе с А. Кашиным, так как во всем тексте ему приписываются отрицательные качества, и вся его деятельность связана с незаконным бизнесом, которым промышляют в районе.

Основой тактики поляризации выступает антитеза, выражающаяся в противопоставление жизни мигрантов и местных жителей. Противопоставление заключается в:

—  описании неприглядной жизни русского населения;

— подчеркивании «лучшей жизнь» приезжих по сравнению с положением русского населения.

В описании неприглядной жизни русского населения преобладает сниженная тональность, которая создается за счет эмоционально-оценочной лексики с пейоративной окрашенностью, позволяющей передать общее настроение бессилия, безысходности, царившее в Сальском районе (город оказался загнанным в дотационную яму, накопился осадок межнациональных распрей, подвергаются регулярным оскорблениям, экспроприации земель у казаков, назревает бунт).

Автором приводится ряд факторов неуважительного отношения турок-месхетинцев к русскоязычному населению.

Так, например, особое внимание привлекают несколько выражений, в которых реализуется тактика создания неприглядного физического облика русского человека/тактика подчеркивания низкой культуры русского населения:

«Дескать, русские не способны оказать сопротивление, так как все они пьяницы»;

В Новом толково-словообразовательном словаре русского языка под редакцией Т.Ф. Ефремовой слово пьяница трактуется, как «тот, кто постоянно пьянствует; пропойца». Следовательно, подразумевается, что такой человек не несет никакой пользы обществу. Иная картина представлена, когда речь идет о турках-месхетинцах:

«Турки-месхетинцы занимаются скотоводством и земледелием».

Данный фрагмент текста характеризует турок-месхетинцев как трудолюбивый народ, так как они занимаются благородным делом.

Но если обратиться к тексту статьи, то можно обнаружить, что такая «лучшая жизнь» не совсем является законной:

«Турки-месхетинцы занимаются скотоводством и земледелием. В последние годы по непонятным причинам им передается все больше и больше районных земель».

По неизвестным причинам турки-месхетинцы обладают бόльшими привилегиями нежели русские. У читателя может сложиться представление о неравноправии населяющих данную территорию народов: ущемление прав русскоязычного населения. В этом фрагменте текста присутствует скрытое обвинение местных властей в правонарушении. Если обратиться к ряду законов («Право граждан на ведение крестьянского (фермерского) хозяйства» ст. 23,257-259 ГК РФ 1994 г., ст. 57,58-62 ЗК РФ 1991 г.; Закон РСФСР от 22 ноября 1990 г. (с изменениями и дополнениями) «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»),  в которых речь идет о правах ведения крестьянского хозяйства и о получении земельного участка, можно обнаружить следующее: право на создание крестьянского хозяйства и на получение земельного участка для этих целей имеет каждый дееспособный гражданин России, достигший 18-летнего возраста, имеющий опыт работы в сельском хозяйстве и сельскохозяйственную квалификацию либо прошедший специальную подготовку. В случае наличия нескольких претендентов преимущественное право на получение земельного участка имеют граждане, проживающие в данной местности (Ерофеев, 2001, 468).

А, следовательно, у каждого равные права на получение земельного участка, это же равноправие должно присутствовать и в размерах участка.

Но следует отметить, что тактика подчеркивания низкой культуры русского населения осуществляется путем намеренного воспроизведения чужой речи: характеристика русскоязычного населения представлена со слов одного из жителей района (турка-месхетинца):

«В поселке Сандата один турок-месхетинец по секрету сказал местному жителю, видимо питая к нему особую симпатию: «Как только прикажут, мы вас за ночь вырежем!» Дескать, русские не способны оказать сопротивление, так как все они пьяницы»

По формальным показателям предложение «Дескать, русские ……..» можно отнести к авторской речи, но если обратиться к контексту, то это предложение представляет собой прямую речь, выраженную в форме косвенной речи. С помощью введения чужой речи усиливается воздействующий потенциал текста.

Негативная, оценочная информации по отношению к русским со стороны турок-месхетинцев содержится и в другом примере: «Местные говорят, что эти дети открыто спрашивали у родителей: «Когда же мы будем резать русских?» В школе-интернате № 2, где учатся дети турок-месхетинцев из совхозных отделений, все регулярно подвергается разгрому. Стулья, парты, другая мебель — все это летит в русских учителей, которые и без того подвергаются регулярным оскорблениям».

Слово «резать» употреблено в данном контексте не в прямом значении «1. кого-что. Разделять на части, отделять от целого чем-нибудь острым Резать хлеб, сыр. Резать на куски», а в переносном значении «3. кого (что). Убивать острым орудием. Резать гусей. Волк режет овец (загрызает)».

Как видим, слово «резать» употребляется по отношению к животным, что говорит о негативном отношении к русским: русское население приравнивается к животным.

Но следует обратить внимание и на то, что угрозу несут не только взрослые, но и дети. Неуважение к другой нации (русской) закладывается в детском возрасте. Это говорит о моральных качествах нации, о их невоспитанности. С давних времен учитель пользуется особым почетом и уважением, а в приведенном фрагменте показана иная картина происходящего.

Моделирование в тексте угрозы, направленной к «своим» со стороны «чужих», является одним из аспектов создания комплексного образа врага. Если же в первой тематической части статьи мы говорили, что создание стратегии образа врага реализуется в лице главы района, то во второй части автор продолжает использовать данную стратегию, но уже в отношении лиц другой национальности, проживающих на территории Сальского района.

Таким образом, опираясь на явные языковые и речевые средства, используемые во второй содержательно-тематической части статьи, сценарий данной коммуникативной ситуации можно представить так: отправитель речи подчеркивает безысходность положения русского населения и осуждает местную власть в безразличии к судьбе своего народа.

Подводя итог анализу текста следует подчеркнуть, что рассматриваемая статья обладает большим воздействующим потенциалом. Поэтому основная функция газетного текста информирование постепенно уходит на второй план, а на первый выходит функция воздействия.  Цель оказания речевого воздействия определяет облик текста статьи, обеспечивает выбор и структурирование информации, подбор и распределение языковых средств, организацию структурно-композиционного построения текста.

Иными словами, автор осуществляет воздействие на читателя, дает оценку происходящим событиям, но делает это разными средствами, некоторые из них были нами показаны. При этом воздействие носит имплицитный характер, в результате чего внимание адресата сконцентрировано не на информации о событии, а на его оценке, что позволяет автору навязать реципиенту необходимую точку зрения на рассматриваемое событие.

Таким образом, средства массовой информации являются сферой широкого использования манипулятивных тактик. Но свободно ориентироваться в этой сфере может тот, кто обладает знанием манипулятивных технологий, умением их анализировать и интерпретировать.

Пренебрежение такими знаниями представляет угрозу для информационной безопасности общества.

 

Список литературы:

  1. Бабаева В.К. Общая теория права. Нижний Новгород. 1993.
  2. Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста: теоретические основания и практика: учеб. пособие. М.: ФЛИНТА: Наука, 2011.
  3. Губанов В.М., Михайлов Л.А., Соломин В.П. Чрезвычайные ситуации социального характера и защита от них. М.: Дрофа, 2007.
  4. Ерофеев Б.В. Земельное право. Учебник для вузов. – М.: ООО «Профобразование», 2001.
  5. Иссерс О.С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи. Изд. 5-е. – М.: Издательство ЛКИ, 2008.
  6. Макеева Л. Ответственность СМИ за разжигание нетерпимости и розни // Законодательство и практика масс-медиа. 2004. №4. С.17-21
  7. Малиновский А.А. свобода массовой информации теоретико-правовые аспекты. М., 1995.
  8. Меликян В.Ю. Типовые вопросы к лингвисту-эксперту и пределы компетенции лингвистики и права // Мат-лы II-ой Международной научно-практической Интернет-конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия» (15 ноября 2012 г.). Ростов н/Д: Дониздат, 2012.
  9. Меликян В.Ю. К проблеме методологии лингвистической экспертизы товарных знаков (на материале судебного разбирательства) // Мат-лы III-й Международной научно-практической конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия» (15 ноября 2013 г.). Ростов н/Д: Дониздат, 2013.
  10. Меликян В.Ю. «Православие или смерть!»: речевая агрессия как способ решения задач духовного просвещения общества // Мат-лы III-й Международной научно-практической конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия» (15 ноября 2013 г.). Ростов н/Д: Дониздат, 2013.
  11. Михальская А.К. Язык российских СМИ как манипулирующая система // Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования. Тезисы докладов международной научной конференции. М., 2001.
  12. Закон РФ «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 Г. № 2124-1
  13. Сковородников А.П., Копнина Г.А. Способы манипулятивного речевого воздействия в российской прессе // Политическая лингвистика. 2012. № 3(41). С. 36-42
  14. http://rostov.mk.ru/article/2014/02/11/983033-prizyivyi-k-genotsidu-russkogo-naseleniya-stali-normoy-v-salskom-rayone.html
  15. http://novayagazeta-ug.ru/articles/2014/02/11/40373

 

 

 

Об авторе

admin administrator