ЗАИМСТВОВАНИЕ И АССИМИЛЯЦИЯ АНГЛИЦИЗМОВ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Byadmin

ЗАИМСТВОВАНИЕ И АССИМИЛЯЦИЯ АНГЛИЦИЗМОВ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2015 г.

Снегур Жанна Сергеевна,
студентка 1 курса Института филологии, журналистики и межкультурной коммуникации Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону, Россия)

Меликян Анна Васильевна,
к.филол.н., доцент кафедры МКК и МПИЯ Института филологии, журналистики и межкультурной коммуникации Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону, Россия)

ЗАИМСТВОВАНИЕ И АССИМИЛЯЦИЯ АНГЛИЦИЗМОВ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Язык является живой, открытой, динамической системой, находится в постоянном развитии, обогащаясь за счет новых эле­ментов и освобождаясь от устаревших, приспосабливаясь к меняющимся потребностями общества. Некоторые слова могут внедряться в систему определённого языка из других, не родственных языков. В этом случае мы говорим о таком процессе, как заимствование, который характерен для всех живых языков. Это отмечает и языковед И.А. Бодуэн де Куртенэ в работе «О смешанном характере всех языков», утверждая, что «… нет и не может быть ни одного чистого, не смешанного языкового целого. Смешение есть начало всякой жизни…» (Бодуэн де Куртэнэ, 1963, 362).

Процесс заимствования хорошо прослеживается в русском языке. Его лексический состав богат словами разного происхождения. Наибольшее влияние на систему русского языка оказывает английский язык, что подтверждают лингвисты, которые в течение нескольких десятилетий отмечают возникновение языков-гибридов, среди которых можно найти так называемый «русангл» (русский язык и английский) или интеррусский язык. Слова, появившиеся в русском языке как следствие данного языкового взаимодействия, по-разному отражаются в системе данного языка. Они могут полностью адаптироваться (ассимилироваться) в языке и войти в литературную норму или остаться неосвоенными языком-реципиентом. Некорректное использование неосвоенных языком слов вредит его экологии и витальности.

Массовая инвазия английской лексики и её последующее освоение вызывает перестройку системы русского языка, хотя и незначительную. Для того, чтобы выяснить, как слово в итоге ассимилируется, необходимо проследить процесс внедрения иноязычной лексики и её освоение. Начать нужно с понятия «заимствование». В «Лингвистическом энциклопедическом словаре» дано сле­дующее определение заимствования: «… элемент чужого языка (слово, морфема, синтаксическая конструкция и т. п.), перенесённый из одного языка в другой в результате контактов языковых, а также сам процесс перехода элементов одного языка в другой» (ЛЭС,1990,158). Под заимствованием также понимается процесс адаптации языкового элемента в языке, а также результат этого процесса; данный процесс продвигается от окказиональных использований данного заимствования, через его постепенное освоение средствами данной языковой системы, и, наконец, заимствование включается как полноправный элемент в систему принимающего языка. При этом заимствованию присваиваются характеристики, свойственные исконным единицам соответствующих классов (Брейтер, 1997, 49-65).

Существует много споров о разграничении понятия иноязычное слово и заимствованное слово. Некоторые ставят знак равенства между заимствованием и иноязычным словом (Крысин, 1968, 15), другие их разграничивают по принципу степени их адаптации ассимилирующим языком, например, Ю.С. Сорокин и В. М. Аристова отмечают, что «заимствованиями принято считать те слова, которые в достаточной степени освоены заимствующим языком» (Сорокин, 1965, 1). Если быть приверженцем научных взглядов Л,П.Крысина, то, как ранее говорилось, заимствованные слова – это группа, которая выделяется в иноязычной лексике. В облике заимствованного слова нередко сохраняется «иностранность» -признаки, не характерные для русского языка: 1) фонетические и графические(начальные буквы э или а; наличие буквы ф ; сочетания ке, ге, кю; произношение [о] не под ударением); 2) морфологические (невыраженность числа и рода существительных; неизменяемость прилагательных).

Существование заимствованных слов в языке имеет свои причины, среди которых выделяют: экстралингвистические (внеязыковые или внешние) и внутриязыковые (внутренние). К внешним относят: 1) тесные политические, экономические и культурные связи между народами-носителями языков, после чего в языке-реципиенте происходит заимствование слова вместе с заимствованием вещи или понятия (например, конвейер).2) обозначение специального вида предметов или понятий, которые до тех пор назывались одним русским (или ранее заимствованным) словом (варенье джем (англ.)). К такого рода причинам относят и потребность в специализации предметов и понятий, что ведёт к заимствованию многих научных и технических терминов, например, релевантный – наряду с русским существенный (Крысин,2009,115-116). К внутриязыковым относятся следующие причины: 1) тенденция к интернационализации жизни, 2) отсутствие исконно русских средств для номинации новых понятий и как следствие этого необходимость пополнить языковые лакуны, 3) тенденция к обогащению представления носителей языка об окружающей действительности, 4) тенденция к унификации языковых средств, которая действует в сфере терминологии, 5) потребность языка в новых стилистических средствах, 6) принцип экономии языковых средств (удобные аббревиатуры), 7) тенденции к уточнению понятий, их специализации (Маринова,2013,91).

Всю иноязычную лексику можно разделить на следующие группы: 1) заимствованные слова; 2) интернационализмы; 3) экзотизмы; 4) иноязычные вкрапления (Крысин, 2009,124-125). Помимо этого английские слова по отношению к системе русского языка могут быть также гибридами (иностранные слова с русским суффиксом, приставкой или окончанием), варваризмами (синонимичные, но просторечно-выразительные вкрапления из иностранного языка), композитами (иностранные слова из 2-х корней), жаргонизмами, лжеанглицизмы (новообразования для обозначения новых для обоих языков понятий и явлений из сложения английских или английского и русского слов) и другие.

Здесь следует отметить, что только заимствованные слова можно назвать освоенными, так как для них характерны следующие признаки: 1) передача их с помощью фонетических и графических средства русского языка (ср.: англ. tank – русск. танк); 2) принадлежность к определённому грамматическому классу слов (танк – существительное мужского рода); 3) определённость в значении.

Освоенные языком (или заимствованные) слова образуют, как правило, три лексико-морфологические группы: 1) слова, которые структурно совпадают с иноязычными образцами: футбол (от англ. football); 2) слова, морфологически оформленные аффиксами заимствующего языка (джинсы – англ. jeans); 3) слова, в которых иноязычный образ замещается русским элементом (теле-видение – англ.television) (Рахманова, Суздальцева,1997,100-102).

Большое количество англицизмов вошли в русский язык в 1960-е годы и в конце XX-начале XXI века. Это, конечно, слова не только научно-технического характера (термины), но и общеупотребительная лексика, призванная называть новые вещи и понятия: акваланг, джинсы, дисплей, принтер, компьютер, лазер, компьютер. Также заимствуются слова, которые в дальнейшем будут сосуществовать с русским эквивалентом. Например, хобби – увлечение. Некоторые иноязычные слова призваны заменять описательные наименования: уикэнд – конец недели. Значительная часть англицизмов пополняет ряды спортивной терминологии: фристайл, виндсёрфинг. В связи с политическими и экономическими изменениями, происходившими в жизни России в конце XX – начале XXI веков, в общий оборот вошли многие иноязычные экономические и финансовые термины: бартер, дилер, дефолт и др., терминология вычислительной техники: браузер, Интернет и др., лексика, связанная с такими сферами, как кино, СМИ, бизнес: например, римейк (переделка ранее снятого фильма).

Сегодня продолжается внедрение различных английский терминов, так как продолжается развитие техники, науки, наблюдается контакт Российской Федерации с другими странами. Например, в СМИ, в устную русскую речь проникло такое понятие как, селфи, которое часто можно услышать по телевизору, радио, на улице, причём от людей разных возрастов.

Как правило, заимствоваться могут единицы разных языковых уровней. Мы рассмотрим не один вид заимствования, так как, по мнению Л.П Крысина, между типами наблюдается тесная иерархическая связь и для лучшего понимания следует рассматривать типологию в целом. Выделяют: заимствование фонем (самый редкий случай), заимствование морфем, лексических и фразеологических единиц (слов и фразеологизмов), т.е. лексическое заимствование, заимствование синтаксических конструкций. Самыми активными являются единицы лексического уровня – слова (Маринова,2013,89). Если слово адаптируется в области фонетики, то оно должно подчиняться определённым фонетическим законам русского языка (например, редукция гласных, оглушение шумных звонких в абсолютном конце слова). Слово шейпинг в русском языке будет произноситься следующим образом: [ш э й п`и н к].

Английские слова также могут «вписываться» в грамматическую систему русского языка. Слово футбол, которое имеет в исходной форме нулевую флексию, сразу получает статус имени существительного мужского рода, второго склонения (по вузовскому типу — первое). Известное всему русскому народу слово «компьютер» мы можем склонять по падежам (И.п. – компьютер; Р.п. – компьютера; Д.п. – компьютеру; В.п. – компьютер; Тв. п. – компьютером; П.п.- (о) компьютере). А вот «пенальти» в силу «нерусскости» сразу зачисляется в несклоняемые существительные. Что касается лексической адаптации, то хочется отметить, что в систему чужого языка заимствованные слова крайне редко «перетаскивают» свои значения. Например, слово game в английском имеет 7 значений (игра; развлечение, забава; спорт. игра; шутка; замысел и др.), то в русском языке слово гейм мы употребляем только в значении спорт. игра или партия (обычно в теннисе). Далее, если иноязычно слово становится широко употребительным, его основа начинается использоваться для производства новых слов заимствующего языка (от слова « футбол»:футболист, футбольный, отфутболить, отфутболивать) (Крысин, 2009, 340-342). Заимствуются также морфемы. Например, словообразовательной морфемой является суффикс –ист. И.А. Вотякова отмечает, что в этом случае на лицо процесс морфемизации иностранного элемента. Он появился в языке благодаря употреблению группы заимствованных слов, которые имеют способность члениться. Этот суффикс начинается выделяться в русском языке как самостоятельный, так как в широком употреблении заимствованные слова, которые имеют данный суффикс (Вотякова,2005, 141). Также известный английский суффикс er. В русском языке много слов, содержащих –ер: блендер, шейкер. А вот суффикс –инг вызывает споры. Сразу вспоминается слово маркетинг, которое, кстати, имеет два равноправных ударения (хотя от англ. слова market). Этот суффикс считают неполноценным, в русском языке отсутствует производящая основа, на базе которого образовано слово. О. П. Сологуб по этому поводу пишет: «Для активизации чуждого аффикса необходимо, чтобы на новую почву заимствующего языка были перенесены не изолированные слова, а производные вместе с производящими, что составляет основу для проявления словообразовательной модели» (Сологуб, 2002, 131).

Заимствование – процесс диахронический. В.М. Аристовой рассматривает три этапа вхождения иноязычных слов в лексику заимствующего их языка:

1 этап – это проникновение. Иноязычное слово связано ещё с прежней действительностью, но так как его часто употребляют в речи и на письме, оно начинает приживаться. Это и есть период заимствования, или вхождения. Так как язык «опробует» заимствованное слово постепенно, то первоначально оно может записываться при помощи своей графической системы. Вспомним строки А.С. Пушкина: В высоком лондонском кругу

Зовется vulgar . (Не могу…)

2 этап – усвоение. На этом этапе говорящие пытаются приспособить слово к своему языку, то есть его пустую звуковую форму они стараются наполнить содержанием близко звучащего исконного слова. Всем известный пример – спинжак (от англ. рea-jacket – пиджак) – незнакомое слово, соотнесённое в народном сознании со словом спина.

3 этап – это укоренение заимствованного слова в языке-реципиенте. Слово широко употребляется в среде носителей языка – восприемника. Оно является самостоятельным, может обрастать однокоренными словами, образовывать аббревиатуры (Аристова,1978, 29).

Хочется заметить, что наряду с заимствованием, то есть включением готовых слов чужого языка в языке-реципиенте, может происходить калькирование иноязычной лексики. Язык, который принимает новые слова, использует модель чужого слова и по этой модели строит новое слово, используя свои, аналогичные морфемы. Это также сложный процесс, который необходим для более детального изучения. Необходимо учитывать, что кальки – это не заимствования, и их меньше, чем, собственно, заимствований.

Процесс ассимиляции происходит также вместе с заимствованием. Некоторые учёные-лингвисты полностью отождествляют эти понятия. И.В. Арнольд приводит следующее определение этому процессу: «Ассимиляцией заимствованных слов называется приспособление их в фонетическом, грамматическом, семантическом и графическом отношении к системе принимающего их языка» (Арнольд,1973, 231). Это своего рода адаптация слова. По степени ассимиляции И.В. Арнольд подразделяет заимствования на: 1) полностью ассимилированные, которые носителя языка-реципиента не задумываются об этимологии слова, а употребляют как русское. Например: автобус, чек, торт, гол и др. 2) на неассимилированные, так называемые варваризмы и ксенизмы. Это понятия, которые связаны совсем с другой культурой. Например: пенс, сэр, лорд и др.

Обратимся далее к классификации Л.П. Крысина, который делит процесс адаптации на 5 этапов: 1 этап – иноязычное слово употребляется в том же виде, в каком существует и в своём языке; 2 этап – приспособление слова к системе заимствующего языка; 3 этап – утрата сопроводительных комментариев, то есть носители языка не замечают непривычность иностранного слова; 4 этап – утрата социальных особенностей; 5 этап – закрепление слова в толковом словаре (Бондарец,2008,30). Такое разделение можно проследить. Например, возьмём слово компьютер. Слово компьютер является производным от английских слов to compute, computer, которые переводятся как «вычислять», «вычислитель» (английское слово, в свою очередь, происходит от латинского computāre — «вычислять»). В феврале 1946 года мир облетело сенсационное известие о том, что в США построили первый в мире электронный компьютер, получивший название ENIAC. Далее машина совершенствовалась. Сегодня компьютерами пользуется весь мир. В русский язык, как ранее говорилось, слово «компьютер» проникло в конце XX, оно называло новую вещь. Это явилось оправданным заимствованием, так как синонима у этого слова в русском языке не было. Возможно, сначала это слово было профессионализмом, но, как известно, национальный язык, в который входят профессионализмы, жаргонизмы, диалектизмы, влияет на литературный. Сегодня компьютеры есть практически у каждого. Это слово мы употребляем каждый день, поскольку возрастает роль электронных машин. «Компьютер» адаптировался в грамматической системе русского языка: склоняется по падежам, имеет род. Если мы обратимся к толковому словарю Д.Н Ушакова, то мы не найдём данного слова, однако слово «гейм» там есть. А в толковом словаре Ожегова С. И. мы можем увидеть это слово. Данный словарь был создан на основе словаря Д.Н. Ушакова. Это говорит о том, что слово «компьютер» не сразу укрепилось в языке. Говорящие на русском языке люди, несомненно, знают, какую этимологию имеет слово «компьютер». Сегодня данное слово воспринимается, как международный термин, который существует во всех языках, словарях. Например, на русском – компьютер (мы можем просклонять это слово), на английском – computer, на испанском – computador (не склоняется по правилам существующей системы), на датском – computer, на немецком – computer. Слова между собой очень похожи, хотя написаны на разных языках. На основе этого, мы можем сказать, что имеющее английского происхождение слово, которое в свою очередь, произошло от латинского, ассимилировалось во многих языках. В русском тоже.

Г. В. Павленко выделяет три этапа освоения иноязычного слова в принимающем языке: начальный (1-ый этап, иноязычные слова), продвинутый (заимствованные слова) и полное освоение (заимствованные слова). Он утверждает, что для каждого из трёх процессов ассимиляции иноязычного слова свойственна определённая степень его освоения языком: на начальном – низкая, на продвинутом – средняя, а на этапе полного освоения – высшая. Сам процесс освоения является неравномерным. Если слово имеет продвинутую или высшую степень ассимиляции, то оно может закрепиться в языке: только в речи, или в речи и в языке (Бондарец,2008,31). Проанализируем, например, слово бедлам (сокращённо от Bethlehem Hospital). Это слово было названием английском реалии. Но затем в русском языке появилось его второе значение, и оно же закрепилось: «хаос». В словаре Д.Н. Ушакова находим такое определение: «БЕДЛАМ, бедлама, м. Хаос, шум, неразбериха, кавардак. Это не собрание, а бедлам какой-то. (По названию дома для умалишенных в Лондоне: Bedlam, первонач. знач. Вифлеем.)» Оно приобрело широкое использование :например, в литературе. Если посмотреть в национальном корпусе русского языка, то можно встретить художественные произведения, в которых есть слово «бедлам»: Леонид Юзефович «Князь ветра» (2001) – детектив, боевик; Иржи Грошек « Легкий завтрак в тени некрополя» (1998) («Художественный бедлам в квартире Александр поддерживал постоянно…»); Еремей Парнов «Третий глаз Шивы» (1985) – фантастика. Если мы запросим статистику этого слова по метаатрибутам, то можем увидеть ещё и таких авторов, как К. Г. Паустовский, Н.С. Лесков, К. И. Чуковский. Также стоит обратить внимание, что данное слово часто использовалось в 1980-х годах, потом его употребление пошло на спад, о чём мы можем убедиться, используя национальный корпус русского зыка. Слова «бедлам» употребляется с пометой разг. Однако, как известно, литературному языку свойственно наличие стилей, среди которых и разговорный.

Таким образом, можно сделать вывод: англицизмы, несомненно, пополняют словарный состав русского языка, так как некоторые из них полностью ассимилируются и закрепляются в толковых словарях, являются литературной нормой. Учёные-лингвисты не пришли к единому мнению по поводу сравнения процесса заимствования и ассимиляция. Некоторые считают эти понятия равнозначными, другие — нет. Заимствованное слово на своём начальном этапе адаптации может всё ещё быть иноязычным. Далее по мере его адаптации к системе русского языка, по частоте и форме (СМИ, художественные произведения, устная речь) использования иноязычное слово становится более или менее ассимилированным. Вошедшее в русский язык слово, которое полностью ассимилировалось, не будет отрицательно воздействовать на язык-реципиент. Однако когда происходит неоправданное заимствование, то есть иноязычное слово, внедряемое в язык, имеет русский эквивалент (синоним), данный процесс негативно влияет на экологию языка-восприемника. Часто говорящие употребляют заимствованные слова не в свойственном им значении, а причиной всему этому является такой фактор, как престижность. Например, вместо драйв мы можем сказать энергетика. Однако иногда возникают ошибки в определении синонима, когда заимствованное слово и исконно русское на первый взгляд означают одно и то же. Обратим внимание на понятия «менеджер» и «управленец». Вряд ли кто-то станет отрицать, что это синонимы. Между ними на самом деле существует различие. «Менеджер» — человек, ориентированный на реализацию финансового успеха, а «управленец» — человек, который организует людей, направляет их. Трудность возникает также в неумении использовать ещё не ассимилированные слова. Для того, чтобы носители русского языка были осведомлены о пополнении его лексического состава, о внедрении каких-либо иноязычных слов, необходимо, чтобы учёные-лингвисты своевременно отслеживали процесс заимствования и чётко разграничивали «входящие» слова по сферам употребления, по степени освоенности, что является очень трудной задачей. Ведь, несмотря на наличие серьезных научных коллективов новые словари выходят очень редко, не успевают за развитием речи и не удовлетворяют всех требований. Отсюда в русском появляются «файлы», «брандмауэры», «свитчи» и прочие профессионализмы, что негативно сказывается на языке.

 

Список литературы:

1)     Аристова В.М. Англо-русские языковые контакты. Ленинград; 1978.

2)       Арнольд И.В. Лексикология современного английского языка. Изд. 2-е. М, 1973.

3)       Бодуэн де Куртенэ И. А. Избранные труды по общему языкознанию. Т.I. М.: Изд-во АН СССР, 1963.

4)       Бондарец О. Э. Иноязычные заимствования в речи и в языке: лингвосоциологический аспект/ под редакцией Г.Г. Инфантовой. Изд-во Таганрог: 2008.

5)    Брейтер, М.А. Процесс языкового заимствования как способ реализации коммуникативных потребностей в рамках межкультурного взаимодействия. В Лингвокогнитивные проблемы. М.: Наука, 1968.

6)       Вотякова И.А. Особенности существительных на – ист (- ista) в русском и испанском языках (на материале словарей) // Вестн. Удмур. гос. ун-та. Филологические науки. 2005. № 5(2).

7)    Крысин Л.П. Современный русский язык. Лексическая семантика. Лексикология. Фразеология. Лексикография: учеб. пособие для студ. филол. фак. высш. учеб. заведений. 2-е изд., стер. М., 2009.

8)    Крысин, Л. П. Иноязычные слова в современном русском языке. М.: Наука, 1968.

9)    Маринова Е.В. Иноязычная лексика современного русского языка: учеб.пособие/ Е.В. Маринова. 2-е изд.,стер. М.: ФЛИНТА, 2013.

10)  Рахманова Л.И., Суздальцева В.Н Современный русский язык. Лексика. Фразеология. Морфология. М.: 1997.

11)  Сологуб О.П. Усвоение иноязычных структурных элементов в русском языке // Наука. Университет. 2001. Материалы третьей научной конференции. Новосибирск, 2002.

12)  Сорокин, Ю. А. Развитие словарного состава русского литературного языка в 30-90-е гг. XIX в. Москва: Наука, 1965.

13)  Ярцева В. Н. Лингвистический энциклопедический словарь. Москва:
«Советская энциклопедия»,1990.

14)  http://ushakovdictionary.ru/

15)  http://www.ada-ru.org/fnotes.html

16)  http://www.ozhegov.org/

17)  http://www.ruscorpora.ru/

Об авторе

admin administrator