ФАКТИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ И НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО КОНТРОЛЯ В НОРМОТВОРЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Byadmin

ФАКТИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ И НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО КОНТРОЛЯ В НОРМОТВОРЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2016

Браусов Александр Михайлович,
начальник управления правовой информатизации Национального центра правовой информации Республики Беларусь (г. Минск, Беларусь)

Судиловская Наталья Валерьевна,
начальник управления редакционно-издательских работ Национального центра правовой информации Республики Беларусь (г. Минск, Беларусь)

 

ФАКТИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ И НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО КОНТРОЛЯ В НОРМОТВОРЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

 

В ряде зарубежных стран в последнее время активное развитие получила новая область междисциплинарных исследований – правовая (юридическая) лингвистика. Имеющиеся научные дискуссии в отношении понимания роли и сущности правовой лингвистики (Браусов 2016, с. 33–38), не умаляют ее основных задач по обеспечению юридической практики специальными лингвистическими знаниями, проведению лингвистической экспертизы, в том числе проектов законов, указов, постановлений и т.д., приведению к нормам терминологии языка юридической науки (Берг 2004, с. 281).

При этом, по нашему мнению,первичную важность для юриспруденции имеют проблемные вопросы лингвистического обеспечения деятельности по формированию права (нормотворческой деятельности). Результаты такой деятельностиво многом предопределяют качество правоприменительной деятельности и востребованность участия в ней специалистов-лингвистов при разрешении конкретных казусов. Смысловая доступность и высокий юридико-технический уровень текстов нормативных правовых актов позволят повысить регулятивные возможности действующего права при существенном снижении градуса лингвистической конфликтности в юридической практике (Браусов 2016, с. 36).

Внутригосударственные практики государств – участников Содружества Независимых Государств (АзербайджанскаяРеспублика, Республика Армения, Российская Федерация, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Республика Молдова, Республика Таджикистан, Туркменистан, Республика Узбекистан, Украина) по организации и проведению деятельности по лингвистическому контролю (лингвистической экспертизы) нормативных правовых актов (их проектов) различаются.

В законодательстве Азербайджанской Республики, Республики Казахстан, Республики Армения, Российской Федерации, Кыргызской Республики понятие ”лингвистическая экспертиза“ используется. Однако в Российской Федерации и Кыргызской Республики лингвистическая экспертиза имеет самостоятельный и обязательный характер лишь в отношении законопроектов, а в части иных проектов нормативных правовых актов лингвистический контроль выполняется как составляющая правовой (юридической) экспертизы.

В законодательстве Украины, Республики Узбекистан,Республики Туркменистан, Республики Таджикистан, Республики Молдова отсутствует упоминание о лингвистической экспертизе. Лингвистический контроль, в свою очередь, осуществляется в рамках правовой (юридической) экспертизы, субъектами проведения которой являются специализированные подразделения нормотворческих органов (внутренний лингвистический контроль), а также министерства юстиции (внешний лингвистический контроль) обозначенных государств.

Схожий подход к организации указанной деятельности используется и в Республике Беларусь. Лингвистический контроль в отношении нормативных правовых актов (их проектов) осуществляется преимущественно в рамках юридической экспертизы, проводимой Министерством юстиции, главнымиуправлениями юстиции областных исполнительных комитетов, а также иными уполномоченными государственными органами в соответствии с положениями Указа Президента Республики Беларусь от 30 декабря 2010 г. № 711 «О некоторых вопросах осуществления обязательной юридической экспертизы нормативных правовых актов». При проведении юридической экспертизы нормативных правовых актов (проектов) устанавливаютих соответствие требованиям нормотворческой техники, в том числе языковым требованиям, предъявляемым к тексту нормативного правового акта (глава 8 Закона Республики Беларусь от 8 января 2000 г. № 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь»(далее – Закон о НПА), а также Правила подготовки проектов нормативных правовых актов, утвержденных Указом Президента Республики Беларусь от 11 августа 2003 г. № 359 «О мерах по совершенствованию нормотворческой деятельности»(далее – Правила подготовки проектов).

Необходимо отметить, что вопрос о необходимости внедрения в практику специальной ”филологической и логической экспертизы проектов нормативных правовых актов“ был поднят в Послании Конституционного Суда Республики Беларусь ”О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2004 году“. С 2008 года такая экспертиза была реализована в отношении проектов законов, принятых Палатой представителей в первом чтении. При этом лингвистическая экспертиза законопроектов осуществляется редакционным управлением Секретариата Палаты представителей. В других нормотворческих органах Республики Беларусь ситуация осталась прежней.

В Республике Беларусь контроль в части соблюдения лингвистических требований, предъявляемых к проектам нормативных правовых актов (лингвистический контроль), осуществляется на ведомственном и вневедомственном уровнях, формируя, соответственно, внутренний и внешний лингвистический контроль.

Внутренний лингвистический контроль осуществляет непосредственно орган – разработчик нормативного правового акта на стадии подготовки его проекта. Указанный вид контроля не имеет нормативной регламентации на уровне актов законодательства. Однако необходимость наличия такого контроля (выявление соответствия подготовленного проекта нормативного правового акта предъявляемым требованиям) продиктована наличием самих требований, установленных указанными выше законодательными актами. Должностное лицо, визируя разработанный проект нормативного правового акта, тем самым подтверждает, что акт соответствует обозначенным требованиям, в том числе лингвистического характера.

Для указанных целей в ряде государственных органов созданы структурные подразделения, осуществляющие редакционную подготовку проектов нормативных правовых актов[1]. По мнению отдельных ученых, такого рода контроль в определенной степени можно отнести к лингвистической экспертизе проектов нормативных правовых актов (Шаршун 2012, с. 5).Иные ученые полагают, что не следует признавать экспертизой случаи, в которых заключение как таковое не представляется, а специалистами в области лингвистики в основном осуществляется редакционная, редакционно-техническая доработка, корректирование слов и словосочетаний, оборотов и других составных частей текста в соответствии с правилами орфографии (Крачковский 2006, с. 191). Однако общим в позициях данных авторов является то, что они не отрицают наличия элементов лингвистической контроля в нормотворческом процессе Республики Беларусь на ведомственном уровне.

Изучение ведомственного лингвистического контроля показало, что из 43 государственных органов (организаций) лишь в 13 имеются специалисты, которые осуществляют внутренний лингвистический контроль нормативных правовых актов, в том числе в некоторых из них отдельные функции лингвистического контроля (редактирование) возложены на юристов правовых управлений.

В целом в отношении организации и проведения внутреннего (ведомственного) лингвистического контроля получены следующие выводы:

  • контроль организуется на собственное усмотрение государственных органов. При этом выявлены тенденции, что в государственных органах, где наблюдается большое движение документов, направляемых в вышестоящие государственные органы, или движение собственных нормативных документов, вводятся самостоятельные структурные подразделения (специалисты), осуществляющие лингвистический контроль, в отдельных государственных органах такие специалисты отсутствуют;
  • изучение должностных инструкций специалистов, а также положений о структурных подразделениях привело к выводу об отсутствии детализации порядка и содержательной характеристики работ, формирующих лингвистический контроль;
  • отсутствует единая методика проведения лингвистического контроля (экспертизы), необходимость в которой назрела по свидетельству самих государственных органов;
  • используемая литература, содержащая требования редактирования (лингвистического контроля), относится к предмету общего редактирования в издательской деятельности, не адаптирована под специфику нормативных правовых актов.

Определенную специфику имеют государственные органы, в которых осуществляется и внутренний, и внешний лингвистический контроль (Палата представителей, Совет Республики, Администрация Президента Республики Беларусь, Совет Министров). Как правило, обязанность проведения контроля за лингвистическими требованиями в таких государственных органах установлена не только должностными инструкциями специалистов, но и правовыми актами (локальными правовыми актами).

Вневедомственный лингвистический контроль осуществляется иным органом, не являющимся разработчиком нормативного правового акта. Виды субъектов, осуществляющих лингвистических контроль, количество этапов этого контроля, особенности его проведения зависят от вида проекта нормативного правового акта (нормативного правового акта).

Презюмируется, что в общем порядке все проекты нормативных правовых актов (ведомственные нормативные правовые акты) подвергаются лингвистическому контролю при проведении юридической экспертизы, в рамках которой осуществляется выявление соответствия акта критериям, в том числе требованиям, определенным в пункте 120 Правил подготовки проектов. Субъектами, осуществляющими этот этап контроля, в разрезе видов нормативных правовых актов являются:

  • проекты нормативных правовых актов Главы государства – уполномоченное структурное подразделение Администрации Президента Республики Беларусь (главное государственно-правовое управление);
  • проекты законов – Национальный центр законодательства и правовых исследований Республики Беларусь, уполномоченное структурное подразделение Секретариата Палаты представителей;
  • проекты постановлений Совета Министров – Министерство юстиции, уполномоченное структурное подразделение Аппарата Совета Министров (юридическое управление);
  • нормативные правовые акты Национального банка, Комитета государственного контроля, Следственного комитета, Управления делами Президента Республики Беларусь, Национальной академии наук Беларуси, министерств, иных республиканских органов государственного управления, областных, Минского городского Советов депутатов, облисполкомов, Минского городского исполнительного комитета – Министерство юстиции;
  • нормативные правовые акты местных Советов депутатов, исполнительных и распорядительных органов базового уровня – главные управления юстиции.

Проекты законов после внесения их в Палату представителей представляются головной комиссией для проведения юридической экспертизы в структурное подразделение Секретариата Палаты представителей, осуществляющее экспертно-правовую деятельность (главное экспертно-правовое управление), и для проведения лингвистической экспертизы – в структурное подразделение Секретариата Палаты представителей, осуществляющее редакционную деятельность (редакционное управление).

Следующий этап лингвистического контроля проектов законов – контрольная вычитка специалистом организационного управления Совета Республики.

Проекты нормативных правовых актов Главы государства подлежат юридической экспертизе, проводимой главным государственно-правовым управлением Администрации Президента Республики Беларусь, в рамках проведения которой осуществляется внешний (внутренний – если разработчиком проекта нормативного правого акта является Администрация Президента Республики Беларусь) лингвистический контроль.Cледующий уровень контроля – редактирование проектов нормативных правовых актов Главы государства специалистами редакционно-издательского отдела канцелярии Администрации Президента Республики Беларусь и корректорская вычитка специалистом этого же отдела при выпуске нормативных правовых актов Главы государства.

Проекты постановлений Совета Министров после проведения юридической экспертизы Министерством юстиции проходят уровни лингвистического контроля, аналогичные зафиксированным в Администрации Президента Республики Беларусь: лингвистический контроль в рамках проведения юридической экспертизы правовым управлением Аппарата Совета Министров, лингвосодержательный анализ и редактирование специалистами протокольно-издательского отдела Аппарата Совета Министров и корректорская вычитка при выпуске постановлений Совета Министров.

Нормативные правовые акты Национального банка, Комитета государственного контроля, Следственного комитета, Управления делами Президента Республики Беларусь, Национальной академии наук Беларуси, министерств, иных республиканских органах государственного управления, областных, Минского городского Советов депутатов, облисполкомов, Минского городского исполнительного комитета, местных Советов депутатов, исполнительных и распорядительных органов базового уровня проходят внутренний (при разработке проекта нормативного правового акта) и внешний лингвистический контроль(при проведении юридической экспертизы Министерством юстиции, главным управлением юстиции).

Заключительный этап, в рамках которого осуществляется лингвистический контроль, – это этап подготовки нормативных правовых актов к официальному опубликованию в Национальном центре правовой информации Республики Беларусь (далее – НЦПИ), который включает филолого-лингвистическую обработку нормативного правового акта. В рамках заключительного лингвистического контроля осуществляется изучение нормативных правовых актов на предмет их соответствия правилам русского (белорусского) литературного языка, корректности внесения изменений и дополнений, оформления нормативных правовых актов в соответствии с Правилами подготовки проектов (см. блок-схему).

brausov-sudilovskaya

 

Заключительный этап показателен для формирования представления о качестве лингвистического контроля предшествующих этапов. Например, по некоторым видам актов выявлен весьма высокий процент неточностей лингвистического характера, который, помимо всего прочего, также связан с отсутствием единой методики проведения лингвистического контроля нормативных правовых актов (их проектов).

В целом, лингвистическая контрольная деятельность применительно к своему правовому статусу имеет двойственный характер. С одной стороны, реализуясь на стадии проведения в отношении проектов нормативных правовых актов (нормативных правовых актов) юридической экспертизы и дополнительного лингвистического контроля (в отношении проектов законов, актов Главы государства и постановлений Совета Министров), она имеет подчиненный характер по отношению к юридической экспертизе. Это позволяет работать специалисту-лингвисту (при его наличии) и специалисту-юристу совместно над улучшением формы и содержания нормативного правового акта. С другой стороны, лингвистический контроль на заключительной стадии (в настоящее время осуществляется при подготовке актов к официальному опубликованию) должен иметь независимый характер для обеспечения объективных подходов в его проведении (исключения ведомственного негативного влияния) хотя бы в части анализа нормативных правовых актов на их соответствие формальному отражению языковых и технико-юридических требований.

С учетом вышесказанного полагаем возможным осуществить совершенствование существующей модели лингвистического контроля в Республике Беларусь в рамках двух этапов.

На первом этапе необходима разработка типовой методики проведения лингвистического контроля и внедрение ее в деятельность всех субъектов нормотворческой деятельности в рамках существующей системы, что на сегодняшний момент реализовано НЦПИ (Лингвистический контроль 2016, с. 6–12). Это позволит формализовать лингвистическую контрольную деятельность, обеспечить ее проведение на общих началах и по общим алгоритмам, закрепить обязательность ее проведения в нормотворческой деятельности. Для повышения положительного эффекта необходимо на постоянной основе обеспечить проведение обучающих мероприятий для специалистов, реализующих контрольную деятельность, а также методологическое сопровождение этой деятельности в целом.

Отсутствие положительной динамики потребует реализации второго этапа по совершенствованию системы лингвистического контроля посредством внедрения разработки и введения дополнительного лингвистического контроля в отношении нормативных правовых актов министерств, иных республиканских органов государственного управления, Советов депутатов, исполнительных и распорядительных органов областного и базового территориального уровня аналогичного контролю, осуществляемому в отношении иных нормативных правовых актов. Это возможно осуществить посредством создания в рамках Министерства юстиции Республики Беларусь специального подразделения по проведению лингвистического контроля (данный вариант требует дополнительных финансовых затрат) либо возложения функций дополнительного лингвистического контроля на НЦПИ (существенных финансовых затрат не требует, но необходима глубокая проработка организационных и правовых основ осуществления этого варианта, а также разработка соответствующего нормативного правового акта и корректировка ряда иных актов законодательства).

Список литературы:

  1. Берг, Е. Б. Юрислингвистика в правотворчестве / Е. Б. Берг // Русская и сопоставительная филология : состояние и перспективы : Междунар. практ. конф., посвященная 200-летию Казан. ун-та, Казань, 4–6 октября 2004 г. : труды и материалы / под общ. ред. К. Р. Галлиулина. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2004. – С. 281–282.
  2. Браусов, А. М. Юриспруденция и лингвистика: к вопросу о методологии познания области взаимодействия /А. М. Браусов, Е. Н. Швед // Право.by. – 2016. – № 5(43). – С. 33–38.
  3. Крачковский, В. В. Экспертиза проектов нормативных правовых актов и прогнозирование последствий их принятия (издания) / В. В. Крачковский // Веснiк Канстытуцыйнага Суда Рэспублiкi Беларусь. – № 2. – 2006. – С. 185–194.
  4. Лингвистический контроль качества подготовки правовых актов[Электронный ресурс] :Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь ; сост. Н. В. Судиловская, А. М. Браусов. – Минск, 2016. –Режим доступа:http://www.pravo.by/main.aspx?guid=15281. – Дата доступа: 07.11.2016.
  5. О некоторых вопросах осуществления обязательной юридической экспертизы нормативных правовых актов [Электронный ресурс] : Указ Президента Респ. Беларусь, 30 дек. 2010 г., № 711 // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2016.
  6. О нормативных правовых актах Республики Беларусь [Электронный ресурс] : Закон Респ. Беларусь, 10 янв. 2000 г., № 361-З // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2016.
  7. Послание Конституционного Суда Республики Беларусь о состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2004 году [Электронный ресурс] // Официальный сайт Конституционного Суда Республики Беларусь. – 2015. – Режим доступа: http://www.kc.gov.by/main.aspx?guid=19875. – Дата доступа: 18.08.2015.
  8. Правила подготовки проектов нормативных правовых актов [Электронный ресурс] : утв. Указом Президента Респ. Беларусь, 11 авг. 2003 г., № 359 // ЭТАЛОН. Законодательство Республики Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2016.
  9. Шаршун, В. А. Лингвистическая экспертиза проектов правовых актов: понятие, правовое регулирование, зарубежный опыт : аналит. обзор // В. А. Шаршун, З. А. Охрименко. – Минск : Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь, 2012. – 48 с.

[1] Например, редакционно-издательский отдел Администрации Президента Республики Беларусь, протокольно-редакционный отдел Аппарата Совета Министров, редакционный отдел Секретариата Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь, протокольно-редакционный отдел секретариата Национального банка, организационный отдел Генерального штаба Вооруженных Сил Республики Беларусь.

Об авторе

admin administrator