Byadmin

ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИНГВИСТИКА ЗА РУБЕЖОМ

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2016 г.

Хижняк Сергей Петрович,
д. филол. наук, профессор, заведующий кафедрой английского языка Саратовской государственной юридической академии (г. Саратов, Россия)

 

ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИНГВИСТИКА ЗА РУБЕЖОМ

 

Юридическая лингвистика за рубежом имеет давнюю историю. Работы, посвященные языку права, стали появляться в 60-70-х гг. ХХ в. в США и Великобритании (Mellinkoff, 1963; Unbegaun, 1969; Уорт, 1975 и др.). К этому же периоду относятся немногочисленные работы, посвященные юридическому немецкому языку (Kirchhof, 1977; Klenner, 1975; Lampe, 1970 и др.). Интерес к языку право проявлялся и в других европейских странах (Jovič, 1984; Lenkeiwicz, 1973). Долгое время язык, используемый в юридической практике, рассматривался лишь как естественный инструмент, данный человеку для использования во всех сферах его жизни, в том числе и в правовой. И лишь в последние десятилетия специфика юридического языка привлекла пристальное внимание как зарубежных лингвистов, так и юристов.

На рубеже XX–XXI вв. зарубежная юридическая лингвистика переживает значительный подъем. Появилось значительное количество работ, в которых исследуются различные аспекты языка права (Gibbons, 2003, 2004; Gibbons, Turell, 2008; Heikki, Mattila, 2006; Morrill, Harrison, Johnson, 2000; Šarčević, Schane, 2006; Solan, Tiersma, Conley, 2005, Tiersma, 1999; Wydick, 1998).

В современной зарубежной лингвистике для обозначения сфер исследований юридического языка используются разные термины: legalese, legal language, law and language, Juristensprache, Rechtslinguistik, Sprache und Recht, juristischen Kommunikation, Rechtskommunikation, Rechtsdiskursen, Linquistique juridique. В польской лингвистике этот раздел языкознания получил название juryslingwistyka. Этот термин был заимствован и многими русскими исследователями. В методике преподавания иностранных языков также широко используются термины legal English, Juristendeutsch, Juristische Fachsprache, что обусловлено интересом педагогов к разработке специальных методов преподавания языка права с учетом экстралингвистических факторов его бытования, а также учебных материалов.

В некоторых работах юридическая лингвистика считается отдельной отраслью лингвистики, в других отмечается, что вряд ли можно считать юридическую лингвистику самостоятельной отраслью, следует говорить лишь о том, что язык анализируется в рамках юридической лингвистики. В работах лингвистов и юристов, посвященных языку права, отмечается также, что юридическая лингвистика – сложная междисциплинарная отрасль знания, включающая в себя идеи, разработанные не только в лингвистике и юриспруденции, но также и в других науках (антропологии, политологии, социологии, истории, физиологии и т.д.).

В настоящее время можно отметить следующие основные направления в изучении юридического языка за рубежом.

  1. История юридического языка (Unbegaun, 1969; Уорт, 1975).

Этот аспект включает в себя исследование ранних юридических текстов (законов, документов о юридических сделках, завещаний, судебных решений и т.д.). Исследования исторической юридической лингвистики касаются также состава юридических терминов с точки зрения их происхождения (исконные и заимствованные). Указанные аспекты исторической юридической лингвистики проводятся с учетом развития истории государства и права, иноязычного влияния вследствие различного рода языковых контактов, например в условиях завоевания, проникновения чужих правовых идей и т.п.

  1. Изучение отличий юридического языка от других страт литературного языка (Solan, 1993; Šarčević, Schane, 2006, Tiersma, 1999 и др.).

Эти исследования рассматривают особенности юридического языка на разных уровнях языковой системы, поскольку отмечается, что право – самый лингвистичный из всех общественных институтов. Например, указывается, что юридический английский имеет ряд фонетических особенностей. Так, англоязычные юристы используют варианты ударения в словах, нехарактерные для общего употребления: существительное record произносится так же, как и глагол, т.е. с ударением на втором слоге; термин для обозначения застрахованного человека assured произносится с ударением на последнем слоге. Одной из недавних новаций, используемых американскими юристами, является произношение термина defendant с нередуцированным звуком в последнем слоге, а множественное число этого термина произносится как defend ants, т.е. как два слова.

На уровне лексики отмечается специфическое использование архаизмов, иноязычных терминов, например терминов иноязычного происхождения. Особенное значение эта проблема имеет для юридического английского языка, т.к. в нем много французских и неассимилированных латинских заимствований. Отмечаются такие особенности юридических терминов, как техничность (использование специфических юридических терминов, неизвестных в общелитературном языке), точность, наличие большого количества абстрактных существительных.

Исследование лексического уровня для терминологии предполагает также необходимость характеристики и классификации терминологических единиц. Например, существует таксономия, основанная на учете происхождения единиц. В соответствии с ней выделяются: 1) первичные, т.е. чисто юридические термины (estoppel, tortfeasor); 2) вторичные, или переосмысленные единицы (determination, written statement), т.е. имеющие различное значение в общелитературном языке и в юридической сфере; 3) третичные термины – номинативные единицы, образованные с помощью различных средств словообразования и характерные для юридической сферы (unmeaning, criminate).

Другая классификация основана на учете степени специализации значений номинативных единиц, используемых в праве. В соответствии с этой классификацией выделяются следующие их категории: 1) основные термины (собственно термины); 2) слова, неизвестные в общем употреблении (herein, herewith, aforesaid), а также идиомы-архаизмы (by virtue of ones duty, to keep in repair); 3) слова, не имеющие юридического значения, но используемые в юридической речи или письменных текстах.

На синтаксическом уровне отмечаются характерные, обычно значительно усложненные предложения. В этом плане интересны следующие примеры, показывающие различие в формулировке высказываний в обыденном и правовом дискурсах немецкого языка:

Обыденный дискурс: “Wir möchten Kinder bekommen”.

Юридический дискурс: “Unser aktuelle Lebensplanung beinhaltet die Umsetzung unseres grundsätzlich vorhandenen Kinderwunsches”.

Обыденный дискурс: “Sie haben seit drei Monaten keine Miete gezahlt”.

Юридический дискурс: “Unsere Mandantschaft mußte feststellen, daß Sie auf die letzten drei Monatsmieten keine Zahlung geleistet haben” (Pintsch, Sachse-Pintsch, Stiegerwald-Weber: URL).

  1. Исследования юридического дискурса включают в себя как общие проблемы определения его специфики, так и ряд частных проблем, например, использование метафор в юридическом дискурсе, проявление в нем гендерной культуры коммуникации, прагматические характеристики (McCarty, 1998; Hibbitts, 1994).
  2. Проблема простого юридического языка (Solan, 1993; Wydick, 1998).

Сложность юридического языка, проблема его понимания не юристами предопределили еще одно направление в юридической лингвистике – работу по его упрощению. В США и Великобритании возникло движение за использование простого юридического языка (plain language movement). Для упрощения юридического языка предлагаются различные меры: 1) замена собственно юридических терминов словами, более понятными для широких слоев населения, например термина plaintiff на claimant, термина pleading на statement of case; 2) отказ от использования латинских юридических терминов и их замена терминами, образованными на основе обычных слов, например: ex partewith notice, inter parteswithout notice, in camerain private, sub poenasummons; 3) вытеснение из терминосистемы эпонимных терминов (единиц, образованных с использованием имен собственных), поскольку значение таких терминов затемнено; предлагается заменять их терминами, имеющими прозрачную семантику, например: Anton Piller ordersearch order.

  1. В зарубежной юридической лингвистике большое внимание уделяется юридическим документам и юридическому письму (Volokh, 2003; Coughlin, Malmud, Patrick, 2008).

Исследователи выделяют внутренний юридический язык, на котором юристы пишут документы для других юристов, и юридический язык, который должен быть понятен широким массам неюристов.

Большое внимание в юридических вузах США уделяется предмету, который носит название Legal Writing. Этот предмет имеет целью научить студентов составлять различные типы юридических документов с учетом требований использования языка в юридической сфере.

  1. Юридический перевод – еще один важный аспект зарубежной юридической лингвистики (Rayar, 1988; Šarčević, 1997).

Этот аспект обусловлен следующими факторами: 1) наличием национальных меньшинств, не владеющих или слабо владеющих государственным языком, которые нуждаются в переводе в ходе расследования преступлений и в суде; 2) отсутствием эквивалентов при переводе юридических текстов с других или на другие языки с разными познавательными целями; 3) сложностями перевода, зависящими от различий систем права (общее (прецедентное) право и статутное право); 4) требованиями к переводчикам юридических текстов знать основы права языка оригинала и языка перевода.

Как правило, специфика юридического перевода видится не в декодировании одного языка средствами другого, а как декодирование одной системы права средствами другой с помощью языка, поскольку, как и любой другой перевод, он предназначен для получателя информации, а реципиент должен получить не только лингвистически адекватный перевод, но и перевод адекватный с точки зрения его юридических знаний. В связи с этим авторы работ по юридическому переводу стремятся к созданию особой теории юридического перевода с учетом лингвистических и правовых категорий.

  1. Особой сферой юридической лингвистики является сфера, которая в русской лингвистической традиции носит название судебной лингвистической экспертизы (forensic linguistics, forensischer Linguistik). В сферу этого раздела юридической лингвистики входят вопросы плагиата, установления авторства, обмана и мошенничества, защиты товарных знаков, юридического перевода, фонетической и графологической экспертизы, анализа дискурса (Gibbons, 2003; Gibbons, Turell, 2008).
  2. Юридическая лингвистика и межкультурная коммуникация (Ristikivi, 2005; Mattila, 2006).

Проблема межкультурной коммуникации чаще обсуждается в рамках проблем юридического перевода. Однако за рубежом получила развитие и так называемая сравнительная юридическая лингвистика. Так, работа Х.Э.С. Маттилы, профессора юридической лингвистики Университета Лапландии (Финляндия) в основном посвящена сравнению «главных юридических языков», к которым он относит юридический латинский язык, юридический немецкий язык, юридический французский язык. Последний он считает источником развития юридического английского языка. Рассматривая указанные языки, автор отмечает национально-культурные факторы и результаты их воздействия на юридические терминосистемы. Например, к национально-культурной специфике юридического английского языка он относит большую детализацию понятий и терминов вследствие того, что английское прецедентное право развивалось судьями. В отличие от законодателя, издающего универсальный закон, судья, рассматривая индивидуальные дела, должен в большой степени индивидуализировать понятия.

Другую национально-культурную специфику терминосистем, использовавших в качестве источника их пополнения латинский язык, автор видит в том, что одни и те же латинские термины получают разное значение в национальных терминосистемах.

  1. Юридические жаргоны (Mattila, 2006).

Х. Маттила относит к юридическим жаргонам все «жанровое» разнообразие номинативных единиц: кодифицированную терминологию, особенности языка различных групп юристов (адвокатов, судей, представителей отдельных юридических департаментов), т.е. профессиональную лексику. К жаргонам он относит и юридическую аббревиатуру, и жаргон преступников. Несмотря на то, что такой подход к определению жаргона спорен с точки зрения отечественной лингвистики, он свидетельствует о том, что юридическая лингвистика за рубежом также представляет собой сложную систему

  1. Юридическая лексикография (Garner B.A., 1987; Black’s Law Dictionary, 2014 и др.).

В настоящее время существует множество различных юридических словарей на разных языках. Как и русская юридическая лексикография, зарубежная юридическая лексикография широко представлена на электронных носителях и в сети Интернет.

Таким образом, большинство проблем юридической лингвистики, исследуемых за рубежом и в российской лингвистической науке, совпадают, хотя можно отметить и специфические для зарубежной лингвистики проблемы, например, вопросы фонетического оформления юридических терминов по сравнению с произношением совпадающих с ними по форме общеупотребительных слов, а также дискуссию об упрощении юридической терминологии и предложение о возвращении латинского языка в сферу международной коммуникации юристов в качестве lingua franca (Ristikivi, 2005). Несмотря на спорную целесообразность и возможность регулятивного практического внедрения некоторых из указанных направлений работы, они показательны с точки зрения выявления путей развития юридической лингвистики за рубежом.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Уорт Д. О языке русского права (XV-XVI вв.) // Вопросы языкознания. 1975. № 2. с. 68-75
  2. Black’s Law Dictionary. Thomson West, 2014.
  3. Coughlin C.N., Malmud J., Patrick S. A Lawyer Writes: A Practical Guide to Legal Analysis. Carolina Academic Press, 2008.
  4. Garner B.A. A Dictionary of Modern Legal Usage. Oxford University Press, 1987.
  5. Gibbons J. Forensic Linguistics: an Introduction to Language in the Justice System. Melbourne, Berlin, 2003.
  6. Gibbons J., Prakasam V. Language in the Law. New Delhi, 2004.
  7. Gibbons J., Turell M. T. Dimensions of Forensic Linguistics. Amsterdam, 2008.
  8. Hibbitts B.J. A Study of Visual and Aural Metaphors in American Law and Legal Language (1994) // www.law.pitt.edu/hibbitts/meta_int.htm
  9. Jovič L. Jezik zakonodavętva // Pravni zivot. 1982. № 6–7.
  10. Kirchhof P. Rechtsänderungen durch geplanten Sprachgebrauch? // Gedächtnisschrift für Fridrich Klein. München, 1977. S. 227-244.
  11. Klenner H. Zur Juristensprache // Neubert A. u. Ruzicka. Verständlichkeit. Verstehnbarkeit. Übersetzbarkeit, 1975.
  12. Kurzon D. Linguistics and Legal Discourse: An Introduction International Journal for the Semiotics of Law. 1994. Vol. 7. № 1.
  13. Lampe E. Juristische Semantik. Hamburg-Berlin-Zürich, 1970.
  14. Lenkeiwicz Z. Staroruska terminologia prawna (Problematyka badań) // Sprawazdania z posiedzeń Komis. nauk (PAN). Warszawa; Kraków, 1973. T. 16. № 1.
  15. Mattila H.E.S. Comparative Legal Linguistics. Ashgate, 2006.
  16. McCarty L.T. A Language for Legal Discourse I. Basic Features // ICAIL ‘89 Proceedings of the 2nd International Conference on Artificial Intelligence and Law. NY, USA, 1989.
  17. Mellinkoff D. The Language of the Law. Boston, 1963.
  18. Morrill C., Harrison T., Johnson M. Voice and Context in Simulated Everyday Legal Discourse: The Influence of Sex Differences and Social Ties // fi ndarticles.com/p/…/ai_n8779866/ New approach to legal translation. Cambridge, 2000.
  19. Pintsch Ch., Sachse-Pintsch H., Stiegerwald-Weber S. Rechtsanwaltskanzlei. URL: http://rechtsanwalt-alzenau.de/heiteres.html (дата обращения: 15.10.2016).
  20. Rayar W. Problems of Legal Translation from the Point of View of the Translator // Translation our Future. Proceedings of the XI World Congress of FIT Maastricht, 1988.
  21. Šarčević S. New Approach to Legal Translation. The Hague, 1997.
  22. Šarčević S., Schane S. A. Language and the Law. Cornwall, 2006.
  23. Solan L. The Language of Judges. Chicago, 1993.
  24. Solan L., Tiersma P. M., Conley J. M. Speaking of Crime: the Language of Criminal Justice. Chicago, 2005.
  25. Tiersma P.M. Legal Language. Chicago, 1999.
  26. Unbegaun B.O. Язык русского права // Unbegaun B.O. Papers of Russian and Slavonic Philology. Oxford, 1969.
  27. Volokh E. Academic Legal Writing. Foundation Press, 2003.
  28. Wydick R.C. Plain English for Lawyers. Durham, 1998.

 

Об авторе

admin administrator