ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЯЗЫКА РФ В СФЕРЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ: ПРОБЛЕМА СТАТУСА «КОРПОРАТИВНЫХ» ЯЗЫКОВЫХ НОРМ

Byadmin

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЯЗЫКА РФ В СФЕРЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ: ПРОБЛЕМА СТАТУСА «КОРПОРАТИВНЫХ» ЯЗЫКОВЫХ НОРМ

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2016 г.

Киянова Ольга Николаевна,
д.филол.н., доцент,
зав. кафедрой русского языка, риторики и профессиональной культуры Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России)  (г. Москва, Россия)

Панова Марина Николаевна,
д.филол.н., профессор кафедры гуманитарных наук, деловой этики и социальной ответственности ИБДА  Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (г. Москва, Россия)

 

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЯЗЫКА РФ В СФЕРЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ: ПРОБЛЕМА СТАТУСА «КОРПОРАТИВНЫХ» ЯЗЫКОВЫХ НОРМ[1]

Владение государственным языком является обязательным для каждого специалиста административно-правовой сферы. В соответствии с законодательством Российской Федерации (федеральные законы «О государственной гражданской службе Российской Федерации» и «О системе государственной службы Российской Федерации»)  на государственную службу имеют право поступать граждане Российской Федерации, «владеющие государственным языком Российской Федерации». В Федеральном Законе Российской Федерации от 1 июня 2005 г. № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» определены сферы, в которых русский язык как государственный подлежит обязательному использованию. Прежде всего это деятельность федеральных органов государственной власти; органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов; органов местного самоуправления, организаций всех форм собственности, в том числе деятельность по ведению делопроизводства, судопроизводства, проведению выборов и референдумов и т.д.

В качестве языка, применяемого в сфере государственного и муниципального управления, на государственной службе и др., в функции языка законодательства и судопроизводства выступает высшая (образцовая, обработанная) разновидность государственного (национального) языка – русский литературный язык, обладающий богатым лексическим фондом, упорядоченной грамматической структурой и развитой системой стилей.

Важнейшим признаком литературного языка является его нормированность. Нормы литературного языка – это правила использования речевых средств в определенный период развития литературного языка, т. е. правила произношения, постановки ударения, употребления слов и других языковых средств, принятых обществом, воспринимаемых им как образцовые и закрепленных общественно-языковой практикой. Норма обязательна как для устной, так и для письменной речи и охватывает все языковые уровни.

Нормы русского литературного языка закреплены в словарях, учебниках и справочниках. Однако  список словарей (Приказ Министерства образования и науки, 2009), в которых фиксируются нормы русского языка как государственного, предложенный несколько лет назад Минобрнауки, вызвал недоумение и резкую критику филологов-русистов. Он требует корректировки и пополнения другими авторитетными изданиями.

Владение государственными служащими профессиональным языком означает необходимость соблюдения ими норм современного русского литературного языка и стилевых норм, предполагающих знание специфики официально-делового стиля.

Анализ узуса – реальной речевой практики в сфере государственного управления – показывает, что существует и такое понятие, как традиции корпоративного языка госслужащих, или корпоративные нормы (термин, предложенный О.Н.Кияновой), которые, в первую очередь, проявляются в письменном профессиональном общении. Именно эти традиции определяют непривычный для образованного носителя языка, читающего служебный документ, выбор варианта написания слова, грамматической формы, постановки знака препинания, прописной или строчной буквы (например, для маркирования высокого социального статуса служебных должностей, названий подразделений органов управления, учреждений) и т.д. (Панова, 2004,223–225; Киянова, 2012). То, что, с точки зрения лингвиста, является языковой ошибкой, у рядового государственного служащего не вызывает вопросов, поскольку является для него совершенно естественной вещью, привычным фактом повседневной речевой практики.

В русском языке существует большое количество трудных случаев словоупотребления, использования грамматических форм, различных орфографических и пунктуационных трудностей. Причинами являются недостаточно полное и непротиворечивое описание того или иного случая в лингвистических справочниках, разночтения в словарях, вызванные вариативностью языковой нормы. Трудные случаи нежелательны в экзаменационных материалах, при  тестировании школьников и студентов. Однако здесь можно отказаться от включения подобных языковых трудностей в материалы для тестирования и найти разумные критерии оценки работ.

Иное дело – профессиональная деятельность людей, связанная с составлением служебных документов, нормативных правовых актов. С одной стороны, они сталкиваются с разными толкованиями языковых феноменов в лингвистических справочниках и словарях, с другой – с противоречиями между рекомендациями лингвистов и составителей различных служебных справочников и инструкций, авторами которых нередко являются не специалисты-филологи, а юристы и представители других направлений гуманитарных наук. А поскольку пользователями таких рекомендаций выступают работники органов государственного управления, для них авторитетными являются именно предписания государственных законов и служебных документов.

Официально-деловой стиль, используемый при составлении документов, практически не приемлет наличия в тексте вариантов нормы, так как его доминантой является, по классическому определению М.Н. Кожиной, «фактическая и смысловая точность, не допускающая инотолкований» (Кожина, 2012). Здесь, безусловно, необходимо единообразие, использование одного из существующих в языке вариантов, стандартизация языкового оформления документного текста.

Нормализация и кодификация литературного языка предполагает анализ национального корпуса текстов, относящихся к различным функциональным стилям, ведь в идеале национальный корпус языка характеризуется представительностью, сбалансированным составом самых разнообразных с точки зрения языка и стиля текстов. Однако при определении нормативного варианта авторы правил орфографии и пунктуации и составители лингвистических словарей, отслеживая современные тенденции развития литературного языка, на наш взгляд, не в полной мере учитывают целый пласт текстов, относящихся к корпоративной культуре, имеющей многолетнюю историю и традиции, – государственной службе. Это тексты официально-делового стиля, в том числе служебных документов (Панова, 2013,19 – 20).

В настоящее время сложилась абсурдная ситуация: если госслужащие пишут с прописной буквы оба слова в словосочетании «Государственная Дума» (то есть так, как в тексте Конституции Российской Федерации), они тем самым нарушают нормы современного русского литературного языка. Ведь в соответствии с правилами орфографии в этом словосочетании, являющемся официальным названием органа власти, с прописной буквы пишется только первое слово (Правила русской орфографии и пунктуации, 2007). В список исключений из этого правила по традиции входят Общество Красного Креста и Красного Полумесяца и некоторые другие названия международных организаций, но для названия одной из палат представительного и законодательного органа нашей страны в этом списке места не нашлось. Если в тексте внутреннего документа слово «министр» или другие названия должностей пишутся с прописной буквы, то, по мнению ряда лингвистов, это не корпоративная традиция, а исключительно проявление чинопочитания. Хотя составители документа в данном случае, выбирая вариант написания, руководствуются Указом Президента РФ (Указ Президента Российской Федерации, 2006). Получается, что составители лингвистических словарей всегда правы, а чиновники, составители документов, которые обязаны в совершенстве владеть государственным языком, находятся в положении постоянных нарушителей норм русского литературного языка.

С другой стороны, юристы, законодатели не всегда прислушиваются к разумным пожеланиям лингвистов. Так, академические издания орфографических словарей (в том числе последнее издание Русского орфографического словаря (2012), а также одобренные Орфографической комиссией РАН Правила русской орфографии и пунктуации) уже более двадцати лет рекомендуют написание прилагательного разыскной с приставкой раз-. Однако депутаты Госдумы, получив из Института русского языка РАН ответ на свой запрос о написании этого слова, проигнорировали мнение лингвистов и приняли в свое время поправки к «Закону об оперативно-розыскной деятельности». В феврале 2003 г. Управление тогда еще оперативно-розыскной информации службы криминальной милиции МВД России направило запрос в Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН, в котором содержалась просьба о предоставлении аргументированного разъяснения правильного написания этого прилагательного, и, получив ответ, издало специальное Постановление Правительства РФ от 6 февраля 2003 г. № 60 за подписью М. Касьянова о внесении изменений в соответствующие правовые документы, в которых предложено написание оперативно-разыскной, что и было впоследствии сделано. Однако в названии и тексте упомянутого закона сохранено устаревшее написание прилагательного – оперативно-розыскная деятельность (Панова, 2004, 224). Таким образом, законодательная и исполнительная власть до сих пор не могут договориться о единообразном написании термина, а об уважении авторами упомянутого закона мнения авторитетных лингвистов в данном случае и говорить не приходится.

21 октября 2009 г. Государственная Дума, несмотря на возражения общественности, приняла решение о единообразии использования в законодательстве слов «паралимпийский» и «сурдлимпийский», якобы приведя их в соответствие с международной терминологией (ср.: paralympic games). К мнению лингвистов в Госдуме снова никто не прислушался. И уже не только в законе N 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации», но и  в ряде других законов  рекомендованные Русским орфографическим словарем написания слов параолимпийский, сурдоолимпийский и сурдолимпийский[2] заменяются новыми – паралимпийский и сурдлимпийский.

Такое положение нельзя считать приемлемым. Проблема урегулирования некоторых спорных случаев несоответствия норм, принятых в языке документов, нормам современного русского литературного языка, рекомендованным лингвистическими словарями, проблема нахождения разумного компромисса между авторами словарей и служебных инструкций представляется нам чрезвычайно своевременной и в условиях реформирования и повышения эффективности государственной и муниципальной службы общественно важной. Повышение качества языка законов – это тоже актуальная проблема, обсуждавшаяся по инициативе В.В. Путина в Государственной Думе РФ.

Культура речи в коммуникативном аспекте требует учета функциональной дифференциации языка и прагматических условий общения. Каждая функциональная разновидность языка имеет свои особенности, которые не нужно игнорировать. Это относится в первую очередь к официально-деловому стилю литературного языка, к его функционированию в административно-правовой сфере в качестве государственного языка РФ.

Варианты нормы, актуальные для официально-делового стиля, являются средством стилистической дифференциации и не противоречат требованиям к норме как условию стабильности и единства языка. Причем при определении правомерности тех или иных вариантов нормы следует учитывать их массовую и регулярную воспроизводимость в письменной деловой речи. Диспозитивные нормы допускают варианты: президент/Президент (в зависимости от контекста), императивные нормы не допускают вариантов.

Мы разделяем точку зрения В.В. Свинцова, который  предлагает ввести в научный обиход термин «ортологическая трудность». Автор подчеркивает, что есть практические языковые трудности, актуальные для конкретной языковой личности, но не являющиеся «общезначимыми» для всех, кто говорит по-русски и, в частности, для сообщества профессиональных филологов. Но в русском языке есть и действительно трудные случаи, причина которых кроется в частности, «в объективном несовершенстве «языкового законодательства», то есть либо в лакунарности, либо в избыточности норм и правил использования языка» (Свинцов, 2012, 33).

Анализ трудных случаев словоупотребления, грамматики, орфографии и пунктуации, актуальных для административно-правовой сферы, нахождение компромисса лингвистов-«теоретиков» и лингвистов-«практиков», упорядочение рекомендаций, способствующих повышению качества документов, – важная задача государственной языковой политики. Важной  задачей государственной языковой политики является также и квалификационное тестирование государственных служащих по русскому языку. Однако отбор материала для тестов, выработка критериев оценки знаний  невозможны без упорядочения рекомендаций, касающихся трудных случаев русского языка.

Требует скорейшей реализации задача ассимилирования «корпоративных» (традиционных) норм русского языка, сложившихся на государственной службе, в частности, и в административно-правовой сфере в целом, в систему норм, зафиксированных словарями современного русского языка. Существующая де-факто корпоративная норма нуждается в некоторых случаях в кодификации – описании и закреплении ее в словарях, справочниках и учебных пособиях в качестве варианта, то есть диспозитивной нормы, а в некоторых случаях она должна быть заменена общепринятым и кодифицированным в академических словарях написанием, словоупотреблением и т.д. и изъята из служебных инструкций как языковая ошибка.

Не вызывает сомнения тот факт, что языковые нормы, не связанные с системными закономерностями языка, а являющиеся результатом установленной обществом конвенции, то есть некоторым набором условных соглашений, в случае их пересмотра, уточнения и адаптации применительно к сфере государственного управления, не вызовут болезненной реакции лингвистов – составителей словарей. Подобные ортологические трудности следует рассмотреть в первую очередь и сформулировать четкие рекомендации для госслужащих: ведь для них владение литературным языком – это профессиональное требование.

Литература

 

1.     Федеральный закон от 01.06. 2005 № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» //http://pravo.gov.ru (официальный интернет-портал правовой информации).

  1. Федеральный закон от 27.07.2004 N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» //http://pravo.gov.ru (официальный интернет-портал правовой информации).
  2. Федеральный закон от 27.05.2003 N 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации // http://pravo.gov.ru (официальный интернет-портал правовой информации).
  3. Федеральный закон «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» от 04.12.2007 N 329-ФЗ //http://pravo.gov.ru (официальный интернет-портал правовой информации).
  4. Указ Президента Российской Федерации от 31 декабря 2005 г. N 1574«О Реестре должностей федеральной государственной гражданской службы» / Российская газета. Федеральный выпуск № 3968.12 января 2006 г.
  5. Постановление Правительства РФ от 23 ноября 2006 г. N 714 «О порядке утверждения норм современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации, правил русской орфографии и пунктуации»// http://base.garant.ru/190239/
  6. Приказ Министерства образования и науки РФ от 8 июня 2009 г. N 195 «Об утверждении списка грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации/ http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/96093/
  7. Киянова О.Н. Проблемы функционирования русского языка как государственного в современных условиях // Функционирование русского языка как государственного в современных условиях : Всерос. науч.-практ. конф. (Москва, 7 декабря 2012 года) : сб. ст. / отв. ред. О. Н. Киянова. – М :  РПА Минюста России, 2013.
  8. Киянова О.Н. Об использовании русского языка как государственного языка Российской Федерации в правовой сфере / Правовая культура. Научный журнал.  № 1(14).
  9. Кожина М.Н. Стилистика русского языка / М. Н.Кожина, Л.  Р. Дускаева, В. А. Салимовский. — М., 2012.
  10. Панова М.Н. Языковая личность государственного служащего: опыт лингвометодического исследования. – М., 2004.
  11. Панова М.Н. Русский язык в сфере государственного управления: актуальные проблемы и пути их решения// Функционирование русского языка как государственного в современных условиях: Всерос. науч.-практ.конф. (Москва, 7 декабря 2012 года): сб. ст./ отв. ред. О.Н. Киянова; РПА Минюста России. – М.:РПА Минюста России. 2013.
  12. Правила русской орфографии и пунктуации. Полный академический справочник / Под ред. В.В. Лопатина. – М, 2007.
  13. Русский орфографический словарь / РАН. Ин-т рус. яз. им. В.В. Виноградова; О.Е. Иванова, В.В.Лопатин (отв. ред.), И.В.Нечаева, Л.К.Чельцова, 2012.
  14. Свинцов В.В. Как правильно, или о причинах языковых затруднений // Русская речь. № 4. 2012.

[1] Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 16-04-00151 «Ортологические трудности русского языка и корпоративные нормы в административно-правовой сфере»

[2] Русский орфографический словарь / РАН. Институт русского языка им. В.В. Виноградова / О.Е. Иванова, В.В. Лопатин (отв. ред.) и др. – 2-е изд., испр. и доп. – М., 2005.

 

Об авторе

admin administrator