БОРЬБА ЗА «ЭКОЛОГИЮ»: ОПРАВДЫВАЕТ ЛИ ЦЕЛЬ ВЫБОР РЕЧЕВЫХ СРЕДСТВ?

Byadmin

БОРЬБА ЗА «ЭКОЛОГИЮ»: ОПРАВДЫВАЕТ ЛИ ЦЕЛЬ ВЫБОР РЕЧЕВЫХ СРЕДСТВ?

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2016

Меликян Вадим Юрьевич,
д. филол. н., профессор, заведующий кафедрой теории языка и русского языка Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону, Россия)

Посиделова Виктория Викторовна,
к. филол. н., ст. преподаватель кафедры иностранных языков ФГКОУ ВО «Ростовский юридический институт МВД России» (г. Ростов-на-Дону, Россия)

 

БОРЬБА ЗА «ЭКОЛОГИЮ»: ОПРАВДЫВАЕТ ЛИ ЦЕЛЬ ВЫБОР РЕЧЕВЫХ СРЕДСТВ?

Цель и задача исследования: лингвистическое исследование статей, опубликованных в газете одного из субъектов федерации, на предмет выявления в них негативной информации о гражданине N и ЗАО.

На разрешение лингвиста-специалиста поставлены следующие вопросы:

  1. Содержат ли исследуемые статьи сведения о нарушении гражданином N и ЗАО законодательства и моральных принципов?
  2. В какой форме – утверждение или мнение (предположение либо субъективная оценка) – выражена в исследуемых статьях негативная информация о гражданине N и ЗАО?
  3. Какова интенция автора в исследуемых статьях?
  4. Утрачивают ли гражданин N и ЗАО на самом деле прежнюю привлекательность и значимость своей деловой репутации в результате публикации представленных для исследования материалов?

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЧАСТЬ

Прежде чем ответить на поставленные перед лингвистом-специалистом вопросы, следует дать общую характеристику публикации, а также произвести полный и комплексный анализ каждой исследуемой статьи отдельно на основе формально-логического, коммуникативно-прагматического, когнитивного и стилистического подходов.

Итак, исследование показало следующее.

Анализируемые статьи относятся к публицистическому стилю, жанр – газетная публикация, который предполагает реализацию двух основных функций: информативной и воздействующей (агитации и пропаганды). К его главным чертам относятся: жанровое разнообразие и связанное с этим разнообразие стилистического использования изобразительно-выразительных языковых средств, в том числе, эмоционально-экспрессивной лексики, средств стилистического синтаксиса (риторические вопросы и восклицания, параллелизм построения, повторы, инверсия и т.п.); совмещение черт публицистического стиля с чертами других стилей (научного, официально-делового, литературно-художественного, разговорного), обусловленное разнообразием тематики и жанров, и многие другие.

  1. Проведём исследование по заявленным лингвисту-специалисту вопросам статьи №1.

Автор статьи идентифицирован: главный редактор газеты.

Исследуемая статья размещена под рубрикой «на контроле».

Статья состоит из заголовка, комментария автора и письма-обращения жителей региона Министру МВД РФ.

Всё содержание исследуемой статьи можно разделить на фактологическую информацию (утверждения) и её оценку (мнение и предположение). Данная информация имеет отношение к различным объектам: гражданину N, ЗАО, представителям власти и сотрудникам правоохранительных органов одного из Субъектов Российской Федерации и некот. др. Остановимся на анализе лишь той информации, которая имеет непосредственное отношение к гражданину N и ЗАО.

В статье излагаются следующие негативные факты о гражданине N и ЗАО (цитаты приводятся с охранением особенностей авторского оформления):

  1. «И так же, как и у нас, там его (т.е. гражданина N и ЗАО) «крышуют» местные власти и правоохранители».

В данном фрагменте автор статьи утверждает, что гражданина N и его ЗАО незаконно пользуются покровительством представителей местной власти и правоохранительных органов. Это следует из толкования значений слов крыша и крышевать:

«Крыша1, Перен. Разг. То, что охраняет, защищает от опасности; прикрытие (обычно в криминальном мире)» (Толковый словарь современного русского языка, 2001);

«Крышевать. Жарг. Обеспечивать крышу1» (Толковый словарь современного русского языка, 2001).

Жаргонный термин крышевать, как правило, используется в криминальной сфере и называет противозаконное действие, к примеру, в случае, когда такую защиту и такое покровительство незаконно оказывают правоохранительные органы или органы власти. Таким образом, в данном фрагменте текста содержатся сведения о нарушении гражданином N и ЗАО законодательства и моральных принципов.

Данные сведения излагаются как реально существующие, о чем свидетельствует форма изъявительного наклонения настоящего времени глагола крышевать (крышуют), функционирующего в роли сказуемого в указанном фрагменте текста. Данная форма является основным средством выражения значения объективной реальной модальности. Значение объективной модальности «…выражает отношение сообщаемого к действительности в плане реальности (осуществляемости или осуществленности) и ирреальности (неосуществленности)» (Ляпон, 1990, 303). Значение такого предложения должно соответствовать объективной действительности. В противном случае его следует рассматривать как ложное. Поэтому утверждение, содержащееся в данном фрагменте текста, подлежит оценке на предмет его соответствия действительности.

  1. «Но в приведенном ниже письме жители утверждают, что ЗАО — фирма гражданина В, а по информации нашей все-таки гражданина N. Но, там у них так все переплетено, что, как и у нас, не поймешь, кто реальный хозяин. Скорее всего бизнес общий».

Данный фрагмент текста содержит информацию о том, что гражданин N является собственником ЗАО, а потому содержит сведения о нарушении гражданином N законодательства РФ, т.к. в силу занимаемой должности он не имеет права заниматься предпринимательской деятельностью.

Кроме фактуальной информации, комментарий автора статьи содержит также и оценочную информацию, представленную словами удружил и наследил:

«Письмо граждан министру МВД РФ показывает, что гражданин N «удруживший» жителям ЗАО и наследил не только у нас»

«Удружить. Разг. Оказать дружескую услугу, сделать кому-л. что-л. приятное, нужное, полезное» (Большой толковый словарь русского языка, 2006).

Слово «удружить» в исследуемом контексте употреблено в кавычках, что указывает на его переносный, в данном случае противоположный, иронический смысл: «оказать недружескую услугу, сделать кому-л. что-л. неприятное, ненужное, неполезное». Такое вторичное значение в лингвистической науке называется энантиосемичным или антонимичным, а само явление – энантиосемией или внутренней антонимией и, как правило, не фиксируется словарями (см., например: Меликян, 1998).

Оценивая действия гражданина N как недружеские, неприятные, ненужные, неполезные, автор тем самым выражает и своё личное негативное отношение к гражданину N и его действиям. Естественно, что такая подача информации способствует снижению прежней привлекательности и значимости деловой репутации гражданина N и ЗАО.

Репрезентация действий гражданина N посредством слова с ироническим, негативным эмоционально-оценочным значением обусловлена негативным отношением самого автора к гражданину N, ЗАО и описываемой им проблеме, что свидетельствует о намеренном характере речевых действий автора. Таким образом, основная интенция автора данной статьи – это критика гражданина N и ЗАО посредством представления негативной фактуальной и оценочной информации о них.

«Наследить. Разг. 2. Оставить следы преступления» (Большой толковый словарь русского языка, 2006).

Слово наследил в исследуемом фрагменте используется в переносном значении, которое зафиксировано словарём. Однако следует отметить, что значение этого слова надо трактовать несколько шире: это не только «оставить следы преступления», но и любого негативного деяния. Как бы там ни было, данная метафора, содержащая в своём значении также негативный эмоционально-оценочный компонент смысла, выражает сведения о нарушении гражданином N и ЗАО законодательства и моральных принципов. Фактуальную часть информации (о нарушении законодательства и моральных принципов) следует верифицировать с точки зрения соответствия действительности, т.к. она выражена глаголом в форме изъявительного наклонения прошедшего времени (наследил), т.е. как реально существующего, более того, как уже осуществленного действия. Оценочная же часть информации способствует снижению прежней привлекательности и значимости деловой репутации гражданина N и ЗАО.

В письме жителей региона министру МВД РФ, опубликованном в исследуемой статье, содержатся следующие негативные факты о ЗАО:

«…которые передали наши земли зарегистрированным за пределами субъекта федерации частным предприятиям: ООО, компания, ЗАО в долгосрочную аренду по ценам значительно ниже, чем принято»;

«более миллиарда рублей было незаконно выдано зарегистрированному в соседнем субъекте федерации ЗАО, ни одного сельхозобъекта на территории субъекта федерациийи не построившего. А куда делись эти деньги в один миллиард рублей должно быть выявлено расследованием».

Факты, изложенные в данных фрагментах текста, описывают различного рода нарушения российского законодательства со стороны ЗАО, а потому формируют у читателя крайне негативный образ данного субъекта экономических отношений. Предлагаемая информация мыслится как реально существующая, о чем свидетельствует форма изъявительного наклонения прошедшего времени глаголов, функционирующих в роли сказуемого. Значение такого предложения должно соответствовать объективной действительности. В противном случае его следует рассматривать как ложное. Поэтому утверждения, содержащиеся в данных фрагментах текста, подлежат оценке на предмет их соответствия действительности.

Таким образом, в результате публикации статьи №1 социальная привлекательность и значимость деловой репутации гражданина N и ЗАО, т.е. оценка в глазах третьих лиц, соответствующая юридическому понятию достоинство, резко снижена. Пострадала и самооценка гражданина N и сотрудников ЗАО, которая связана с правовым понятием честь, т.к. в результате данной публикации возникло крайнее противоречие между оценкой собственной значимости со стороны гражданина N и сотрудников ЗАО и той оценкой, которая дана им автором статьи. Этот конфликт и стал причиной того перлокутивного эффекта, т.е. той эмоциональной реакции оскорблённости, ущемлённости, которая и побудила гражданина N и руководство ЗАО обратиться за защитой своих прав на доброе имя и незапятнанную деловую репутацию.

  1. Проведём исследование по заявленным лингвисту-специалисту вопросам статьи №2.

Автор статьи идентифицирован: главный редактор газеты.

Исследуемая статья размещена под рубрикой «колонка редактора».

Всё содержание исследуемой статьи можно разделить на фактологическую информацию (утверждения) и её оценку (мнение и предположение). Данная информация имеет отношение к различным объектам: гражданину N, ЗАО, госчиновникам различных ведомств и некот. др. Остановимся на анализе лишь той информации, которая имеет непосредственное отношение к гражданину N и ЗАО.

В статье излагаются следующие негативные факты о ЗАО:

  1. «На страницах нашей газеты эколог с фактами в руках неоднократно показал, что там (ЗАО и надзорные и правоохранительные структуры) имеет место сговор чиновников надзорных и правоохранительных структур с целью прикрыть руководство фирмы сэкономившее на очистных сооружениях и, следовательно, на здоровье граждан»;
  2. «Разговор идет не о десятках, а о сотнях миллионов рублей в т.ч. и бюджетных денег, о подлогах документов и т.п. Прокуратура и МВД явно закрывают на нарушения глаза, а заявления в их адрес также ни к чему не приводят»;
  3. «Сотни миллионов не вложенные в очистные сооружения свинокомплекса, серьезные подозрения в коррупционном сговоре чиновников самого высокого ранга, заражение окружающей среды, с вполне вероятной перспективой возникновения массовой эпидемии…».

Данные сведения излагаются как реально существующие, о чем свидетельствует форма изъявительного наклонения настоящего и прошедшего времени глаголов, функционирующих в роли сказуемого в указанном фрагменте текста. Значение такого предложения должно соответствовать объективной действительности. В противном случае его следует рассматривать как ложное. Поэтому утверждения, содержащиеся в данном фрагменте текста, подлежат оценке на предмет их соответствия действительности.

Ещё одно утверждение, содержащее негативную информацию о ЗАО, оформлено при помощи вводного оборота может быть:

«Может быть, существует уровень коррупции, на который даже им (правоохранительным органам) не позволено обращать внимание?».

Вводный оборот может быть, по мнению автора статьи, призван перевести предлагаемую информацию из разряда фактологической (утверждения) в разряд оценочной (мнения), что якобы снимает с автора всякую ответственность за её достоверность. Такой приём используется журналистами в качестве одного из обходных путей (уловок). Это позволяет публиковать негативные сведения о ком- или чём-либо и в то же время избегать какой-либо ответственности. На самом деле в таких случаях автор статьи, как правило, не обладает достаточными основаниями для открытого и прямого обвинения «героя» публикации в совершении каких-либо противоправных деяний.

Вводный оборот может быть действительно указывает на выражение автором субъективного мнения. Однако сам факт допущения того, что «герой» публикации может иметь отношение к такого рода противоправным деяниям («Может быть, существует уровень коррупции, на который даже им (правоохранительные органы) не позволено обращать внимание?»), безусловно, приводит к утрате «героем» публикации своих положительных качеств в глазах окружающих, а потому способен разрушить добрые отношения с деловыми партнерами.

Дело в том, что сам факт соотнесения в одном тексте названия ЗАО и информации о нарушении законодательства и моральных принципов автоматически означает установление связи между ними. Таким образом, соположение имени и факта уже само по себе (на основании действия закона ассоциаций) указывает на то, что это имя и этот факт находятся между собой в каких-то отношениях. Субъект совершения действия и само действие могут располагаться дистантно в рамках одного текста и даже нескольких публикаций. Однако по правилам логической, синтаксической и тема-рематической организации высказывания и текста в целом читатель точно наполняет данные модели речемыслительной деятельности конкретной информацией, в частности, распределяет по соответствующим позициям субъект действия, действие, их оценку и т.д.

Поэтому предполагать можно все что угодно, но предположение о совершении нарушения законодательства и моральных принципов кем-либо, вынесенное на суд общественности через СМИ, должно подтверждаться доказательствами.

Таким образом, в результате публикации статьи №2 социальная привлекательность и значимость деловой репутации ЗАО резко снижены.

ВЫВОДЫ.

Вопрос 1. Содержат ли исследуемые статьи сведения о нарушении гражданином N и ЗАО законодательства и моральных принципов?

Ответ. Исследуемые статьи содержат сведения о нарушении гражданином N и ЗАО законодательства и моральных принципов.

Вопрос 2. В какой форме – утверждение или мнение (предположение либо субъективная оценка) – выражена в исследуемых статьях негативная информация о гражданине N и ЗАО?

Ответ. В исследуемых статьях негативная информация о гражданине N и ЗАО выражена преимущественно в форме утверждения.

Вопрос 3. Какова интенция автора в исследуемых статьях?

Ответ. Интенция автора в исследуемых статьях заключается в выражении критики деятельности гражданина N и ЗАО посредством репрезентации негативной информации о них.

Вопрос 4. Утрачивают ли гражданин N и ЗАО на самом деле прежнюю привлекательность и значимость своей деловой репутации в результате публикации исследуемых статей?

Ответ. Гражданин N и ЗАО на самом деле утрачивают прежнюю привлекательность и значимость своей деловой репутации в результате публикации исследуемых статей.

 

Список литературы:

  1. Большой толковый словарь русского языка. Под ред. С.А. Кузнецова. СПб., 2006.
  2. Ляпон М.В. Модальность // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990.
  3. Меликян А.В. Проблема политкорректности в современных американских СМИ // IV-ая Международная научно-практическая конференция «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия». Ростов н/Д: Дониздат, 2014.
  4. Меликян В.Ю. “Внутренняя антонимия” и способы её выражения в языке // Русский язык в школе. 1998. №2.
  5. Толковый словарь современного русского языка. Языковые изменения конца ХХ столетия / ИЛИ РАН; Под ред. Г.Н. Скляревской. М., 2001.

Об авторе

admin administrator