ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НКО В СВЕТЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПРЕТИЗЫ

Byadmin

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НКО В СВЕТЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПРЕТИЗЫ

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2018

Меликян Вадим Юрьевич,
д. филол. н., профессор, заведующий кафедрой теории языка и русского языка Института филологии, журналистики и межкультурной коммуникации Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону, Россия)

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НКО В СВЕТЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПРЕТИЗЫ

 

В связи с подтверждением Верховным судом России правильности выводов, сделанных в рамках лингвистической экспертизы, считаем возможным поделиться опытом юрислингвистического исследования материалов, связанных с деятельностью одного из региональных НКО.

Обстоятельства дела известны лингвисту-эксперту из определения одного из региональных судов Ростовской области в отношении НКО.

Все фрагменты текста цитируются с сохранением орфографии и структуры материалов, представленных для исследования.

Цель и задача исследования: юрислингвистическое исследование гражданского дела в соответствии с поставленными перед лингвистом-экспертом вопросами.

Исследовательская часть.

Вопрос 1. Формирует ли отчет о деятельности организации в Главное управление Министерства Юстиции Российской Федерации и размещённый в телекоммуникационной сети «Интернет» во исполнение требований статьи 32 ФЗ «О некоммерческих организациях» от 12.01.1996 года №7-ФЗ, общественное мнение в части осуществления организацией политической деятельности вообще и политической деятельности, направленной на изменение государственной политики?

Для ответа на этот вопрос необходимо проанализировать отдельные фрагменты текста, релевантные в данном аспекте.

  1. «Клуб сторонников реформы милиции «Человек имеет право знать!»

Задачи проекта:

Формирование восприятия милиции как сервиса (как службы обществу), в том числе в образовательной среде.»

  1. «Восприятие. Способность воспринимать явления окружающего мира; усвоение, осознание. 2. Психол., филос. Форма чувственного отражения действительности в сознании, включающая в себя понимание и осмысление её на основе предшествующего опыта» (Большой толковый словарь русского языка. Под ред. С.А. Кузнецова. СПб., 2006. Далее – БТС).

Выражение формирование восприятия в данном фрагменте текста означает следующее: «получение информации, её усвоение и осознание». Таким образом, данный пункт задачи проекта «Клуб сторонников реформы милиции «Человек имеет право знать!» направлен на формирование общественного мнения в отношении ряда вопросов, традиционно относимых к политической деятельности: деятельность правоохранительных органов, проблемы образования и т.п. При этом предложения, сформулированные в данной задаче, направлены на изменение существующих подходов государственной политики в данной области: основную функцию милиции предлагается трактовать как сервисную.

Кроме того, само название проекта «Клуб сторонников реформы милиции» способствует формированию общественного мнения в аспекте необходимости реформирования милиции.

  1. «Семинар «Роль полиции в обществе и государстве».

В результате 24 учителя общеобразовательных учреждений Новочеркасска ознакомились с основами теории прав человека, ролью полиции и образования в системе соблюдения прав человека и построении гражданского общества. Особое внимание было уделено сервисной роли полиции и тем требованиям, которые общество вправе к этой службе предъявлять. Для дальнейшей работы все участники получили методическое пособие для классных руководителей «Мы и полиция», которое поможет им в своих школах провести тематические классные часы, родительские собрания и уроки в рамках курса «Обществознания» с учетом правильного понимания места и роли полиции в современном государстве

«Сервисный см. Сервис

«Сервис. Сфера обслуживания населения; совокупность учреждений по удовлетворению бытовых нужд и оказанию таких услуг» (БТС, 2006, 1177).

Данный фрагмент текста направлен на формирование нового общественного мнения в отношении функции милиции, которую предлагается рассматривать в качестве государственного сервиса. Такая трактовка приведет к расшатыванию основ государственной власти и хаосу. При этом такой подход трактуется единственно правильным («с учетом правильного понимания места и роли полиции в современном государстве»), что свидетельствует об использовании специальных речевых способов внушения информации, выгодой для адресанта. Адресату не оставляют выбора в принятии решения; за него приняли решение другие. Такой тип речевого поведения нарушает основной постулат кооперативной стратегии речевой деятельности – принцип вежливости, реализует конфликтную стратегию речевого общения, содержит в себе элементы речевой агрессии, т.к. нарушает нормы лингвистического права, предусматривающего право на достоверную информацию, из которого вытекает право на свободу выбора.

Всё это подтверждается и спецификой речевого жанра, который использован для репрезентации данной информации: «методическое пособие для классных руководителей «Мы и полиция». Жанр методического пособия обладает особой суггестивной функцией. Методические пособия призваны оказывать помощь, в частности, в учебной деятельности, они воспринимаются в качестве помощников преподавателя (учителя), поэтому они воспринимаются с особым доверием со стороны пользователя. Экстраполяция идей, содержащихся в таком пособии, на учащихся средних общеобразовательных учреждений предполагает масштабный воздействующий эффект. При этом делается это в обход соответствующей экспертизы со стороны местных органов народного образования: методическое пособие раздаётся напрямую учителям.

  1. «Кампания-конкурс «Народный участковый»

Другая часть проектных мероприятий была направлена на следующее за нами поколение, на создание условий для решения возникающих проблем новыми способами, путем применения медиации, восстановительного правосудия.»

Из данного фрагмента текста следует, что информационно-пропагандистская деятельность НКО в референциальном плане направлена, в том числе, на подрастающее поколение, в содержательном – на изменение способов решения возникающих в сфере правоохранительных органов проблем, т.е. на реформирование последних. Последнее по сути представляет собой набор действий по формированию общественного мнения.

  1. «В городах Новочеркасск, Таганрог и Волгодонск организован и проведен цикл Круглых столов и рабочих встреч с общим названием «Реформирование органов внутренних дел – путь к доверию», посвященных вопросам реформирования органов внутренних дел РФ.

В ходе обсуждения результатов первого этапа реформирования органов внутренних дел участники круглых столов выразили солидарное мнение о том, что итоги реформирования полиции не вполне отвечают общественным ожиданиям, надежду, что преобразования будут продолжены; поддержку публичных заявлений министра внутренних дел РФ о необходимости и направлениях следующего этапа реформирования полиции; и готовность к взаимодействию.»

В данном фрагменте текста используется манипулятивный приём, связанный с указанием на виртуальный источник информации в форме каких-то «общественных ожиданий», за которыми якобы стоят какие-то люди или социальные группы. При этом отсутствует информация, поясняющая, состав и размеры этого «общества». Такой приём обусловлен стремлением автора текста побудить государство к дальнейшим шагам по реформированию милиции. Эта идея выражается в анализируемом фрагменте текста и явно: в форме «надежды на преобразования, поддержки заявлений министра внутренних дел РФ о таких преобразованиях и готовности оказать содействие в этих преобразованиях.»

  1. «В подготовительный период информация о планируемых мероприятиях и приглашения к совместным действиям по обсуждению дальнейшего реформирования органов внутренних дел были направлены министру внутренних дел РФ, начальнику регионального управления МВД по Ростовской области, начальникам городских и межрайонных отделений полиции, председателям Общественных советов при ГУ МВД по Ростовской области, МУ МВД РФ «Новочеркасское», УВД по г. Таганрогу, МУ МВД РФ «Волгодонское».

Представители органов внутренних дел, и члены Общественных советов не сочли возможным принять участие в круглых столах, без объяснения причин. Это вызывает сожаление и идет вразрез с декларируемой руководством МВД РФ открытостью и готовностью к взаимодействию с общественностью.»

Указание на инициативу НКО по реформированию МВД, а также на игнорирование со стороны МВД этой инициативы призвано сформировать общественное мнение в двух оценочных аспектах: 1) действия НКО заслуживают одобрения и положительной оценки; 2) действия МВД и власти в целом – порицания негативной оценки.

«Информирование руководства милиции о планируемых мероприятиях и приглашение его к совместным действиям по обсуждению дальнейшего реформирования органов внутренних дел» выступают в качестве косвенного и прямого побуждения руководства милиции к соответствующим действиям.

  1. «Одна из главных мыслей, прозвучавших в эфире, — «полиция должна предоставлять услуги по обеспечению правопорядка и безопасности, а не выполнять исключительно карательные функции».

Модальность долженствования, реализуемая соответствующим модальным глаголом, в ситуации обсуждения проекта реформирования милиции представляет собой давление на государство с целью принятия исключительно того, варианта, который предлагается НКО. Такая безапелляционность нарушает постулат вежливости речевого поведения коммуникантов и представляет собой акт давления на оппонента. При этом в качестве аргумента используется информация, положенная в основу манипулятивного приёма. В данном фрагменте текста говорится о том, что милиция выполняет исключительно карательные функции, что в любом государстве не соответствует действительности. Называние лишь части достоверной информации (полуправда – это разновидность лжи) призвано побудить власть к принятию предлагаемого НКО варианта реформирования милиции, т.к. выполнение карательной функции, действительно, негативно характеризует органы внутренних дел.

В данном фрагменте текста также нарушен такой закон формальной логики, как закон тождества: разнообразные функции полиции подменены одной, исключительно карательной функцией. При нарушении этого закона возникает логическая ошибка, называемая «подменой тезиса». Это происходит в тех случаях, когда в ходе рассуждения исходная мысль умышленно или неосознанно подменяется другой. В данном случае автор умышленно искусственно сокращает перечень функций, выполняемых полицией, до исключительно карательной, которая является самой непопулярной в любом обществе. Такая подача материала реализует стратегию дискредитации полиции, тем самым оказывает максимальное воздействие на общественность с целью привлечь её на свою сторону, а также на власть с целью заставить её во что бы то ни стало пойти на уступки в этом вопросе.

  1. «Организация взаимодействия в рамках сети НКО России.

Организаторы мероприятия ставили перед собой следующие цели: налаживание горизонтальных связей между НКО ЮФО, обмен опытом, совместное обсуждение проблем, возникающих в процессе осуществления общественного контроля, выработка совместных предложений по изменению законодательства и нормативно-правовой базы для повышения эффективности общественного контроля в МПС.»

В данном фрагменте текста в качестве одной из целей НКО прямо заявляется стремление к изменению «законодательства и нормативно-правовой базы» в сфере интересов НКО России. Это свидетельствует об осуществлении НКО политической деятельности, представляет собой факт формирования общественного мнения в части изменения государственной политики в сфере правоохранительных и судебных органов, а также прокуратуры.

 

Вывод 1. Отчет о деятельности НКО в Главное управление Министерства Юстиции РФ и размещённый в телекоммуникационной сети «Интернет» во исполнение требований статьи 32 ФЗ «О некоммерческих организациях» от 12.01.1996 года №7-ФЗ, формирует общественное мнение в части осуществления организацией политической деятельности вообще и политической деятельности, направленной на изменение государственной политики, в частности, в сфере правоохранительных и судебных органов, а также прокуратуры.

 

Вопрос 2. Является ли поддержка политики государства в виде результатов круглых столов, т.е. одной фразы политической деятельностью организации, направленной на изменение политики государства?

Ответ 2. Ответ на данный вопрос не входит в компетенцию лингвиста-эксперта.

 

Вопрос 3. Может ли одноразовое размещение материала на сайте общественной организации изменить общественное мнение в отношении политики государства?

Ответ 3. Одноразовое размещение материала на сайте общественной организации может изменить общественное мнение в отношении политики государства. Это определяется характером материала.

 

Вопрос 4. Является ли опубликование Дорожной карты дальнейшего реформирования органов внутренних дел РФ, разработанной расширенной рабочей группой при МВД РФ, являющейся официальным документом, политической деятельностью организации, направленной на изменение государственной политики?

Ответ 4. Ответ на данный вопрос не входит в компетенцию лингвиста-эксперта.

 

Вопрос 5. Является ли публикация официальных документов органов внутренних дел РФ в печатных изданиях НКО политической деятельностью данной организации?

Ответ 5. Ответ на данный вопрос не входит в компетенцию лингвиста-эксперта.

 

Вопрос 6. Имеются ли в представленных материалах данные об участии НКО в политической деятельности, осуществляемой на территории РФ, в соответствии с положениями ст. 2 ФЗ от 12.01.1996 №-ФЗ «О некоммерческих организациях»?

В соответствии с п.6 ст.2 ФЗ «О некоммерческих организациях» от 12.01.1996 № 7-ФЗ «некоммерческая организация, за исключением политической партии, признается участвующей в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации если, независимо от целей и задач, указанных в ее учредительных документах, она участвует (в том числе путем финансирования) в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях».

В отчете НКО содержится описание ряда мероприятий, которые данная организация провела в 2012 году. Данные мероприятия и их описание содержат в себе признаки политической акции. Эти мероприятия (семинары, встречи, дискуссии, конкурсы, участие в советах, рабочих группах и т.п.) по своей сути представляют собой акции («Акция. Офиц. Действие, выступление кого-л., предпринимаемое для достижения какой-л. цели» (БТС, 2006, 34). Данные мероприятия являются действиями, в том числе выступлениями, основываются на демонстрации своих взглядов, причём отличных от официальных (от позиции государства в данной сфере) и носят публичный характер. Данные действия направлены на достижение определенных целей, которые относятся к политической сфере, т.к. касаются вопросов функционирования и изменения политической системы или ее институтов и их политики, что было показано выше.

Таким образом, организация и проведение данных мероприятий свидетельствует об участии НКО в политических акциях, которые в своей совокупности представляют собой политическую деятельность.

Об участии НКО в политической деятельности свидетельствуют такие, например, мероприятия, как Семинар «Система исполнения наказаний и права человека» (в рамках проекта «Клуб сторонников реформы милиции «Человек имеет право знать!»), Семинар «Роль полиции в обществе и государстве», Круглые столы и рабочие встречи с общим названием «Реформирование органов внутренних дел – путь к доверию», посвященных вопросам реформирования органов внутренних дел РФ. Комментарий в отчёте к последнему мероприятию содержит прямое указание на его цели: «посвященных вопросам реформирования органов внутренних дел РФ». Данная цель чётко коррелирует с формулировкой п.6 ст.2 ФЗ «О некоммерческих организациях» от 12.01.1996 № 7-ФЗ: «…в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими политики…».

 

Ответ 6. В представленных материалах имеются данные об участии НКО в политической деятельности, осуществляемой на территории РФ, в соответствии с положениями ст. 2 ФЗ от 12.01.1996 №-ФЗ «О некоммерческих организациях».

 

Вопрос 7.    Подтверждают ли представленные материалы участие НКО в формировании общественного мнения в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики?

На данный вопрос в отношении отчета о деятельности НКО, представленного в Главное управление Министерства Юстиции РФ и размещённый в телекоммуникационной сети «Интернет», был дан положительный ответ в рамках ответа на вопрос №1. Проанализируем в данном аспекте другие материалы, представленные для исследования, в частности, содержание документа под названием «Дорожная карта дальнейшего реформирования органов внутренних дел Российской Федерации».

1. «В  ФУРАЖКЕ  И  С  ЖЕЗЛОМ: С  РЕФОРМОЙ  НЕ  ПО  ПУТИ?

У меня ощущение, что аттестацию в полицию прошли не лучшие, а худшие милиционеры…

Последние десять лет милиция по отношению к газете, в которой я работаю, вела себя безупречно: ее сотрудники выполняли свое работу, мы, журналисты, – свою, при этом обе стороны друг друга уважали и действовали в рамках Закона. Негативное впечатлении о милиции в целом и отдельных ее сотрудниках сложилось за последние полтора-два года – когда дядю Степу милиционера «преобразовали» в полицейского».

В данном фрагменте текста реализуется манипулятивный приём, основанный на репрезентации неполной, а потому недостоверной информации. Дело в том, что в деятельности милиции (полиции), действительно, существуют негативные стороны. Однако они сложились не в последние полтора-два года, а задолго до того. Результаты преобразования милиции в полицию по большому счёту пока не видны обывателю: не видно больших плюсов, не появились и заметные новые минусы в деятельности полиции. Однако автор пытается внушить читателю мысль о том, что реформа МВД имеет своим следствием формирование негативного впечатления о полиции, что на самом деле не соответствует действительности. Такая речевая уловка призвана сформировать негативное отношение (негативное общественное мнение) к проведенной реформе МВД и побудить государство предпринять новые шаги по реформированию правоохранительных органов.

2. «…Первым шагом дорожной карты нового этапа реформы должно стать коренное изменение системы учета и регистрации преступлений и критериев оценки эффективности деятельности органов внутренних дел.

Это общегосударственная задача, над которой призвана работать вся правоохранительная и судебная система, а также органы прокуратуры.

На общегосударственном уровне целесообразно также вернуться к подготовке проекта федерального закона «О единой государственной системе регистрации и учета преступлений», что предусмотрено Указом Президента Российской Федерации от 30 марта 1998 г. № 328 «О разработке единой государственной системы регистрации и учета преступлений».

По согласованию с Генеральной прокуратурой Российской Федерации в указанных выше регионах, где намечено создать пилотные зоны по внедрению ГАС ПС, целесообразно провести эксперимент по внедрению обновленной системы регистрации заявлений и сообщений граждан и организаций о преступлениях и лицах, пропавших без вести».

В данном фрагменте текста НКО прямо призывает к коренным изменениям всей правоохранительной и судебной системы, а также органов прокуратуры, в рамках чего предлагает отдельные мероприятия, в частности эксперимент. При этом формулируется эта идея в различной языковой форме с использованием оценочной («целесообразно провести эксперимент»), указательной («призвана работать вся правоохранительная и судебная система») модальности и даже модальности долженствования («должно стать коренное изменение»). Последняя свидетельствует о давлении на государственные органы со стороны НКО, что подтверждается анализом значения модального глагола должен: «Должен. 1. Обязан делать что-л… ||  О том, что совершится обязательно, непременно…» (БТС, 2006, 271).

Масштаб и глубина предлагаемых изменений по реформированию МВД предлагаются максимальные: «коренное изменение», «общегосударственная задача». Данная реформа должна коснуться всей правоохранительной и судебной системы: «вся правоохранительная и судебная система, а также органы прокуратуры».

Таким образом, НКО публично демонстрирует свои взгляды на правоохранительную и судебную систему в Российской Федерации, предлагает достаточно радикальный вариант её реформирования, а также оказывает воздействие (в некоторых случаях даже давление) на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими политики в отношении реформы МВД.

 

Ответ 7. Представленные материалы подтверждают участие НКО в формировании общественного мнения в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики.

 

  1. Каким способом НКО осуществляется формирование общественного мнения в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, в соответствии с представленными материалами?

Формирование общественного мнения в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, НКО осуществляет различными способами: прямыми и скрытыми, а также с использованием не только речевых стратегий кооперации, но и конфронтации.

К прямым способам относится публичная демонстрация своих взглядов на проблему реформирования МВД, которые отличаются от позиции государственных органов, а также прямая агитация, тиражирование и распространение своих идей в форме методического пособия (руководства к действию), например:

1) «Клуб сторонников реформы милиции «Человек имеет право знать!»»

Задачи проекта: Формирование восприятия милиции как сервиса (как службы обществу), в том числе в образовательной среде.»;

2) «Семинар «Роль полиции в обществе и государстве».

Для дальнейшей работы все участники получили методическое пособие для классных руководителей «Мы и полиция», которое поможет им в своих школах провести тематические классные часы, родительские собрания и уроки в рамках курса «Обществознания» с учетом правильного понимания места и роли полиции в современном государстве.»

3) «Кампания-конкурс «Народный участковый»

Другая часть проектных мероприятий была направлена на следующее за нами поколение, на создание условий для решения возникающих проблем новыми способами, путем применения медиации, восстановительного правосудия.»

4) «В городах Новочеркасск, Таганрог и Волгодонск организован и проведен цикл Круглых столов и рабочих встреч с общим названием «Реформирование органов внутренних дел – путь к доверию», посвященных вопросам реформирования органов внутренних дел РФ.

В ходе обсуждения результатов первого этапа реформирования органов внутренних дел участники круглых столов выразили солидарное мнение о том, что итоги реформирования полиции не вполне отвечают общественным ожиданиям, надежду, что преобразования будут продолжены; поддержку публичных заявлений министра внутренних дел РФ о необходимости и направлениях следующего этапа реформирования полиции; и готовность к взаимодействию.»

5) «Одна из главных мыслей, прозвучавших в эфире, — «полиция должна предоставлять услуги по обеспечению правопорядка и безопасности, а не выполнять исключительно карательные функции».

6) «…надежды на преобразования, поддержки заявлений министра внутренних дел РФ о таких преобразованиях и готовности оказать содействие в этих преобразованиях.»

7) «…выработка совместных предложений по изменению законодательства и нормативно-правовой базы…»

Формирование общественного мнения в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, НКО осуществляет и скрытыми способами. В частности, своими действиями она всячески подталкивает представителей государственной власти к осуществлению действий по реформированию МВД, информируя о проводимых НКО мероприятиях, укоряя их в том, что они не участвуют в их мероприятиях, тем самым провоцируя их на действия, которые, по мнению НКО, являются целесообразными, желаемыми:

«В подготовительный период информация о планируемых мероприятиях и приглашения к совместным действиям по обсуждению дальнейшего реформирования органов внутренних дел были направлены министру внутренних дел РФ, начальнику регионального управления МВД по Ростовской области, начальникам городских и межрайонных отделений полиции, председателям Общественных советов при ГУ МВД по Ростовской области, МУ МВД РФ «Новочеркасское», УВД по г. Таганрогу, МУ МВД РФ «Волгодонское».

Представители органов внутренних дел, и члены Общественных советов не сочли возможным принять участие в круглых столах, без объяснения причин. Это вызывает сожаление и идет вразрез с декларируемой руководством МВД РФ открытостью и готовностью к взаимодействию с общественностью.»

В данном фрагменте текста реализуется речевая тактика «провокация» в сочетании с речевой тактикой «хула»: представителей государственной власти укоряют в бездействии, в непредставлении объяснений своего неучастия в политических акциях НКО, в «неоткрытости и неготовности к взаимодействию с общественностью». Целью данной негативной оценки (по сути – обвинений: речевая стратегия дискредитации) действий представителей государственной власти является стремление побудить, подтолкнуть, спровоцировать их к активному взаимодействию с НКО по вопросам, представляющим для них наивысший интерес – по реформе МВД.

Такой тип речевого поведения свидетельствует об оказании давления на органы государственной власти с целью побудить к принятию решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики. Такое речевое поведение является агрессивным, конфронтационным, содержит элементы речевого и психологического насилия, т.к. нарушает существующие в обществе нормы социального взаимодействия.

Речевая агрессия проявляется и фактах навязывания единственно правильного мнения со стороны НКО: «с учетом правильного понимания места и роли полиции в современном государстве» (см. анализ выше). Нарушают нормы речевого поведения и другие факты, которые подробно описаны при ответе на вопрос №1: различные манипулятивные приёмы, основывающиеся на отсылке к якобы существующим определенным «общественным ожиданиям»; нарушение закона тождества («полиция должна предоставлять услуги по обеспечению правопорядка и безопасности, а не выполнять исключительно карательные функции»).

 

Ответ 8.      НКО осуществляет формирование общественного мнения в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, различными способами, в том числе: 1) прямыми (публичная демонстрация своих взглядов на проблему реформирования МВД, агитация, тиражирование и распространение своих идей в форме методического пособия; прямое речевое и психологическое давление); 2) скрытыми (речевые тактики «хула» и «провокация»; косвенное, скрытое побуждение, подталкивание, провоцирование власти к выгодным для НКО действиям; скрытые речевые конфронтационные стратегии «давление» и «дискредитация»; речевая агрессия (нарушение речевого постулата вежливости, нарушение законов формальной логики, использование манипулятивных приёмов, отсылка к неизвестному источнику информации); речевое насилие (обман вместо открытого убеждения).

 

Вопрос 9.    Участвует ли НКО в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики?

 

Ответ 9. НКО участвует в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики. НКО участвует в чужих политических акциях, а также организовывает и проводит свои политические акции, о чём в отчёте о работе НКО за 2012 год подробно рассказывается, например: «В городах Новочеркасск, Таганрог и Волгодонск организован и проведен цикл Круглых столов и рабочих встреч с общим названием «Реформирование органов внутренних дел – путь к доверию», посвященных вопросам реформирования органов внутренних дел РФ.»

 

Общий вывод по характеру исследуемых материалов.

В целом тексты исследуемых материалов реализуют речевые стратегии конфронтации, т.е. конфликтный тип речевого поведения. Данные тексты обладают большим воздействующим потенциалом благодаря использованию различных приёмов прямого (явного) и имплицитного (скрытого, косвенного) воздействия и манипулирования сознанием адресата, реализации речевых стратегий давления на адресата, его дискредитации, речевых тактик «хула» и «провокация», а также содержат факты нарушения законов формальной логики: автору необходимо по ходу своей речевой деятельности выйти на конкретный, важный для него результат, а объективных фактов и аргументов не хватает или о них нельзя говорить открыто, поэтому он искусственно притягивает требуемое решение при помощи использования «запрещенных» приёмов (например, обмана, давления, дискредитации и др.), поэтому он вынужден скрывать свои истинные речевые намерения.

Речевая манипуляция представляет собой наибольшую опасность, т.к. оказывает скрытое (против воли адресата) воздействие на человека, что дает власть над ним. Говорящий скрывает от собеседника свои истинные намерения, поэтому манипуляция всегда опирается на ложь. С эколингвистических позиций манипуляция представляет собой языковую агрессию и языковое насилие, т.к. направлена на разрушение языковой личности адресата, на его подчинение интересам автора высказывания. Манипуляция всегда ущемляет права личности адресата. Использование «деструктивных» коммуникативных ресурсов обусловлено стремлением автора воздействовать на адресата, навязать ему выгодную для автора точку зрения, побудить его к выгодным для адресанта действиям. Искажение существующего положения дел свидетельствует об общей манипулятивной направленности содержания исследуемых текстов.

Манипулятивные способы подачи информации характеризуются «некритическим» восприятием со стороны адресата в отличие от прямых способов репрезентации информации, которые в обязательном порядке проходят стадию критической оценки. Манипулятивные речевые действия более эффективны, но в то же время и более опасны с точки зрения речевой агрессии и речевого насилия по отношению к читателю.

Таким образом, исследование содержания данных материалов позволяет обнаружить в коммуникативных действиях их автора две различные коммуникативные стратегии (речевые интенции): явную и скрытую. Явная, поверхностная, формальная воплощается по следующему когнитивному сценарию: «НКО обеспокоена проблемой неэффективного реформирования МВД и призывает власть и общественность активизировать действия, направленные на исправление данной ситуации». Глубинная, скрытая, истинная интенция реализуется следующим сценарием: «НКО не устраивает существование и функционирование МВД в нынешнем виде, поэтому она оказывает воздействие на власть и общественность в форме давления с целью вынудить государственные органы принять решения, направленные на изменение проводимой ими государственной политики, в частности, принять тот вариант реформирования МВД, который предлагается НКО, а именно: придать полиции исключительно сервисную функцию».

Использование речевых инструментов давления на оппонента свидетельствует о том, что в той концепции реформирования МВД, которую предлагает НКО, имеются какие-то недостатки и представителям НКО известно об этом. В противном случае не понадобилось бы использовать «запрещённые» приёмы убеждения. Таким образом, НКО стремится навязать власти заведомо в чём-то ущербную концепцию реформирования МВД.

Подобное речевое поведение со стороны НКО нарушает нормы речевой коммуникации, в частности принцип вежливости, и противоречит принятым в обществе нормам человеческого поведения, а потому содержит состав языкового правонарушения. Отсюда НКО нарушает не только этические нормы поведения, но и права граждан, и в первую очередь – нормы так называемого лингвистического права, т.е. право на достоверную информацию, на бесконфликтное общение и т.д. Содержание исследуемых текстов представляет собой акт вербальной агрессии по отношению к адресату (власти и общественности).

Об авторе

admin administrator